Статья 196. Преднамеренное банкротство

Преднамеренное банкротство, то есть совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо гражданином, в том числе индивидуальным предпринимателем, действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб, —

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо без такового.

Комментарий к Ст. 196 УК РФ

1. Действиями или бездействием, приводящими к невозможности исполнения в полном объеме обязательств перед кредиторами, считаются, в частности, создание искусственной кредиторской задолженности, умышленное неистребование дебиторской задолженности и др.

2. Для квалификации неважно, повлекли ли действия или бездействие такое последствие, как признание индивидуального предпринимателя либо возглавляемого им юридического лица банкротом. Необходимо лишь, чтобы деяние своим результатом имело крупный ущерб.

3. При совершении указанными в комментируемой статье субъектами действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, моментом причинения ущерба кредиторам следует считать срок, до истечения которого должник был обязан в соответствии с договором (ст. 314 ГК РФ) либо налоговым кодексом исполнить соответствующие обязательства и (или) обязанности. В этом случае преступление признается оконченным вне зависимости от вынесения арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, хотя действия виновного были заведомо направлены именно на банкротство должника. При этом следует учесть, что в отличие от ст. 195 в комментируемой статье отсутствует указание на совершение противоправных действий (бездействия) только при наличии признаков банкротства.

4. Субъективная сторона — прямой или косвенный умысел.

5. Субъект преступления определен в самой статье.

6. По смыслу закона причинившие крупный ущерб действия, заведомо влекущие неспособность юридического лица в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, квалифицируются по комментируемой статье лишь в том случае, когда виновный преследовал цель банкротства организации. Если установлено, что несмотря на наличие признаков банкротства, такая цель не преследовалась, содеянное должно квалифицироваться при наличии к тому и иных оснований по ч. 1 ст. 195 УК.

7. Продажа руководителем юридического лица имущества возглавляемой им организации по заведомо заниженной цене должна квалифицироваться как растрата, т.е. хищение чужого имущества, вверенного виновному, если он преследовал при этом корыстную цель, желая получить материальную выгоду для себя или других лиц за счет похищенного имущества. Главным же критерием здесь служит наличие либо отсутствие согласия учредителей на соответствующий «вывод активов». Если не сопровождающееся эквивалентным возмещением распоряжение имуществом в пользу третьего лица произошло помимо воли участников организации, то налицо признаки хищения.

Если же наряду со стремлением получить выгоду от растраты вверенного ему имущества виновный желал банкротства организации и осознавал, что его действия повлекут неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, чем будет причинен крупный ущерб, и такой ущерб действительно был причинен, содеянное по совокупности надлежит квалифицировать и по комментируемой статье.

Статья 196 УК РФ. Преднамеренное банкротство

Новая редакция Ст. 196 УК РФ

Преднамеренное банкротство, то есть совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо гражданином, в том числе индивидуальным предпринимателем, действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб, —

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо без такового.

Комментарий к Статье 196 УК РФ

1. Нормативный материал к статье указан в коммент. к ст. 195.

2. Объективная сторона преднамеренного банкротства состоит в осуществлении руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо индивидуальным предпринимателем деяний, заведомо влекущих неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

3. Указанные деяния (действия или бездействие) могут быть направлены на создание неплатежеспособности должника, на увеличение имеющейся неплатежеспособности.

В первом случае признаки банкротства юридического лица или индивидуального предпринимателя полностью отсутствуют до совершения деяния; во втором — признаки несостоятельности имеют место, но в меньшем размере.

4. Формы и способы создания или увеличения неплатежеспособности могут быть различными, они не влияют на квалификацию. Лицо может, например, досрочно погасить все свои кредиторские и иные задолженности или, напротив, предоставить кредиты или имущество в аренду физическим или юридическим лицам, которые заведомо не собираются их возвращать. Возможен перевод средств на счета других предприятий, с которых они снимаются. Преднамеренное банкротство может выразиться в получении кредитов под ведение какой-либо деятельности и в неосуществлении ее и др.

5. В результате преступления должен быть причинен крупный ущерб. Понятие последнего дано в примеч. к ст. 169.

6. Субъективная сторона характеризуется умышленной виной.

7. Субъектом преднамеренного банкротства является руководитель или учредитель (участник) юридического лица либо индивидуальный предприниматель.

8. Хищение не охватывается составом ст. 196; оно требует дополнительной квалификации.

9. Преступление отнесено законодателем к категории тяжких.

Другой комментарий к Ст. 196 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. В отличие от ст. 195 УК РФ в рассматриваемом преступлении признаки банкротства создаются специально, целенаправленно.

2. Объективная сторона характеризуется деянием (действием или бездействием), повлекшим неспособность должника удовлетворить имущественные требования кредиторов. К таким действиям можно отнести, например, получение или предоставление на невыгодных для себя условиях, заключение убыточных сделок, невзыскание кредиторской задолженности и т.п. В результате должны образоваться неплатежеспособность должника и признаки банкротства.

3. Уголовная ответственность предусмотрена при условии, если преднамеренное банкротство повлекло причинение крупного ущерба (свыше 1,5 млн. руб.).

4. Для привлечения к уголовной ответственности решение арбитражного суда о признании лица банкротом не обязательно.

5. Субъект — специальный, прямо указанный в законе. Арбитражные управляющие не могут быть субъектами этого преступления, поскольку к моменту наделения их полномочиями руководителя признаки банкротства уже существуют.

Статья 196 УК РФ. Преднамеренное банкротство

Преднамеренное банкротство, то есть совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо гражданином, в том числе индивидуальным предпринимателем, действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб, —

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо без такового.

Комментарии к ст. 196 УК РФ

1. В отличие от ситуации, которая имеется в виду в ст. 195 УК, здесь признаки банкротства создаются преднамеренно и целенаправленно.

2. О понятии банкротства и признаках банкротства см. коммент. к ст. 195.

3. Объективная сторона преднамеренного банкротства может осуществляться различными действиями (бездействием): разбазаривание своего имущества и имущества, предоставленного другими лицами; продажа имущества по заниженным ценам и совершение иных, заведомо убыточных сделок; заведомо невыгодное использование кредитов; предоставление кредитов или имущества в аренду лицам, которые не собираются их возвращать; отказ заключения выгодной сделки; невзыскание кредиторской задолженности и т.д.

Обязательным признаком является причинение такими действиями (бездействием) крупного ущерба, исчисляемого суммой, превышающей 250000 руб.

4. Дискуссионным является вопрос о необходимости решения арбитражного суда о банкротстве как преюдиционного акта для привлечения к уголовной ответственности по ст. 196. Представляется правильной позиция, отрицающая необходимость такого акта, поскольку неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей может быть установлена и помимо такого решения.

5. Преступление совершается с прямым умыслом. Мотивы преступления могут быть любыми, что не имеет квалифицирующего значения.

6. Субъект преступления специальный, непосредственно указанный в законе — руководитель юридического лица, учредитель (участник) юридического лица, индивидуальный предприниматель.

Арбитражные управляющие, которые выполняют полномочия отстраненного руководителя организации-должника, не могут совершить этого преступления, так как к моменту наделения их полномочиями руководителя организации признаки банкротства уже были.

О некоторых особенностях квалификации преднамеренных банкротств (ст. 196 УК РФ) (Финогенов А.В.)

Дата размещения статьи: 22.04.2015

В соответствии со статьей 196 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) под преднамеренным банкротством понимается совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо индивидуальным предпринимателем действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб.
———————————
СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2954.

Несмотря на внесенные законодателем в 2005 году в диспозицию ст. 196 УК РФ изменения , следует констатировать, что в судебной практике по-прежнему возникает много вопросов, связанных с толкованием данной правовой нормы и практическим ее применением.
———————————
Федеральный закон от 19.12.2005 N 161-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» // СЗ РФ. 2005. N 52 (ч. 1). Ст. 5574.

Это, в частности, вопросы, связанные с определением крупного ущерба, неспособности в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, вопросы оценки доказательств .
———————————
См., например: Кассационное определение Орловского областного суда от 26 сентября 2012 г. по делу N 22-2096/2012; Апелляционное определение Вологодского областного суда от 5 июня 2013 г. по делу N 22-910/2013; Апелляционное определение Верховного Суда Республики Дагестан от 20 августа 2013 г. по делу N 22-887; приговор Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 13 мая 2013 г. по делу N 1-108/2013; приговор Абинского районного суда Краснодарского края от 11 марта 2013 г. по делу N 1-34/13 // ГАС «Правосудие». URL: http://www.sudrf.ru.

Особенности определения крупного ущерба.
В соответствии со статьей 196 УК РФ крупный ущерб является обязательным элементом объективной стороны преднамеренного банкротства.
Отсутствие крупного ущерба не образует состава преступления и влечет оправдание подсудимого либо прекращение уголовного дела .
———————————
См., например: приговор Саровского городского суда Нижегородской области от 26 ноября 2010 г. по делу N 1-48/10; Кассационное определение Нижегородского областного суда от 8 апреля 2011 г. по делу N 22-2098; Постановление Бирского районного суда Республики Башкортостан от 20 июня 2013 г. по делу N 1-113/13 // ГАС «Правосудие». URL: http://www.sudrf.ru.

Необходимость определения размера ущерба обусловлена также тем обстоятельством, что именно наличием крупного ущерба деяние, указанное в ст. 196 УК РФ, отличается от административного правонарушения (ч. 2 ст. 14.12 КоАП РФ).
Правильное определение размера ущерба имеет значение при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности на основании ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, возможности разрешения гражданского иска.
Размер ущерба, причиненного в результате преднамеренного банкротства, влияет на характер и степень общественной опасности совершенного деяния и в силу части 3 ст. 60 УК РФ учитывается судом при определении вида и размера наказания.
Необходимо иметь в виду, что понятие и признаки крупного ущерба содержатся в примечании к статье 169 УК РФ, согласно которому крупным ущербом признаются стоимость, ущерб, доход либо задолженность в сумме, превышающей один миллион пятьсот тысяч рублей.
Изучение судебной практики показывает, что в результате действий виновного по умышленному созданию и увеличению неплатежеспособности организации (предприятия) или предпринимателя ущерб причиняется, как правило, нескольким кредиторам (государству, юридическим лицам, предпринимателям и гражданам).
В этом случае размер ущерба вследствие преднамеренного банкротства определяется судами путем суммирования размера ущерба, причиненного каждому потерпевшему.
Поэтому важное значение имеет то обстоятельство, чтобы ущерб, причиненный каждому из кредиторов, находился в прямой зависимости от действий (бездействия) виновного.
Таким образом, при определении общего (совокупного) размера ущерба обязательно нужно установить круг потерпевших, определить в денежном выражении размер ущерба, причиненного каждому потерпевшему, время причинения ущерба, а также установить, какие конкретно события и действия повлекли ущерб каждого кредитора.
Нарушение требований уголовного и уголовно-процессуального закона по исследованию и установлению всех обстоятельств, необходимых для определения ущерба, ведет к изменению объема обвинения и при определенных обстоятельствах — к необоснованному осуждению лица по статье 196 УК РФ и, как следствие, отмене либо изменению приговора суда.
Приговором Шарангского районного суда Нижегородской области от 30 декабря 2011 г. Л. осужден за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ и ст. 196 УК РФ.
Отменяя приговор суда в части осуждения Л. за преднамеренное банкротство ОАО «М», судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда указала следующее.
———————————
См.: Кассационное определение Нижегородского областного суда от 11 мая 2012 г. по делу N 22-3538/2012. URL.: http://oblsud.nnov.sudrf.ru/modules.php?name=bsr&op=print_text&srv_num=2&id=52400001206010851517501001151076&cl=1 (дата обращения: 20.09.2013).

Согласно приговору в результате совершения Л. сделок по отчуждению имущества акционерам ОАО «М» был причинен крупный ущерб. Однако судом не установлено и в приговоре не отражено, когда предъявляли эти акционеры к ОАО «М» денежные требования, в течение какого периода времени они не исполнялись. В деле не имеется и решения суда о взыскании с должника указанного ущерба в пользу его акционеров. Установление размера совокупных требований кредиторов и периода времени, в течение которого они не исполняются, необходимо для решения вопроса о наличии либо отсутствии признаков банкротства.
Из приговора суда также следует, что действиями Л. был причинен крупный материальный ущерб кредиторам ОАО «М». Однако в приговоре не отражено, из требований каких именно кредиторов и в каком размере у каждого из них складывается установленный судом ущерб. Не установив надлежащим образом круг кредиторов ОАО «М» и размер неудовлетворенных должником требований, суд тем самым не установил обязательный признак преднамеренного банкротства — крупный ущерб.
Изучение судебной практики показывает, что иногда суды включают в размер ущерба сумму задолженности, не связанную с совершенным деянием, например, общую сумму задолженности, имеющуюся у организации; задолженность, возникшую в тот период времени, когда виновный не являлся руководителем или учредителем .
———————————
См., например: Кассационное определение Новгородского областного суда от 18 сентября 2012 г. по делу N 22-1361/2012 // ГАС «Правосудие». URL: http://www.sudrf.ru.

Нередко при определении размера ущерба суды принимают во внимание общий размер требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов должника в процедуре банкротства.
В связи с этим обстоятельством необходимо иметь в виду, что по смыслу ст. 196 УК РФ причиненный ущерб могут образовывать лишь те действия (бездействие), в совершении которых осужденный признан виновным.
Показательным в этом смысле является следующий пример из судебной практики.
Приговором Свердловского районного суда г. Костромы от 23 ноября 2007 г. Е. был осужден по ст. 196 УК РФ.
Судебная коллегия по уголовным делам Костромского областного суда Кассационным определением от 29 января 2008 г. по делу N 22-80 изменила приговор по следующим обстоятельствам.
———————————
См.: Кассационное определение Костромского областного суда от 29 января 2008 г. по делу N 22-80 // СПС «КонсультантПлюс». URL: http://base.consultant.ru/ (дата обращения: 29.09.2013).

Суд первой инстанции, указывая в приговоре о причинении крупного ущерба в сумме 9269020 руб. 39 коп., из которой сумма 1710714,91 руб. представляет собой платежи в бюджеты разных уровней и внебюджетные фонды, не принял во внимание заключение экспертизы, согласно которой Е. произвел отчуждение имущества на сумму 7920030,13 руб. При этом сумма 9269020 руб. является общей задолженностью предприятия и установлена определением арбитражного суда.
Вывод суда о том, что получение Е. в период с 03.02.2003 по 09.07.2004 денежных средств в сумме 3320086 рублей в счет возврата займа в сумме 4300000 рублей по договору от 21.07.2003 N 1 является действием, направленным на умышленное банкротство, не мотивирован, противоречив и сделан без учета исследованных доказательств. Как видно из материалов дела, получение денег происходило в течение длительного времени. Однако суд не указал в приговоре, как это соотносится с временем регистрации предприятия ЗАО «К», признания его банкротом, наличием долгов.
При таких обстоятельствах судебная коллегия исключила из приговора суда эпизод, связанный с получением в период с 03.02.2003 по 09.07.2004 денежных средств в сумме 3320086 рублей, а также эпизод от 15 января 2004 г. о передаче имущества в счет займа на сумму 485636,70 рублей.
Важный вопрос, который должен быть решен судом в ходе судебного разбирательства, это вопрос о наличии надлежащих доказательств, подтверждающих факт причинения ущерба и его размер.
В соответствии с частью 1 статьи 74 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) доказательствами по уголовному делу могут являться любые сведения, на основе которых суд в порядке, определенном уголовно-процессуальным законом, может установить наличие крупного ущерба.
———————————
СЗ РФ. 2001. N 52 (ч. 1). Ст. 4921.

Нужно знать, что при установлении факта ущерба и определении его размера могут использоваться любые доказательства, которые получены с соблюдением требований УПК РФ (ч. 1 ст. 75 УПК РФ). Доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу приговора. Такие доказательства являются недопустимыми.
Другим обязательным условием правильного определения размера ущерба является соблюдение судом правил оценки доказательств, содержащихся в части 1 ст. 88 УПК РФ, согласно которой каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.
Анализ судебной практики показывает, что при исследовании обстоятельств, связанных с причинением в результате преднамеренного банкротства крупного ущерба, имеют место случаи нарушения судами правил оценки доказательств.
Так, по уголовному делу по обвинению Р. в преднамеренном банкротстве ООО «М» суд первой инстанции при определении размера ущерба в результате продажи 37 объектов недвижимого имущества в качестве доказательств, подтверждающих стоимость этих объектов, руководствовался заключениями оценочных экспертиз N 861 (1) и N 861 (2).
———————————
См.: Кассационное определение Вологодского областного суда от 6 июля 2012 г. по делу N 22838/2012. URL: http://pravo.ru/store/doc/doc/Opredelenie_6_june_2012.pdf (дата обращения: 21.09.2013).

Кассационный суд не согласился с позицией суда первой инстанции о допустимости указанных экспертных заключений в качестве доказательств стоимости спорных объектов недвижимого имущества и исключил их из числа доказательств по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, оценочные экспертизы N 861 (1) и N 861 (2) были проведены организацией ООО «В». Отчет оценщиков подписан экспертами-оценщиками М. и Г. Из показаний М. и Г. следует, что М. не являлся штатным экспертом ООО «В», а эксперт Г. в период производства экспертизы в данном экспертном учреждении не работала, факт ее участия при проведении экспертизы и подписи от ее имени сфальсифицированы. В материалах дела отсутствуют доказательства того, что М. имел лицензию на производство оценочных экспертиз, являлся индивидуальным предпринимателем и в соответствии с Федеральным законом от 29 июля 1998 года N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» вправе был проводить оценку.
Кассационным судом признано недопустимым доказательством также заключение комиссионной судебно-экономической экспертизы N 10132, поскольку у эксперта Л. не было допуска для производства экспертизы. Из свидетельства N 012479 на право самостоятельного производства судебных экспертиз следует, что право производства финансово-кредитных экспертиз предоставлено Л. лишь с 13 ноября 2010 г.
При таких обстоятельствах кассационный суд при определении стоимости 37 объектов недвижимого имущества принял во внимание стоимость этих объектов, установленную приговором суда по другому уголовному делу по тем же обстоятельствам, и уменьшил размер ущерба.
По другому уголовному делу при определении рыночной стоимости дизель-электрического несамоходного плавучего крана, реализованного З., суд первой инстанции руководствовался данными о стоимости крана, содержащимися в отчете независимого оценщика.
———————————
См.: приговор Юсьвинского районного суда Пермского края от 3 апреля 2013 г. по делу N 1-27/2013 г., Апелляционное определение Пермского краевого суда от 5 июня 2013 г. по делу N 22-3737/2013 // ГАС «Правосудие». URL: http://www.sudrf.ru.

Суд апелляционной инстанции изменил приговор суда и уменьшил размер ущерба, причиненного действиями З. При этом апелляционный суд, руководствуясь статьей 90 УПК РФ, принял во внимание рыночную стоимость дизель-электрического несамоходного плавучего крана, установленную определением арбитражного суда по делу о банкротстве ООО «Л».
В силу ст. 196 УК РФ обязательным признаком преднамеренного банкротства является неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.
В связи с этим обстоятельством возникает вопрос, какие обстоятельства могут свидетельствовать о наличии признака неспособности?
Изучение судебной практики показывает, что в большинстве случаев при определении данного признака преднамеренного банкротства в качестве доказательства суды принимают во внимание факт наступившей неплатежеспособности организации или предпринимателя, подтвержденный решением арбитражного суда о признании должника банкротом.
Означает ли это, что принятие арбитражным судом решения о признании должника несостоятельным (банкротом) является обязательным условием привлечения к уголовной ответственности по ст. 196 УК РФ? Во всех ли случаях такое решение может являться надлежащим доказательством неспособности юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей?
Автор статьи считает, что для привлечения к уголовной ответственности за преднамеренное банкротство такого судебного решения не требуется, поскольку в диспозиции статьи 196 УК РФ отсутствует указание на возникновение у юридического лица или индивидуального предпринимателя признаков несостоятельности (банкротства) в качестве последствий совершенного деяния. Отсутствует также указание на необходимость установления признаков банкротства либо неплатежеспособности в установленном действующим законодательством порядке, например, при условии возбуждения арбитражным судом дела о несостоятельности (банкротстве) или принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом.
Анализ судебной практики показывает, что решение арбитражного суда о признании должника банкротом не является обязательным условием наступления уголовной ответственности и оценивается судами в качестве одного из доказательств в совокупности с другими доказательствами по правилам ст. ст. 17, 87, 88 УПК РФ.
Так, например, при рассмотрении Аликовским районным судом Чувашской Республики уголовного дела по обвинению П. в преднамеренном банкротстве КФХ «К» признак неспособности КФХ «К» в полном объеме удовлетворить требования его кредитора был установлен судом исходя из того, что осуществление П. сделок по отчуждению имущества КФХ «К» на сумму 3566372 рубля исключило возможность обращения взыскания на долю П. и долю его супруги в общем имуществе хозяйства. При этом судебными приставами принимались меры по обращению взыскания на имущество предприятия, что подтверждается исполнительным производством, возбужденным на основании решения районного суда о взыскании с П. задолженности по кредиту в пользу Сбербанка.
———————————
См.: Кассационное определение Верховного Суда Чувашской Республики от 11 сентября 2012 г. по делу N 22-2949. URL: http://vs.chv.sudrf.ru/modules.php?name=bsr&op=show_text&srv_num=1&id=21400001209250943176091001656401 (дата обращения: 01.05.2013).

По другому делу, отклоняя доводы надзорной жалобы осужденной Ш. о том, что решением арбитражного суда о признании банка «И» несостоятельным (банкротом) не установлено признаков фиктивного и преднамеренного банкротства банка, суд надзорной инстанции исходил из того обстоятельства, что для привлечения к уголовной ответственности по ст. 196 УК РФ не требуется решение арбитражного суда о признании должника банкротом. Определение признаков преднамеренного банкротства производится с помощью соответствующей экспертизы или иной проверки. Неспособность юридического лица в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей может быть установлена помимо решения арбитражного суда о банкротстве.
———————————
См.: Постановление Московского городского суда от 19 октября 2010 г. N 4у/6-7416/10. URL: http://mosgorsud.ru/modules.php?name=bsr&op=show_text&srv_num=1&id=9914733013208735b86ebaf586605fea (дата обращения: 01.11.2013).

Необходимо иметь в виду, что неплатежеспособность юридического лица и индивидуального предпринимателя и признание их арбитражным судом несостоятельными (банкротами) могут быть обусловлены обстоятельствами, не находящимися в прямой зависимости от действий (бездействия) подсудимого, и не охватываемыми их умыслом.
Появлению признаков неплатежеспособности могут способствовать объективные причины, такие как: убыточность финансово-хозяйственной деятельности; низкая рентабельность производства; изношенность оборудования; рост кредиторской задолженности; неэффективная производственная деятельность; низкая платежная дисциплина контрагентов; резкое повышение рыночных цен на сырье и материалы, а также другие факторы.
Приведем конкретный пример.
Приговором Куюргазинского районного суда Республики Башкортостан , оставленным без изменения Кассационным определением Верховного Суда Республики Башкортостан от 26.04.2012, Л. оправдан по обвинению в совершении преднамеренного банкротства СПК «К» в связи с отчуждением имущества кооператива по договору купли-продажи от 18.06.2007 N 1.
———————————
См.: Приговор Куюргазинского районного суда Республики Башкортостан от 21 февраля 2012 г. по делу N 1-1/2012. URL: http://kuiurgazinsky.bkr.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=87976503&delo_id=1540006&text_number=1 (дата обращения: 15.09.2013).

Проанализировав финансово-экономическое положение СПК «К», суд установил, что уже по состоянию на 01.01.2007, то есть за восемь месяцев до назначения Л. руководителем, хозяйство не имело в распоряжении свободных денежных средств, краткосрочных финансовых вложений и дебиторской задолженности, было финансово неустойчивым. Из показаний свидетелей К.В. и К.Т. следует, что задолженность кооператива по налогам копилась с 90-х годов. Также накопилась задолженность по зарплате, имелась задолженность по кредиту; долги передавались из года в год, тянулось все с 2005 года. Согласно показаниям конкурсного управляющего СПК «К» Р., долги кооператива по налогам, взносам, пеням и штрафам идут с 2004 года. Указанное обстоятельство подтверждается годовыми балансами, а также документами о наличии задолженности в бюджет с 2005 года. По результатам проведения финансово-аналитической экспертизы от 18.11.2007 дать ответ на вопрос, каким образом на финансовое состояние СПК «К» повлияли операции по отчуждению активов, осуществленные в рамках договора купли-продажи от 18 июня 2007 года N 1, не представилось возможным. Свидетели: А.Г., С., Г., М., Б., Р., Я., О., В. — показали, что с приходом Л. на должность руководителя СПК «К» положение в кооперативе улучшилось: работникам начали выплачивать зарплату, закупалась техника, работала столовая, пекарня, магазин.
При таких обстоятельствах суд пришел к выводу об отсутствии в действиях Л. состава преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ.

Особенности определения субъекта преднамеренного банкротства

Особенности определения субъекта преднамеренного банкротства

Кто может являться субъектом преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ

Каковы особенности квалификации преднамеренных банкротств, совершенных в соучастии

В статье рассмотрены особенности квалификации по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 196 УК РФПреднамеренное банкротство»), на основании изучения судебных решений (приговоров, кассационных определений, постановлений судов надзорной инстанции) 1 . Обращено внимание на те обстоятельства, которые необходимо исследовать и установить суду при определении субъекта преступления по ст. 196 УК РФ и квалификации действий лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, а также проблемы, которые вызывают сложности при рассмотрении уголовных дел данной категории.

Субъект преступления

В соответствии с диспозицией ст. 196 УК РФ под преднамеренным банкротством понимается совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо индивидуальным предпринимателем действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб.

Из содержания диспозиции ст. 196 УК РФ также следует, что субъектом преднамеренного банкротства может быть только вменяемое на момент совершения преступления физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста и являющееся руководителем юридического лица либо его участником (учредителем), а также индивидуальный предприниматель.

Анализ судебной практики по делам о преднамеренных банкротствах свидетельствует о том, что субъектами данных преступлений в основном являются руководители и (или) учредители (участники) хозяйственных обществ, выполняющие организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции, связанные с распоряжением имуществом и финансами обществ, ответственные за организацию бухгалтерского учета и соблюдение законодательства при выполнении финансово-хозяйственных операций, являющиеся единоличным исполнительным органом юридического лица, имеющие право первой подписи в финансовых документах, осуществляющие руководство текущей деятельностью без доверенности, имеющие право действовать от имени юридического лица, в том числе представлять его интересы.

В качестве допустимых и относимых доказательств при рассмотрении судами уголовных дел о преднамеренных банкротствах используются любые доказательства, предусмотренные действующим законодательством и подтверждающие должностное положение руководителей юридических лиц. К документам, подтверждающим должностное положение руководителей юридических лиц, относятся, в частности, учредительные документы: устав юридического лица либо выписка из Единого государственного реестра юридических лиц, решение собственника юридического лица о наделении конкретного лица полномочиями руководителя (решение, приказ о приеме на работу, распоряжение), решение (протокол) общего собрания акционеров (учредителей) юридического лица, трудовой договор, должностная инструкция и т. п.

Особенности ответственности лица, не являющего субъектом преступления

В практике возникают ситуации, когда в действиях привлекаемого к уголовной ответственности лица имеются признаки объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ, но это лицо не является руководителем, учредителем либо индивидуальным предпринимателем, то есть формально не подпадает под понятие субъекта данного преступления. Имеющаяся судебная практика свидетельствует о том, что такое лицо может быть привлечено к уголовной ответственности по ст. 196 УК РФ. При квалификации действий таких лиц необходимо иметь в виду следующие особенности. Частью 4 ст. 34 УК РФ установлено, что лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанного в соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса РФ, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника.

Из практики.Приговором Грязовецкого районного суда Вологодской области от 29.03.2010 А. признана виновной в растрате, то есть хищении вверенных кредитных денежных средств, совершенной с использованием своего служебного положения, в крупном размере, а также в преднамеренном банкротстве ООО «Н.».
Судом действия А. были квалифицированы по п. «б» ч. 3 ст. 160, ч. 2 ст. 201 и ст. 196 УК РФ.
Кассационным определением Вологодского областного суда от 08.07.2010 по делу № 22-1290 приговор Грязовецкого районного суда от 29.03.2010 в отношении А. изменен: ее действия переквалифицированы с п. «б» ч. 3 ст. 160 УК РФ на ч. 3 ст. 160 УК РФ; исключено указание об осуждении А. по ч. 2 ст. 201 УК РФ как излишне вмененное.
Президиум Вологодского областного суда, рассмотрев материалы уголовного дела по надзорной жалобе адвоката осужденной В., изменил приговор суда первой инстанции и определение кассационного суда в части квалификации действий А. по ст. 196 УК РФ по следующим основаниям.
В соответствии с нормой ст. 196 УК РФ субъект данного преступления специальный: руководитель или учредитель (участник) юридического лица, а также индивидуальный предприниматель. Как следует из материалов дела, решением собрания учредителей от 17.09.1998 и приказом от 21.09.1998 № 1/к генеральным директором ООО «Н.» назначен Ш.
Приказом от 26.10.2001 № 221/к А. назначена директором по экономике и финансовым вопросам ООО «Н.». Согласно должностной инструкции директор по экономике и финансам – начальник экономического отдела подчиняется непосредственно генеральному директору.
При указанных обстоятельствах действия А. подлежали квалификации по ч. 5 ст. 33, ст. 196 УК РФ как пособничество в преднамеренном банкротстве.
Постановлением президиума Вологодского областного суда от 22.11.2010 № 44-у-74 приговор Грязовецкого районного суда и кассационное определение Вологодского областного суда в отношении осужденной А. изменены. Действия осужденной переквалифицированы со ст. 196 УК РФ на ч. 3 ст. 33, ст. 196 УК РФ 2 .

Номинальное и фактическое руководство организацией

Еще один вопрос, который возникает при рассмотрении уголовных дел по ст. 196 УК РФ: может ли являться субъектом данного преступления, лицо, не являющееся номинальным (формальным) руководителем юридического лица.

Судебная практика дает на этот вопрос положительный ответ.

Из практики. Приговором Волгодонского районного суда Ростовской области от 03.08. 2012 А. был осужден по ч. 3 ст. 33, ст. 196 УК РФ за организацию и руководство преднамеренного банкротства ОАО «Э.», а также совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 30, и ст. 199.2 УК РФ.
Проверив материалы уголовного дела по кассационным жалобам осужденного, Ростовский областной суд кассационным определением от 17.10.2012 по делу № 22-7766 оставил приговор суда первой инстанции без изменения.
При этом кассационный суд согласился с выводами суда первой инстанции о причастности именно А. к совершению преступлений, указав следующее.
Организаторская роль осужденного в приобретении прав на недвижимое имущество путем обмана, в сокрытии денежных средств от налогов и в преднамеренном банкротстве подтверждается показаниями свидетелей С., С. и Г., данными на предварительном следствии. Согласно этим показаниям все решения по данным вопросам принимал именно А., что также подтверждается фонограммой телефонных переговоров осужденного. Из представленных стороной обвинения доказательств следует, что осужденный был осведомлен об отсутствии у ОАО «Э.» законных оснований претендовать на получение права собственности на недвижимое имущество. Об этом свидетельствуют, в том числе, показания свидетеля С., которому, со слов свидетеля Я., стало известно о даче А. указания о фальсификации документов.
Из показаний допрошенных свидетелей также следует, что именно осужденный являлся фактическим руководителем общества, а его указания были обязательными для исполнения всеми работниками. Данные показания объективно подтверждаются записями телефонных переговоров 3 .

Любопытен и другой пример, в котором обвинение и судебные инстанции, оценивая фактическую роль подсудимого в инкриминируемом преступлении, оценили действия номинального руководителя, как не криминальные ввиду того, что последний не был осведомлен о преступных намерениях фактического руководителя.

Из практики. Приговором Шумерлинского районного суда от 29.06.2012 бывший заместитель главы администрации города по вопросам строительства и жилищно-коммунального хозяйства Э. был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 176 УК РФ (незаконное получение кредита – 2 эпизода) и ст. 196 УК РФ (преднамеренное банкротство).
В ходе судебного разбирательства было установлено, что в ноябре 2009 года Э., фактически участвуя вопреки установленным запретам в управлении ООО «Р.», учредителем и директором которого он являлся до вступления в должность заместителя главы администрации г. Шумерли, с целью извлечения прибыли понуждал руководителей двух городских муниципальных предприятий жилищно-коммунального хозяйства к заключению гражданско-правовых договоров на поставку для нужд указанных организаций горюче-смазочных материалов из ООО «Р.», в противном случае угрожал им увольнением. Таким образом, злоумышленник, незаконно ограничивая самостоятельность муниципальных предприятий и вмешиваясь в их деятельность, предоставлял созданной им коммерческой организации преимущества и покровительство.
Кроме того, в 2009–2010 годах с целью получения кредитов для ООО «Р.» и не намереваясь в последующем исполнять обязательства по кредитным договорам, обвиняемый дважды представлял в банк не соответствующие действительности документы о хозяйственном положении указанной организации, указывая в них сведения, свидетельствующие о значительно лучшем ее финансовом состоянии, чем оно было в действительности.
В результате заемщику были выданы два кредита по 18,5 млн руб. каждый, которые в последующем в установленные сроки возвращены не были, а кредитору с учетом суммы неполученных процентов был причинен ущерб на общую сумму свыше 38,5 млн руб. В 2010 году по указанию Э. его мать, являвшаяся номинальным директором ООО «Р.», продала имущество фирмы, а вырученными денежными средствами обвиняемый распорядился по своему усмотрению. В результате неплатежеспособность предприятия была увеличена более чем на 24 млн руб., и в январе 2011 года решением Арбитражного суда Чувашской Республики ООО «Р.» было признано банкротом.
Проверив обоснованность осуждения Э. по ч. 1 ст. 176 (по двум эпизодам) и ст. 196 УК РФ, судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Чувашской Республики согласилась с выводом суда первой инстанции о доказанности вины осужденного в совершении указанных преступлений.
При этом судебная коллегия отклонила доводы кассационных жалоб осужденного Э. и его адвоката о том, что Э. не является субъектом преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ, обосновав это следующим.
Располагая документами о сложении Э. полномочий директора и выходе из числа учредителей данного общества, суд, тем не менее, пришел к правильному выводу о том, что указанные действия лишь создали видимость исполнения требований закона о запрете муниципальному служащему заниматься предпринимательской деятельностью лично либо через своего представителя. Фактически же Э. и далее продолжал выполнять функции руководителя и учредителя общества при наличии номинального директора – Ф., которая выдала ему доверенность с правом действия от имени ООО «Р.», а сама выполняла его указания. Указанный вывод соответствует фактическим обстоятельствам дела и подтверждается показаниями свидетелей: той же Ф., работников ООО «Р.», директора ЗАО «Г.», сотрудника банка – М. и других лиц.
Кассационный суд указал, что как фактический руководитель юридического лица, совершивший преступление с использованием не осведомленного о его преступных намерениях юридического руководителя, Э. в силу ч. 2 ст. 33 УК РФ несет уголовную ответственность как исполнитель 4 .

Совершение преступления двумя и более лицами

В судебной практике встречаются случаи рассмотрения уголовных дел о преднамеренных банкротствах в отношении нескольких лиц. Ответ на вопрос о том, в каких случаях действия виновных в преднамеренном банкротстве лиц могут быть квалифицированы как совершенные группой лиц по предварительному сговору, дается в общей норме УК РФ. Так, соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления (ст. 32 УК РФ). Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления (ч. 2 ст. 35 УК РФ).

Из практики. Приговором Новгородского районного суда Новгородской области от 22.06.2012 генеральный директор ООО «Нов.» Ш. и его заместитель Б. были признаны виновными в преднамеренном банкротстве указанного предприятия.
Как установлено судом, Ш. и Б. с целью завладения имуществом ГОУП ЖКХ «Н.» и создания новой коммерческой структуры, разработали схему банкротства ГОУП ЖКХ. Под видом реорганизации жилищно-коммунального хозяйства области, в октябре 2005 года был создан некоммерческий фонд «Развитие жилищно-коммунального хозяйства области». В ноябре 2005 года ГОУП ЖКХ «Н.» и некоммерческий фонд учредили ООО «Нов.» с уставным капиталом 988 млн 410 тыс. руб. ГОУП ЖКХ «Н.» внесло в уставный капитал общества имущество на сумму 988 млн 400 тыс. руб., что составляет 99,999% от суммы уставного капитала, некоммерческий фонд внес 10 тыс. руб., что составляет 0,001% от суммы уставного капитала. В уставный капитал вошла практически вся инженерная инфраструктура: теплотрассы, котельные, насосные станции, что лишило возможность ГОУП ЖКХ «Н.» осуществлять уставную деятельность и повлекло неплатежеспособность предприятия и задолженность перед кредиторами на сумму свыше 850 млн руб., перед ПФР на сумму 69 402 297 руб. и перед ФНС России на сумму 7 503 194,70 руб.
Таким образом, Ш. и Б. путем уменьшения активов предприятия умышленно создали неплатежеспособность ГОУП ЖКХ «Н.».
Определением Арбитражного суда Новгородской области от 12.03.2007 на основании заявления кредитора в отношении ГОУП ЖКХ «Н.» была введена процедура банкротства – наблюдение и утвержден временный управляющий.
В ходе разбирательства в суде первой инстанции подсудимые свою вину не признали и подали кассационные жалобы на приговор.
Проверив в кассационном порядке материалы уголовного дела в отношении Ш. и Б., судебная коллегия по уголовным делам Новгородского областного суда согласилась с выводом суда первой инстанции о виновности подсудимых в преднамеренном банкротстве ГОУП ЖКХ «Н.», указав следующее.
На момент передачи имущества из ГОУП ЖКХ «Н.» в уставный капитал ООО «Нов.» Ш. являлся руководителем ГОУП ЖКХ «Н.», Б. – директором ООО «Нов.»; на момент передачи имущества из ГОУП ЖКХ «Н.» в ООО МП ЖКХ «Н.» Б. являлся руководителем ГОУП ЖКХ «Н.», Ш. – директором ООО «Нов.».
Определениями Арбитражного суда Новгородской области от 30.09.2011 сделка по передаче ГОУП ЖКХ «Н.» имущества стоимостью 1 млн 425 тыс. руб. в пользу ООО «МП ЖКХ «Н.», а также сделка по передаче ГОУП ЖКХ «Н.» имущества стоимостью 988 млн 400 тыс. руб. в пользу ООО «Нов.» были признаны недействительными, в том числе по тому основанию, что данные сделки были совершены заинтересованными лицами – Ш. и Б.
Указанными определениями также установлено, что изъятие имущества (производственных фондов, транспортных средств и др.) полностью лишало должника (ГОУП ЖКХ «Н.) возможности осуществления уставных видов деятельности в сфере оказания услуг по эксплуатации жилого фонда, а дополнительные виды деятельности, внесенные в устав за неделю до изъятия имущества, имели целью лишь сгладить явное несоответствие предпринятых мер по изъятию имущества и уставных задач должника.
Судебная коллегия также указала, что Ш. и Б. поочередно занимали должности руководителей ГОУП ЖКХ «Н.» в момент передачи основных производственных фондов – имущества теплоэнергетического и водоканализационного хозяйства в качестве вкладов в уставные капиталы обществ с ограниченной ответственностью, совместно и поочередно готовили документы для совершения указанных сделок, финансово-экономические обоснования, стали в последующем руководителями учрежденных обществ.
В процессе реализации умысла, единого для Ш. и Б., совершая продолжаемое преступление по предварительному сговору группой лиц, каждый из осужденных являлся руководителем должника, то есть субъектом преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ.
В соответствии с трудовыми договорами Ш. и Б. каждый из них, являясь генеральным директором ГОУП ЖКХ «Н.», обязан был добросовестно руководить предприятием, обеспечивать выполнение установленных для предприятия основных экономических показателей и осуществлять иные полномочия, установленные законодательством, уставом предприятия и трудовым договором; не допускать принятия решений, которые могут привести к банкротству предприятия.
Однако фактическими согласованными действиями по передаче имущества, без которого оказалась невозможной основная деятельность ГОУП ЖКХ «Н.», осужденные совершили именно преднамеренное банкротство юридического лица, поскольку эти действия заведомо влекли неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, что было очевидно для осужденных.
Наличие в действиях Ш. и Б. прямого умысла на преднамеренное банкротство ГОУП ЖКХ «Н.» подтверждается показаниями свидетеля М., согласно которым Ш. и Б. в 2006 году говорили ему, что цель реорганизации предприятия должника – уход от долгов.
Осужденные также не отрицали, что на момент передачи имущества из ГОУП ЖКХ «Н.» во вновь созданные ООО им было известно о наличии у него большой кредиторской задолженности, а также понимали, что зарегистрированные и возглавляемые ими общества с ограниченной ответственностью не несут ответственности по обязательствам должника.
При таких обстоятельствах кассационный суд согласился с выводом суда первой инстанции о виновности Ш. и Б. в преднамеренном банкротстве ГОУП ЖКХ «Н.» и необходимости квалификации их действий как совершения преднамеренного банкротства группой лиц по предварительному сговору 5 .

Аналогичное по сути деяние описывается и в следующем примере.

Из практики. Приговором Дмитровского районного суда Орловской области от 20.12.2010 глава администрации Дмитровского района П. был осужден за пособничество в преднамеренном банкротстве (ч. 5 ст. 33, ст. 196 УК РФ) и превышение должностных полномочий (ч. 2 ст. 286 УК РФ). Этим же приговором директор ООО «С.» К. осужден за преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ) и подстрекательство к превышению должностных полномочий (ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 286 УК РФ).
В ходе судебного разбирательства было установлено, что в октябре 2007 года П. по обращению К., являвшегося на тот момент директором муниципального унитарного ремонтно-эксплуатационного предприятия «Ж.» (МУРЭП), издал организационно-распорядительные документы об изъятии из хозяйственного ведения данного предприятия административных и производственных зданий, оборудования и другого имущества общей стоимостью свыше 13 млн руб. и передаче его в бюджет района. При этом П. и К. знали, что при наличии кредиторской задолженности предприятия перед бюджетами различных уровней в сумме свыше 8 млн руб., оно имело реальную возможность погасить долг за счет имеющихся активов.
В результате МУРЭП «Ж.», которое выполняло работы по обеспечению надлежащего санитарного состояния жилого и нежилого фонда района, производству и передаче тепловой энергии, бесперебойной работы сооружений водопроводно-канализационного хозяйства, решением Арбитражного суда Орловской области от 26.05.2008 было признано банкротом, а его имущество, переведенное в казну, передано по договорам аренды во вновь созданное К. ООО «С.» с теми же функциями.
Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Орловского областного суда от 11.02.2011 приговор в отношении П. был изменен: уточнена описательно-мотивировочная часть приговора с указанием на квалификацию действий К. вместо ошибочного указания П. В остальном приговор оставлен без изменения.
Постановлением президиума Орловского областного суда от 12.04.2012, проверившим по надзорной жалобе П. законность и обоснованность его осуждения, приговор суда первой инстанции и кассационное определение оставлены без изменения.
Отклоняя доводы осужденного П. о его невиновности и об отсутствии данных, свидетельствующих о том, что ему было известно о намерении К. совершить действия, связанные с преднамеренным банкротством МУРЭП «Ж.», надзорная инстанция указала следующее.
Как установлено в ходе судебного разбирательства, П. оказал пособничество директору МУРЭП «Ж.» К. в совершении действий, заведомо влекущих неспособность указанного юридического лица осуществлять свою деятельность. Об этом свидетельствует то обстоятельство, что под влиянием убеждения со стороны К. путем направления письма П. последний согласился на совершение действий, направленных на незаконное изъятие из хозяйственного ведения МУРЭП «Ж.» большей части муниципального имущества, используемого в работе предприятия. При этом П. осознавал, что в результате изъятия данного имущества предприятие не сможет осуществлять уставную деятельность, реализовывать цели и задачи, для которых оно создано, не сможет произвести расчеты с кредиторами, которым будет причинен крупный ущерб, и наступит его банкротство. Тем самым П. вступил в преступный сговор с К., направленный на преднамеренное банкротство МУРЭП «Ж.».
Свидетельскими показаниями в ходе судебного разбирательства подтверждено, что между К. и П. сложились дружеские отношения. О характере их взаимоотношений, а также об умысле осужденного П. свидетельствует то обстоятельство, что письмо К. об изъятии имущества МУРЭП «Ж.» не было зарегистрировано в журнале входящей корреспонденции администрации района и было исполнено на следующий же день.
Таким образом, изъятие имущества из хозяйственного ведения МУРЭП «Ж.» в итоге привело к невозможности дальнейшего осуществления этим предприятием уставных видов деятельности в прежнем объеме, что повлекло ухудшение его финансового состояния и платежеспособности, а также невозможности обращения взыскания на имущество, находившееся в хозяйственном ведении предприятия, для погашения обязательств предприятия перед кредиторами, и, как следствие, к неспособности указанного предприятия в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в крупном размере.
Рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного П. на приговор Дмитровского районного суда от 20.12.2010, кассационное определение Орловского областного суда от 11.02.2011 и постановление президиума Орловского областного суда от 12.04.2012, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ согласилась с выводами нижестоящих судов об обоснованности осуждения П. за пособничество в преднамеренном банкротстве, а также в совершении главой органа местного самоуправления действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов организаций, охраняемых законом интересов общества 6 .

Соблюдение требований УПК РФ при постановлении приговора

Анализ судебной практики показал, что при рассмотрении уголовных дел и постановлении приговора в отношении лиц, совершивших преднамеренное банкротство в соучастии, необходимо обратить внимание на требования УПК РФ. Хотя описанный ниже пример ошибки суда можно назвать универсальным, специфика преднамеренного банкротства, совершенного несколькими лицами, диктует такую необходимость.

В соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 7 постановления Пленума Верховного суда РФ от 29.04.1996 № 1 «О судебном приговоре» (в ред. постановления Пленума ВС РФ от 06.02.2007 № 7), суд не должен допускать в приговоре формулировок, свидетельствующих о виновности в совершении преступления других лиц. Если дело в отношении некоторых обвиняемых выделено в отдельное производство, в приговоре указывается, что преступление совершено подсудимым совместно с другими лицами, без упоминания их фамилий.

Из практики. Президиум Московского областного суда, проверив по надзорному представлению заместителя Генерального Прокурора РФ материалы уголовного дела в отношении М., осужденного приговором Климовского городского суда Московской области от 26.02.2009 по ст. 196 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа условно с испытательным сроком на 2 года, пришел к выводу о необходимости изменения приговора суда по следующим основаниям.
Как следует из материалов в дела, в ходе предварительного расследования по уголовному делу в отношении М. было установлено, что к преступлению, в совершении которого обвинялся М., причастны также другие лица, место нахождения которых на тот момент не было установлено.
Однако в описательно-мотивировочной части приговора суд при описании совершенного М. преступного деяния указал, что он совершил преступление по предварительному сговору с конкретными лицами: П.-С.Х., П.В.В. и П.С.В., установив тем самым вину этих лиц. Однако судебное разбирательство в отношении П.-С.Х., П.В.В. и П.С.В. не проводилось.
При таких обстоятельствах приговор суда первой инстанции в отношении М. постановлением суда надзорной инстанции был изменен с исключением из его описательно-мотивировочной части указания о совершении преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ, П.-С.Х., П.В.В. и П.С.В.
Суд надзорной инстанции постановил считать, что преступление, предусмотренное ст. 196 УК РФ, совершено М. совместно с другими лицами, уголовное дело в отношении которых выделено в отдельное производство. В остальной части приговор суда первой инстанции был оставлен без изменения 7 .

1 По данным Судебного департамента при Верховном суде РФ (форма 10а), число осужденных по основной ст. 196 УК РФ в 2011 году составило 31 человек, в 2012 – 26.
2 См.: Обзор судебной практики Вологодского областного суда за II полугодие 2010 года (опубликовано 30.05.2011) [Электронный ресурс]. URL: http://oblsud.vld.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=348 (дата обращения 02.02.2013).
3 Официальный сайт Ростовского областного суда. URL: http://oblsud.ros.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=535622&delo_id=4&text_number=1 (дата обращения: 03.02.2013).
4 Кассационное определение ВС Чувашской Республики от 23.08.2012 по делу № 22-2796/2012 [Электронный ресурс]. URL: http://vs.chv.sudrf.ru/modules.php?name=bsr&op=show_text&srv_num=1&id=21400001208290759108591001595012 (дата обращения: 03.02.2013).
5 Кассационное определение Новгородского областного суда от 18.09.2012 по делу № 1-30-22-1361 [Электронный ресурс]. URL: http://oblsud.nvg.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=158907&delo_id=4&text_number=1 (дата обращения: 02.02.2013).
6 Определение Судебной коллегии ВС РФ от 01.08.2012 по делу № 37-Д12-18.
7Постановление Президиума Московского областного суда от 15.02.2012 по делу № 44у-16/12 [Электронный ресурс]. URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc .

Источник: Журнал «Уголовный процесс» № 7, Июль 2013

Ключевые слова: преднамеренное банкротство, ст. 196 УК РФ, субъект преднамеренного банкротства, ответственность за преднамеренное банкротство

Еще по теме:

  • Территориальная подсудность мировой суд г москвы Территориальная подсудность районных судов города Москвы Басманный районный суд города Москвы Расположение: ул. Каланчевская, дом 11. Ближайшая станция метро «Красные ворота». Территориальная подсудность Басманного районного суда […]
  • Конституционное право зарубежных стран учебник 2010 Конституционное (государственное) право зарубежных стран - в 4-х томах - Т 1 - 2 - Часть общая - ред Страшун Б.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран - в 4-х томах - Т 1 - 2 - Часть общая - ред Страшун Б.А. - 2000 Том […]
  • Адвокат по уголовным делам симферополь Адвокат по уголовным делам симферополь Ориентировочная стоимость уголовного адвоката: Устная (первая) консультация - бесплатно. Устная (повторная) консультация с изучением материалов уголовного дела - от 1000 рублей. Письменная […]
  • Куда подавать заявление на развод нижний новгород Куда подавать заявление на развод Добрый день. Если у Вас есть несовершеннолетний ребенок, то ГПК РФ позволяет Вам подать исковое заявление о расторжении брака по своему месту жительства. Если потребуется помощь в этом вопросе, […]
  • Дзержинск мировой суд 10 участок Мировой суд Дзержинск. Судебный участок 8 Организации Дзержинска Аварийные службы Автошколы Больницы и поликлиники Роддома и консультации ГИБДД и Полиция Суды и судебные приставы Детские сады ЖКХ Кинотеатры Дворцы […]
  • Форма заявление на отпуск по уходу за ребенком до 3 лет Заявление на отпуск по уходу за ребенком - бланк и образец Заявление на отпуск по уходу за ребенком дает возможность заявителю претендовать на положенные для такого случая пособия и компенсации. Наш материал поможет быстро и без хлопот […]