Уголовное право

В уголовном кодексе Украины 1960 г

. умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах было предусмотрено ст.93, а умышленное убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств, т.е. без признаков, предусмотренных ст.93 УК – было предусмотрено ст.94. В новом уголовном кодексе Украины 2001 года эти преступления объединены в одну статью 115 и имеют две части.

Рассмотрим статью 115 УК Украины в полном ее объеме:

Часть 1. Убийство, то есть умышленное противоправное причинение смерти

другому человеку, — наказывается лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет.

Часть 2. Умышленное убийство:

1) двух или более лиц;

2) малолетнего ребенка или женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

4) совершенное с особой жестокостью;

5) совершенное способом, опасным для жизни многих лиц;

6) из корыстных побуждений;

7) из хулиганских побуждений;

8) лица либо его родственника в связи с выполнением этим лицом служебного или общественного долга;

9) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение;

10) сопряженное с изнасилованием или насильственным удовлетворением половой страсти в извращенных формах;

11) совершенное по заказу;

12) совершенное по предварительному сговору группой лиц;

13) совершенное лицом, ранее совершившим умышленное убийство, за исключением убийства, предусмотренного статьями 116-118 УК Украины, — наказывается лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет или пожизненным лишением свободы, с конфискацией имущества в случае, предусмотренном пунктом 6 части второй статьи 115 УК Украины.

В пункте 6 части 2 статьи 115 УК Украины предусмотрено умышленное убийство из корысти. Такое убийство имеет место тогда, когда виновное лицо, лишая жизни потерпевшего, стремится достичь выгоды для себя или своих близких в частности:

а) завладеть имуществом потерпевшего или других лиц (деньгами, драгоценностями, ценными бумагами, имуществом);

б) получить выгоды имущественного характера (наследство и т.п.);

в) избавиться от материальных затрат (не возвращать долг, освободиться от выполнения обязанностей по содержанию потерпевшего).

В случае совершения умышленного убийства во время нападения с целью завладения чужим имуществом действия виновного лица следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 115 ч.2 п.6 и 187 (разбой) УК Украины.

Пункт 2 части 2 статьи 115 УК Украины предусматривает умышленное убийство женщины, заведомо для виновного, находящейся в состоянии беременности. Такое убийство имеет место в случае умышленного лишения жизни женщины, которая действительно находится в состоянии беременности, а виновный об этом состоянии достоверно знал. Срок беременности для квалификации значения не имеет. Так же п.2 ч.2 ст.115 УК Украины предусмотрена уголовная ответственность за убийство малолетнего ребенка. Возраст малолетнего ребенка законом определен, когда на момент совершения преступления ребенку не исполнилось 14 лет (п.17 постановления пленума Верховного Суда Украины от 27 марта 1997 года № 4).

Пункт 1 части 2 статьи 115 УК Украины предусматривает уголовную ответственность за умышленное убийство двух или более лиц, т.е. такое убийство, при котором лишение жизни нескольких человек охватывается единым умыслом виновного лица и совершается ,как правило, в одном месте и без значительного разрыва во времени. При этом мотивы, по которым лишаются жизни отдельные потерпевшие, могут быть разными (абз.1 п.11 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 11 марта 1994 г. № 1). Следует иметь в виду, что в п.1 ч.2 ст.115 УК Украины идет речь об умышленном убийстве двух или более лиц как об одном (единичном) преступлении, а не о двух или более умышленных убийствах, когда имеет множественность преступлений.

Умышленное убийство признается совершенным с особой жестокостью (п.4 ч.2 ст.115 УК Украины), когда лишение жизни потерпевшего сопровождается причинением ему или его близким особых страданий и это обстоятельство охватывалось умыслом виновного. Признак особой жестокости имеет место, в частности, в случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства потерпевший подвергался пыткам, истязаниям, мучениям, а также, когда умышленное убийство было совершено способом, заведомо для виновного связанным с причинением потерпевшему особых физических страданий; сжигание живого человека, длительное лишение еды или воды, умышленное убийство потерпевшего в присутствии его близких и т.п.

Умышленное убийство способом, опасным для жизни многих лиц (п.5 ч.2 ст.115 УК Украины) имеет место тогда, когда виновный, умышленно лишая жизни потерпевшего, сознавал, что применяет способ убийства, опасный для жизни не только одного человека (например, с целью убийства одного человека выбрал в многолюдном месте, действие взрывным убийством и т.п.).

Умышленное убийство из хулиганских побуждений (п.7 ч.2 ст.115 УК Украины), т.е. убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу, пренебрежения общечеловеческими правилами общения и нормами морали, в частности, умышленное убийство без каких-либо поводов или со стремлением использовать незначительный повод для действий виновного.

Убийство (ч.1 ст. 105 УК РФ): уголовно-правовая характеристика

Глава 1. Понятие убийства

1.1 Понятие убийства в науке уголовного права

1.2 Понятие убийства в уголовном законодательстве

Глава 2. Объективные признаки

2.1 Объект убийства

2.2 Объективная сторона убийства

Глава 3. Субъективные признаки

3.1 Субъект убийства

3.2 Субъективная сторона убийства

Глава 4. Отграничение убийства от несчастного случая и самоубийства. Особенности квалификации убийства

Список использованной литературы

Жизнь человека — самый ценный и хрупкий дар природы. Основные враги человеческой жизни — это жажда власти, корысть и болезни. Демографы утверждают, что половина жителей Земли умирают преждевременно и значительная часть из них — в результате насилия. В начале 90-х годов 20 века ежегодно на почве насилия на Земле умирало около 750 тыс. человек1. Насильственную смерть несут, прежде всего, войны, порождаемые жаждой власти и корыстью.

Жизни человека угрожают и многие другие опасности, не связанные непосредственно с войнами и службой в армии. Это, прежде всего самоубийства.

Особое место среди других опасностей для человеческой жизни занимают убийства. Они тяжело переживаются близкими потерпевшего, коллегами по работе, знакомыми, вызывают резкую отрицательную оценку со стороны общества. Здесь ситуация тоже неблагоприятная. Анализ показывает, что рост числа убийства в последние годы тесно связан с корыстными устремлениями преступников на базе передела собственности и крайне агрессивных способов завладения ею.

Убийства нередко маскируются под самоубийства, а число потерпевших в делах об убийствах, как правило, в статистике не учитывается: одно дело — единичное убийство, другое — не составляющие исключения случаи, когда убитыми оказываются несколько человек. К этому следует добавить, что остается не раскрытым каждое четвертое-пятое убийство, и преступники избегают уголовной ответственности.

Сложившаяся ситуация и намечаемая в результате прогноза перспектива свидетельствует о том, что провозглашенное в ст. 20 Конституции Российской Федерации право каждого человека на жизнь для многих граждан не имеет реальной гарантии. Оно лишь косвенно реализуется в уголовном преследовании лица, виновного в убийстве, и то, далеко не всегда. Уголовное преследование виновного для данного потерпевшего безразлично, так как его уже нет в живых. В этом случае речь идет о другом — о справедливом наказании лица, совершившего убийство, что безусловно важно для общества и для каждого гражданина. Раскрытие убийства и наказание убийцы повышает возможность реализации гражданами их конституционного права на жизнь.

В законодательстве всех стран убийство признается наиболее тяжким преступлением. Кроме того, убийство и другие посягательства на жизнь относятся к числу тех преступлений, которые часто вызывают серьезные трудности при расследовании, юридической квалификации и назначения наказания. Эти трудности обусловлены многообразием различных ситуаций совершения таких преступлений, зачастую с тщательной подготовкой к преступлению, сокрытием его следов, что приводит к искажению действительных признаков преступления. Все эти обстоятельства предопределили содержания курсовой работы. В ней исследуются различные аспекты общих условий квалификации преступлений против жизни, признаки состава преступления и их значение для квалификации преступлений, «простого» убийства, убийства при отягчающих и смягчающих обстоятельствах.

Основной целью дипломной работы является проведение анализа с правовой точки зрения состава преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ. При написании работы нами были поставлены следующая задача: анализ и правовая характеристика основного состава преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ.

Значительное внимание в своей работе я уделила отграничению убийства от самоубийства и несчастного случая, одного убийства от другого, убийства от доведения до самоубийства, а также разграничению преступлений против жизни и других преступлений, связанных с причинением смерти по неосторожности.

В своей работе я ссылалась на Уголовный кодекс, на постановления Пленума, на определения Верховного Суда СССР, которые хотя и утратили силу, но не потеряли консультативного значения как выражение определенной позиции судебной практики прошлых лет.

Глава 1. Понятие убийства

1.1 Понятие убийства в науке уголовного права

В действующем УК РФ, в отличие от уголовного закона 1960 г. впервые понятие убийства определено законодательно. Согласно ч. 1 ст.105 УК РФ убийством признается умышленное причинение смерти другому человеку.

Данное определение является итогом многолетней дискуссии в науке уголовного права, которая развивалась еще с начала 40-х годов. В ней приняли участие многие видные российские ученые в области уголовного права.

Сам термин “убийство” утвердился в российском уголовном праве во второй половине XIX века. Согласно Русской правде – это “душегубство”, по Своду законов Российской империи 1832 г. – “смертоубийство”. Неоднократно высказывались мнения о том, что, несмотря на простоту термина “убийство”, он по-разному понимается в различных сферах человеческой жизни. Он имеет научное, правовое, медицинское, бытовое толкование. В уголовном же праве понятие убийства более узкое, так как требует указания на определенные признаки, которые бы свидетельствовали о совершении преступления. В связи с этим многие авторы предлагали свои определения данного понятия. Так, Э. Ф. Побегайло определял убийство как «общественно опасное, уголовно — противоправное умышленное лишение жизни другого человека»2.

С. В Бородин пишет: « Убийство — это предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса виновное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть»3.

М. К Аниянц считал, что «Убийство — это противоправное умышленное или неосторожное лишение человека жизни»4.

М. Д Шаргородский наоборот полагал, что неосторожное лишение жизни не следует называть убийством. При этом он ссылался на то, что в Уголовном кодексе РСФСР 1960 г., кроме ст. 106 УК РСФСР, предусматривающей неосторожное убийство, имеется большое количество статей, предусматривающих наказуемость деяний по неосторожности «повлекших смерть потерпевшего » или « гибель людей » (ст. 211, 213 УК РСФСР), однако, никто не квалифицирует деяние водителя, нарушившего правила дорожного движения и причинившего смерть человеку как убийство, хотя этот случай ничем не отличается от любого нарушения правил, повлекших за собой чью – либо смерть и квалифицируемых по ст. 106 как неосторожное убийство.5 В своей работе, в 1948 году, он указал на то, что во всех странах законодательство резко разграничивает умышленное убийство от неосторожного причинения смерти, что никто не называет человека, неосторожно причинившего смерть – убийцей. Однако это мнение было почти единодушно отвергнуто всеми российскими учеными в области уголовного права.

Так, например А.А Пионтковский писал: « Признание неосторожного лишения жизни человека не убийством, а каким – то иным, особым преступлением было бы способно лишь ослабить отрицательную моральную оценку этого преступления»6. На этой же позиции стоял Н.И Загородников7, В.Д Меньшагин, и А.Н Трайнин. Однако следует учесть, что данная точка зрения господствовала в годы “коммунистической морали” и “социалистического уголовного права”, тогда как законодательство многих зарубежных стран резко разграничивало умышленное убийство и неосторожное причинение смерти. В последние годы преобладающей стала иная точка зрения, согласно которой убийством можно считать лишь умышленное действие, причинившее смерть другому человеку.8

Убийство – причинение смерти другому человеку. По данному признаку проводится отличие убийства от самоубийства, которое по уголовному праву России не является преступлением, а также от несчастного случая. Данный признак предлагали ввести в определение убийства многие ученые. Так, по определению С.В. Бородина, “убийство – предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса виновное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть”9 Следует учесть, что данное определение также нуждается в доработке, так как понятие “виновное” предполагает как умысел, так и неосторожность, таким образом, сложно отличить убийство от других составов преступлений, предусматривающих в качестве последствий смерть человека.

Причинение смерти – необходимое последствие преступления, предусмотренного составом ст. 105 УК РФ. Таким образом, деяние может быть квалифицировано как убийство лишь при причинении насильственной смерти потерпевшему. Естественная смерть не может быть квалифицирована как убийство.

В теории уголовного права для полного определения понятия убийства указывается еще на его противоправность (неправомерность), чтобы отграничить убийство от правомерного лишения жизни, как это бывает при необходимой обороне, исполнении приказа, приговора и т. п10.

Убийство человека в отдельных, установленных законом случаях составляет необходимый признак объективной стороны другого преступления. То есть оно рассматривается не только как посягательство на жизнь, а на некую систему ценностей, куда входит и право на жизнь (например, террористический акт). А.Н. Красиков писал, что, определяя убийство, необходимо указать, что право человека на жизнь является непосредственным объектом посягательства11. Ранее об этом же говорил Н.И. Загородников, указывая в определении убийства на то, что “причинение смерти является основанием уголовной ответственности”12. Я вполне согласна с данным мнением.

Таким образом, исходя из вышесказанного, убийство можно определить как противоправное умышленное причинение смерти другому человеку, когда право на жизнь является непосредственным объектом преступления.

1.2 Понятие убийства в уголовном законодательстве

Первым законом, в котором были кодифицированы уголовно – правовые нормы, устанавливающие ответственность за преступления против жизни, явился УК РСФСР 1922 г., введенный в действие с 1 июня 1922 г.13 В основе структуры кодекса лежало разграничение преступлений по объекту посягательства. Это относилось и к преступлениям против жизни. Если объектом посягательства выступала только жизнь человека, то преступление признавалось убийством. В тех же случаях когда наряду с жизнью преступление посягало и на другой объект, оно было отнесено в УК к соответствующим главам. Например, ст. 64 УК предусматривала ответственность за »участие в выполнении в контрреволюционных целях террористических актов, направленных против представителей Советской власти и деятелей революционных рабоче-крестьянских организаций»; ст. 65 УК – ответственность за диверсию (взрывы поджоги, связанные с человеческими жертвами); ст. 76 УК – ответственность за бандитизм, состав которого и охватывал лишение жизни.

Ответственность за преступления, посягающие на жизнь, была установлена и в гл. 5 УК »Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности». В разделе 1 »Убийство» предусматривалась ответственность: за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах (ст.142), за умышленное убийство без отягчающих обстоятельств (ст.143), за умышленное убийство при смягчающих обстоятельствах (ст.144 и ст. 145); за неосторожное убийство (ст.147). В этом же разделе УК предусматривалась ответственность за содействие или подговор к самоубийству несовершеннолетнего или лица, заведомо неспособного понимать свойства или значения им совершаемого или руководить своими поступками, если самоубийство или покушение на него последовали (ст.148). В таком решении вопроса об ответственности за содействие самоубийству нельзя не видеть определенной непоследовательности. С одной стороны исходя из не преступности самоубийства, не предусматривалась ответственность за содействие этому деянию, а с другой – устанавливалась ответственность за содействие самоубийству несовершеннолетнего или невменяемого с пониженной санкцией (до 3 лет лишения свободы) по сравнению с санкциями статей, предусматривавших ответственность за убийство. Этим фактически создавался самостоятельный состав убийства при смягчающих обстоятельствах.

УК РСФСР 1922 г. относил к преступлениям против жизни производство аборта лицом, не имеющим медицинской подготовки, либо в ненадлежащих условиях (ст. 146).

В числе обстоятельств, отягчающих умышленное убийство, в ст. 142 УК предусматривались: а) корысть, ревность (при отсутствии сильного душевного волнения) и другие низменные побуждения; б) убийство лицом, уже отбывшим наказание за умышленное убийство или весьма тяжкое телесное повреждение; в) убийство способом, опасным для жизни многих людей или особо мучительным для убитого; г) убийство с целью облегчить или скрыть другое тяжкое преступление; д) убийство лицом, на обязанности которого лежала особая забота об убитом; е) убийство с использованием беспомощного положения убитого. За умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок не ниже 8 лет14 со строгой изоляцией.

Умышленное убийство без отягчающих обстоятельств наказывалось по ст. 143 УК лишением свободы на срок не ниже 3 лет со строгой изоляцией. Эта статья содержала примечание, в котором говорилось, что убийство, совершенное по настоянию убитого из чувства сострадания, не наказывается. Однако судебная практика показала, что безнаказанность лишения жизни по просьбе потерпевшего из сострадания является неправильной, и примечание буквально через несколько месяцев после введения в действие кодекса было отменено15.

К убийству при смягчающих обстоятельствах было отнесено: умышленное убийство, совершенное под влиянием сильного душевного волнения, вызванного противозаконным насилием со стороны потерпевшего (наказывалось по ст. 144 УК лишением свободы до 3 лет); превышение пределов необходимой обороны, повлекшее за собой смерть нападающего, а также убийство застигнутого на месте преступления преступника с превышением необходимых для его задержания мер (наказание по ст. 145 УК — лишение свободы на срок до 1 года).

УК 1922 г. предусматривал два вида неосторожного убийства: по ч. 1 ст. 147 наказывалось неосторожное убийство лишением свободы или исправительными работами на срок до 1 года; в ч. 2 ст. 147 предусматривалось неосторожное убийство, которое явилось результатом сознательного несоблюдения правил предосторожности. Оно наказывалось лишением свободы на срок до 3 лет. Кроме того, суд мог запретить осужденному навсегда или на определенный срок ту деятельность при выполнении которой он причинил смерть. Сопоставление ч. 1 и ч. 2 этой статьи показывает, что в ч. 1 была предусмотрена ответственность за неосторожное убийство по небрежности, когда лицо не предвидело возможности причинения смерти потерпевшему, хотя должно было и могло ее предвидеть, а в ч. 2 — за неосторожное убийство в результате преступной самонадеянности, когда лицо предвидело возможность наступления смерти потерпевшего в результате своего действия или бездействия, но легкомысленно рассчитывало на ее предотвращение.

С 1 января 1927 г. был введен в действие утвержденный 22 ноября 1926 г. новый УК РСФСР16. Этот кодекс оставил без существенного изменения ответственность за умышленное убийство. Были изменены лишь санкции — устанавливался высший предел наказания, а не низший, как это было в УК РСФСР 1922 г. За умышленное убийство npи отягчающих обстоятельствах (ст. 136 УК) было предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет; за умышленное убийство без отягчающих обстоятельств (ст. 137 УК) — до 8 лет; за умышленное убийство в состоянии сильного душевного волнения (ст. 138 УК) — до 5 лет лишения свободы или исправительно-трудовые работы на срок до 1 года. Было увеличено наказание до 3 лет лишения свободы за убийство при превышении пределов необходимой обороны, а за убийство по неосторожности (как по небрежности, так и в результате преступной самонадеянности) установлено наказание до 3 лет лишения свободы. Оба эти убийства были предусмотрены одной ст. 139 УК, которая допускала также применение наказания до 1 года исправительно-трудовых работ.

В УК РСФСР 1926 г. был введен новый состав, где объектом посягательства была жизнь человека, — это “доведение лица, находящегося в материальной или иной зависимости от другого, жестоким обращением последнего или иным подобным путем до самоубийства или покушения на него”. В ч. 1 ст. 141 за это преступление устанавливалось наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет. Вместе с тем в ч. 2 ст. 141 этого кодекса сохранялись положения ст. 148 УК РСФСР 1922 г., которая предусматривала ответственность за содействие или подговор к самоубийству несовершеннолетнего или невменяемого лица.

В 1934 г. ст. 136 УК РСФСР была дополнена ч. 2, которая предусматривала ответственность за убийство, совершенное военнослужащим при особо отягчающих обстоятельствах. За это преступление предусматривалась высшая мера наказания — расстрел17. Других изменений в уголовное законодательство об ответственности за преступления против жизни не вносилось до 1954 г.

За годы действия УК РСФСР 1926 г., особенно в послевоенные годы, после принятия указов Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. “Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества” и “Об усилении охраны личной собственности граждан”, санкции которых предусматривали наказание до 20—25 лет лишения свободы, выявилось несоответствие наказания за эти преступления наказанию за преступления против жизни, прежде всего за убийство, максимальная санкция за которое предусматривала 10 лет лишения свободы. Это несоответствие пытался в судебной практике поправить Верховный Суд СССР. Так, была дана рекомендация при рассмотрении дел об убийстве, соединенном с разбоем, квалифицировать эти преступления только по ч. 2 ст. 2 Указа от 4 июня 1947 г18. В некоторых случаях, с тем чтобы увеличить меру наказания, суды квалифицировали убийство по аналогии как бандитизм пост. 16 и 5919 УК РСФСР20.

Президиум Верховного Совета СССР 30 апреля 1954 г. принял Указ “Об усилении уголовной ответственности за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах”. Применение этого Указа позволило значительно усилить борьбу с умышленными убийствами при отягчающих обстоятельствах, повысить предупредительное воздействие уголовного закона.

Вместе с тем практика ставила вопрос о дальнейшем совершенствовании законодательства об убийствах. В частности, возникал вопрос о недостатках ч. 1 ст. 136 УК РСФСР, которой устанавливались отягчающие обстоятельства умышленного убийства. Правильное разрешение этого вопроса было очень важным, так как отнесение тех или иных обстоятельств, при наличии которых совершаются убийства, к отягчающим и оказывающим влияние на их квалификацию определяет направленность борьбы с этими преступлениями.

Эту задачу в то время разрешил УК РСФСР 1960г., который, сохранив прежнюю классификацию преступлений против жизни, внес серьезные изменения в характеристику обстоятельств, отягчающих умышленное убийство.

В соответствии со ст. 102 УК РСФСР совершенным при отягчающих обстоятельствах признавалось убийство:

а) из корыстных побуждений;

б) из хулиганских побуждений;

в) в связи с выполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга;

г) с особой жестокостью;

д) способом, опасным для жизни многих людей;

е) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием;

ж) женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности;

з) двух или более лиц;

и) лицом, ранее совершившим умышленное убийство, за исключением убийства при превышении пределов необходимой обороны и в состоянии сильного душевного волнения;

к) на почве кровной мести;

л) особо опасным рецидивистом.

Сравнивая ст. 102 УК РСФСР 1960 г. со ст. 136 УК РСФСР 1926 г., следует отметить, что она содержала более полный перечень отягчающих обстоятельств. В то же время в ней не было неопределенной формулировки отягчающего обстоятельства умышленного убийства “из иных низменных побуждений”, позволявшей в прошлом необоснованно расширять перечень отягчающих обстоятельств при квалификации умышленных убийств.

В УК I960 г. не были отнесены к отягчающим обстоятельствам умышленного убийства ревность, месть на почве личных взаимоотношений, совершение убийства военнослужащим21, а также лицом, на обязанности которого лежала особая забота об убитом (чаще всего к этому обстоятельству относилось детоубийство), с использованием беспомощного положения потерпевшего. Опыт показал, что отнесение указанных признаков умышленных убийств всегда к отягчающим не оправдало себя. Наоборот, некоторые из таких преступлений, так же как детоубийство, нередко признавались совершенными при смягчающих обстоятельствах.

Наконец, некоторые обстоятельства, отягчающие умышленное убийство, в 1960 г. были изложены в иной, более точной редакции. Это относится к обстоятельствам, характеризующим умышленное убийство: из хулиганских побуждений; в связи с выполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга; с особой жестокостью; с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием; лицом, ранее совершившим умышленное убийство, за исключением убийства на почве кровной мести, предусмотренного ст. 104 или 105 УК.

В ст. 104 УК 1960 г. полнее были раскрыты признаки убийства в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения.

В 1960 г. убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, и убийство по неосторожности, в отличие от УК 1926 г., были сформулированы в разных статьях, что позволило устранить имевшую ранее место путаницу. В связи с тем, что оба преступления были предусмотрены в одной статье, некоторые допускали по этим чисто формальным соображениям возможность совершения убийства при превышении пределов необходимой обороны по неосторожности. Кроме того, была дана более четкая формулировка каждого из этих преступлений. В ст. 105 предусматривалась ответственность за убийство при превышении пределов необходимой обороны, а в ст. 106 – за убийство, совершенное по неосторожности.

Уточнялась диспозиция ст. 107, предусматривающая ответственность за доведения до самоубийства лица, находящегося в материальной или иной зависимости от виновного. Не только воспроизводилось указание на жестокость обращения виновного с потерпевшим, но и вместо слов »иным подобным путем» вводился признак систематического унижения личного достоинства потерпевшего.

В УК 1960 г. не была предусмотрена ответственность за содействие или подговор к самоубийству несовершеннолетнего или невменяемого лица, как это делалось в ч. 2 ст. 141 УК 1926 г. Это не означает, что УК 1960 г. исключил уголовную ответственность за это преступление. Судебная практика пошла по пути признания убийством содействия или подговора к самоубийству несовершеннолетнего или невменяемого лица.

Характеризуя действующее в то время законодательство об ответственности за преступления против жизни, необходимо подчеркнуть, что по сравнению с прежним оно полнее регламентировало ответственность за эти преступления и предусматривало более строгие санкции, особенно за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах.

В нормы УК РСФСР 1960 г., предусматривающие ответственность за преступления против жизни, был внесен ряд изменений в 1962 – 1994 гг. Это вполне закономерное явление, так как действенность и эффективность законодательства проверяется на практике, в ходе его применения. Так, в ст. 102 УК РСФСР был изменен п. »б» – предусмотрена ответственность за совершение убийства не только лица, но и его близких родственников, а также с целью воспрепятствования законной деятельности должностного лица. В число отягчающих обстоятельств убийства были включены совершение его по предварительному сговору группой лиц и на почве национальной или расовой вражды или розни22. В ст. 103 УК был установлен низший предел санкции (от 3 лет лишения свободы), который ранее указан не был23. Вносились также изменения в ст. 104 (убийство в состоянии аффекта); ст. 105 (убийство при превышении пределов необходимой обороны), ст. 106 (неосторожное убийство) – в санкциях этих статей увеличен срок исправительных работ с одного года до 2 лет24. Кроме того была существенно изменена ст. 13 УК РСФСР в целях расширения права на необходимую оборону. Однако анализ показал, что эти изменения ст. 13 носили декларативный характер и не были восприняты в новом УК25.

Оценивая законодательство советского периода о преступлениях против жизни, необходимо иметь в виду, что наряду с системой общих судов, рассматривающих дела об этих преступлениях, в 1918 – 1951 гг. действовала система внесудебной расправы. На основании решений Особого совещания НКВД, двоек, троек, а иногда и просто по спискам уничтожались лица, не угодные тоталитарному режиму. Их действия как правило не получили юридической оценки по УК, не исследовались доказательства, не было суда. Таким путем посягательства на жизнь, предусмотренные УК, приумножались фактически государственной политикой по уничтожению невиновных людей. Верховный Суд РФ до недавних пор рассматривал »дела» о реабилитации жертв этих репрессий.

В УК РФ 1996 года впервые в истории нашего уголовного законодательства дается определение понятия убийства. Убийством признается только умышленное причинение смерти другому человеку (ч.1 ст.105). В отличие от УК РСФСР (ст.106) УК РФ не знает термина «неосторожное убийство», ибо в общественном сознании «убийство» ассоциируется лишь с умышленным причинением смерти. Такой подход соответствует и традициям русского дореволюционного уголовного права. Причинение смерти по неосторожности образует по новому УК РФ самостоятельный состав преступления (ст. 109). Объект убийства образуют общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни человека. Уголовно-правовой охране подлежит жизнь любого человека независимо от его возраста, физических и моральных качеств от начала рождения и до момента смерти.

Под началом жизни человека следует понимать от начала физиологических родов. Уничтожение плода до начала родового процесса не образует состава убийства26. Моментом завершения жизни следует считать биологическую смерть, при которой прекращается деятельность центральной нервной системы и в коре головного мозга наступает необратимый распад белковых тел, в результате чего восстановить жизнедеятельность организма уже невозможно27. Согласно ст.9 Закона РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» от 22 декабря 1992 г. заключение о смерти дается на основе констатации гибели всего головного мозга.

Значительная часть людей преждевременно умирает в результате болезней или насильственных действий. Установление наступления насильственной смерти человека в результате действий другого лица является еще одной предпосылкой, характеризующей преступления против жизни. Помимо фактических предпосылок, для признания деяния преступлением против жизни, необходимы и юридические предпосылки и в их числе противоправность и виновность. Дело в том, что насильственная смерть может носить и правомерный характер (например, приведение в исполнение приговора к смертной казни). Кроме того, насильственная смерть может свидетельствовать не только о преступлении против жизни, но и о других преступлениях связанных с причинением смерти человеку, а также о несчастном случае и о самоубийстве.

Помимо фактических и юридических предпосылок, которые необходимы для отнесения деяния к преступлению против жизни, у каждого из преступлений данной категории есть свои признаки, имеющие значение для общей характеристики этих преступлений.

В ч. 1 ст. 105 УК дано определение понятия убийства, которое существенно уточняет понятие этого преступления.

Убийством признается умышленное причинение смерти другому человеку. Из этого определения следует, что убийством является только умышленное причинение смерти другому человеку. Определение понятия убийства, данное в законе, не вполне совершенно еще и потому, что в нем не заложен критерий отграничения убийства от других преступлений, которые также предполагают умышленное лишение жизни другого человека.

С учетом о необходимости в определении отграничивать убийство не только от правомерного лишения жизни, случая и самоубийства, но и от других преступлений, включающих в свой состав умышленное причинение смерти. В соответствии со ст. 8, 14 и 19 определение понятия убийства можно было сформулировать следующим образом: убийство — это предусмотренное статьей Особенной части УК умышленное виновное общественно опасное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть.

Приведенное определение убийства характеризует все виды убийства, предусмотренные ст. 106-108 УК.

Определение понятия причинения смерти по неосторожности в ст. 109 УК не содержит. В ст. 110 УК не определяется понятие доведения до самоубийства. Нет в нем также определения понятия до самоубийства, без которого нельзя в полной мере уяснить понятие доведения до самоубийства.

Лицо, совершившее самоубийство, обязательно должно быть вменяемым. Если лишает себя жизни лицо, неспособное понимать значение своих действий и руководить ими, то такая смерть должна относиться не к самоубийству, а к несчастному случаю.

Оценивая самоубийство с позиций современной морали, следует признать такой способ ухода из жизни в принципе не отвечающим идеалам совершенной человеческой личности.

Таким образом, к самоубийству не могут быть отнесены причинение себе смерти по неосторожности и лишение себя жизни невменяемым лицом. Сказанное выше позволяет заключить, что самоубийство — это осуждаемое обществом и общечеловеческой моралью деяние, которое состоит в намеренном лишении себя жизни. При определении понятия доведения до самоубийства необходимо исходить из диспозиции ст. 110 УК, которая формулирует его как преступление особого рода, когда последствия преступления достигаются руками потерпевшего. Здесь последствия наступают в результате действий виновного, вынуждающего потерпевшего совершить самоубийство. Следовательно, доведение до самоубийства состоит в жестоком обращении, угрозах или систематическом унижении человеческого достоинства со стороны виновного в отношении потерпевшего, который вынужден в результате лишить себя жизни.

Место «простого» убийства среди других видов убийства.

Убийство, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК РФ, или «простое» убийство, является так называемым основным составом данного вида преступлений.

По ч. 1 ст. 105 Ук РФ подлежит квалификации убийство, совершенное без отягчающих обстоятельств, указанных в ч. 2 этой статьи. Однако формулировка закона недостаточно полно характеризует «простое» убийство. Для квалификации убийства по ч 1 ст. 105 необходимо отсутствие не только отягчающих, но и смягчающих обстоятельств, влекущих применение ст. 107 и 108 УК. Все это дает основание считать, что убийство, предусмотренное ч.1 ст. 105 УК, — это такое преступление, которое совершается без отягчающих и смягчающих обстоятельств.

Убийство ук 1960 ст

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999 года «О судебной практике по делам об убийстве» (ст. 105 УК РФ) дал разъяснения по применению квалифицирующих признаков убийства.

«а» — Убийство двух или более лиц.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 3 апреля 2008 г. № 4 «О внесении изменений в постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» разъяснил, что «в соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК РФ убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по пункту «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии к тому оснований также и по другим пунктам части 2 данной статьи, при условии, что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден».

Таким образом, при квалификации по этому признаку следует исходить из того, что действия виновного, лишившего жизни нескольких лиц, не должны охватываться единым умыслом и могут быть совершены одновременно или в разное время. Мотивы убийства при этом в отношении разных лиц могут быть неодинаковыми. Умысел может быть как прямой, так и косвенный.

Например, А. изготовил из ранее приобретенного взрывчатого вещества и детонатора взрывное устройство и установил его у входа на свой земельный участок. Когда группа подростков пыталась проникнуть на его участок, взрывное устройство сработало, и взрывом были убиты три человека. В данном случае виновный, сознавал, что, устанавливая взрывное устройство, он посягает на жизнь других людей, предвидел, что от его действий могут погибнуть несколько человек и сознательно допускал наступление этих последствий. Данное преступление совершено с косвенным умыслом.

Убийство одного человека и покушение на убийство другого не может рассматриваться как оконченное преступление — убийство двух лиц. В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

«б» — Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (см. 6 постановления).

Этот вид убийства предполагает, что виновный действует с целью воспрепятствования правомерной деятельности потерпевшего по осуществлению служебной деятельности или выполнению общественного долга, а также по мотиву мести за такую деятельность. Поэтому вовсе не обязательно, чтобы убийство имело место непосредственно в процессе осуществления потерпевшим служебных обязанностей или выполнения общественного долга. Момент убийства может быть различным. Так, если целью убийства было пресечение законной деятельности потерпевшего, то оно может быть осуществлено до начала, либо в момент ее выполнения. Если целью убийства была месть за уже выполненную служебную обязанность (общественный долг), убийство может быть совершено после выполнения потерпевшим его правомерных действий.

Потерпевшими по данному виду убийства являются две категории: гражданин, осуществляющий служебную деятельность или выполняющий общественный долг, либо его близкие.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27.01.99 г., под осуществлением служебной деятельностиследует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству. Незаконная деятельность исключает возможность вменения п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Выполнение общественного долгаозначает осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества, так и совершения других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления, и др.).

К близкимпотерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками (родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабушка, внуки, а также супруг), могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений (дружба, любовь и т.п.).

Общим признакомявляется то, что жертвами убийства они становятся из-за связи с лицом, выполняющим служебные обязанности или общественный долг. Лишение их жизни выступает способом воздействия на граждан с целью заставить их отказаться от своей деятельности, мести за уже выполненные обязанности либо способом их пресечения.

С субъективной стороны это преступление может совершаться только с прямым умыслом. Виновный сознает, что посягает на жизнь лиц, выполняющих служебные обязанности (общественный долг), или их близких, и желает путем лишения жизни воспрепятствовать этой деятельности, пресечь ее или отомстить за уже выполненный долг (обязанность).

В случае, когда имеет место убийство в связи с выполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга, выделенное в самостоятельный состав, содеянное должно квалифицироваться только по той норме, которая этот состав выделяет (ст. 277— посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля;ст. 295 — посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование:ст. 317— посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа).

«в» -Убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека (п. «в» в ред. Федерального закона от 27.07.2009 N 215-ФЗ).

Малолетним следует считать лицо, не достигшее 14-летнего возраста.

Под беспомощным состоянием человека (см. п.7 постановления) следует понимать такое состояние, когда оно вследствие своего физического или психического состояния, вызванного малолетним или престарелым возрастом, физическими недостатками, болезнью, в том числе и душевной, временной потерей или ослаблением сознания, не могло оказать сопротивление виновному, не понимало характера совершаемых им действий по лишению жизни.

Беспомощность жертвы должна быть заведомой, то есть достоверно известной виновному. Использование убийцей состояния потерпевшего, при котором он не может защитить себя, говорит о его жестокости, отсутствии элементарных нравственных качеств, раскрывающихся в издревле известной русской пословице: «Лежачего не бьют».

Близким к данному признаку является убийство похищенного. По-существу, эти лица также находятся в беспомощном состоянии.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27.01.99 г. разъяснил, что при квалификации действий виновного по этому признаку следует иметь в виду, что по смыслу закона ответственность по данному пункту ч.2 ст.105 УК РФ наступает не только за умышленное причинение смерти самому похищенному, но и за убийство других лиц, совершенное виновным в связи с похищением человека. Содеянное должно квалифицироваться по совокупности с преступлением, предусмотренным ст.126 — похищение человека.

«г» — Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности.

Этот вид убийства характеризуется повышенной общественной опасностью вследствие особого состояния потерпевшей. Для его наличия необходимо установить, помимо других, два обязательных признака:

— потерпевшая должна быть в состоянии беременности любой продолжительности;

— виновный должен знать об этом.

Заведомая осведомленность означает, что виновный заранее и бесспорно знал о беременности потерпевший. Осведомленность виновного может базироваться на собственном визуальном наблюдении (при большом сроке беременности), на ознакомлении с официальным документом, выданным соответствующим лечебным учреждением, либо вытекать из сообщения самой потерпевшей. Во всяком случае, это должны быть объективные и достоверные сведения. Предположения, вероятностные суждения об указанных обстоятельствах исключают возможность вменения п. «г» ч.2 ст. 105 УК. Мотивы убийства могут быть различными, даже и теми, которые не признаются в законе отягчающими (например, ревность, бытовая месть). Квалификация по п. «г» ч.2 ст.105 УК обусловлена посягательством на особо важный объект уголовно-правовой охраны — жизнь беременной женщины и развитие плода. Не меняет квалификации содеянного и то, погиб или нет в результате посягательства на жизнь женщины плод.

Данное преступление может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом к причинению смерти потерпевшей.

Сложная ситуация возникает, когда виновный ошибается, считая, что убитая им женщина была беременна, а в действительности этого состояния не было. По этому варианту в правовой литературе высказаны различные суждения. Думается, что при решении этого вопроса правильным будет следующий вариант: содеянное надлежит квалифицировать по п. «г» ч.2 ст. 105 УК РФ.

При ошибке иного рода, когда виновный убивает беременную женщину, полагая ошибочно, что она не находится в таком состоянии, его действия не могут быть квалифицированны по п. «г» ч.2 ст.105 УК (т.к. в этом пункте содержится обязательный признак «заведомость») и должны повлечь ответственность по ч.1 ст.105 УК.

«д» — Убийство, совершенное с особой жестокостью (см. п.8 постановления).

Всякое убийство — жестокое преступление, однако, в данном случае закон указывает на «особую» жестокость. Это, безусловно, оценочное понятие, которое требует детального рассмотрения ряда признаков, присущих такого рода убийствам.

Судебная практика указывает некоторые обстоятельства, которые объективно могут свидетельствовать о наличии особой жестокости. К ним относится, в частности, способубийства, который заведомо для виновных связан с причинением потерпевшему особых физических страданий (нанесение большого числа телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение жизни, воды и т.п.). Так, Ж. осужден за убийство с особой жестокостью своей сожительницы Б., которую связал, облил бензином и поджег.

Признак особой жестокости наличествует и в случаях проявления садизма,когда перед лишением жизни или в процессе убийства к потерпевшему применялись пытки, истязания или над жертвой глумились.

Убийство с особой жестокостью совершил, например, В. Обстоятельства дела таковы. Мать стала ругать сына за употребление спиртных напитков. В ответ на это пьяный В. с целью убийства нанес поленом лежащей на печи матери несколько ударов по голове, затем сбросил ее на пол, принес из коридора веревку, сделал из нее петлю. После этого В. накинул петлю на шею матери, свободный конец веревки перекинул через балку, закрепил на ручке двери, затем несколько раз открывал и закрывал дверь, вследствие чего веревка то ослабевала, то сильно натягивалась. Убедившись, что мать мертва (смерть наступила от механической асфиксии), В. ушел из дома.

Наконец, особой жестокостью считается осознанное причинение моральных страданий близким потерпевшему лицам(детям, родителям, невесте и др.), в присутствии которых совершается убийство.

Для квалификации деяния как убийства, совершенного с особой жестокостью, необходимо установить, что виновный сознавал наличие подобного способа лишения жизни. Здесь не требуется, чтобы субъект желал именно такого способа убийства, хотя и это может иметь место, необходимо понимание виновным того, что он лишает жизни человека с особой жестокостью. Если этого сознания нет, то нет и квалифицирующего признака «особая жестокость».

Так, например, не имелось этого признака в деянии К., который был осужден Ставропольским краевым судом за убийство с особой жестокостью. К. длительное время находился в близких отношениях с С. и неоднократно предлагал ей выйти за него замуж. Однако С. отвечала отказом, мотивируя это тем, что она не может оставить бывшего мужа, брак с которым расторгла, но продолжала проживать совместно. После очередного отказа К. решил убить мужа С. С этой целью К. пришел на квартиру С. и потребовал от него оставить бывшую жену. Получил отрицательный ответ, К. с целью убийства нанес С. металлическим стержнем 15 ударов по голове. Суд, сделав вывод из этого, что потерпевшему во время убийства были причинены особые страдания, квалифицировал деяние К. как убийство, совершенное с особой жестокостью. Однако подобная квалификация вряд ли обоснована. К. показал, что, придя к С., он рассказал ему о своих взаимоотношениях с его бывшей женой, просил оставить ее. В ответ на это С. пытался нанести ему удар металлическим стержнем. Он вырвал у него стержень, а затем нанес ему несколько ударов стержнем по голове, сколько, не помнит, т.к. был сильно взволнован, и все произошло очень быстро. Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что каждый из ударов, нанесенных С. в область головы, мог привести к смерти, а нанесены они были в очень короткий промежуток времени. Поэтому считать, что К., причиняя смерть С., сознавал, что при этом он причиняет потерпевшему особые страдания, оснований не имеется. В связи с изложенным, Пленум Верховного Суда СССР приговор Ставропольского краевого суда изменил: переквалифицировал его действия на ст.103 УК РСФСР 1960 г. (убийство без отягчающих обстоятельств).

Убийство с особой жестокостью может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Чаще всего, учитывая способ такого деяния, оно совершается с прямым умыслом, и виновный желает наступления смерти. Что же касается способа убийства, то виновный может желать именно таким образом причинить смерть или сознательно допускать подобную особую жестокость.

Глумление над трупом, как указал Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27.01.99 г. само по себе не может расцениваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. Содеянное в таких случаях, если не имеется других данных о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, следует квалифицировать по соответствующей части ст.105 и по ст.244 УК РФ, предусматривающей ответственность за надругательством над телами умерших.

Уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления, а также проявленный виновным каннибализм, не может быть основанием для квалификации убийства как совершенного с особой жестокостью.

«е» — Убийство, совершенное общеопасным способом (см. п. 9 постановления).

При совершении этого вида убийства применяется такой способ причинения смерти, который опасен для жизни не только одного человека. Обычно это бывает тогда, когда человек лишается жизни путем производства взрыва, стрельбы из огнестрельного оружия в многолюдном месте, отравления источников воды, которыми пользуются и другие лица и т.д. При этом умыслом виновного должно охватываться, что он посягает на жизнь потерпевшего именно общеопасным способом. Так, Верховный Суд РФ не усмотрел общеопасного способа в действиях С., убившего с близкого расстояния (2 м.) прицельным выстрелом из ружья дробовым зарядом К., т.к. эти действия не угрожали стоящим неподалеку людям.

Таким образом, само по себе и использование в процессе убийства источников повышенной опасности не может означать наличие рассматриваемого признака (например, использование взрывного устройства в безлюдном месте). Однако с целью убийства конкретного человека, безусловно, свидетельствует об общеопасном способе.

Если при этом, кроме намеченной жертвы, погибают и другие лица, при квалификации дополнительно применяется и п. «а» ч.2 ст.105 УК (двух и более лиц). В случаях причинения вреда здоровью другим лицам действия виновного, кроме п. «е» ч.2 ст.105 УК, надлежит квалифицировать по ст.111 и 112 УК (за умышленное причинение вреда здоровью).

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27.01.99 г. разъяснил, что в тех случаях, когда убийство путем взрыва, поджога или иным общеопасным способом сопряжено с уничтожением или повреждением чужого имущества либо с уничтожением или повреждением лесов, а равно насаждений, не входящих в лесной фонд, содеянное, наряду с п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ следует квалифицировать также по ч.2 ст.167 УК или ч.2 ст.261 УК РФ.

«е.1» — Убийство, совершенное по мотиву кровной мести (п. «е.1» введен Федеральным законом от 24.07.2007 N 211-ФЗ).

Кровная месть, существующая как древний обычай у отдельных народов Кавказа, другим этническим группам не свойственна. Суть ее сводится к обязанности членов одного рода мстить за обиды (убийства) членам другого рода. Обязанность мстить передается из поколения в поколение. Для вменения п. «е.1» ч.2 ст.105 УК необходимо доказать:

1) что виновный принадлежит к той этнической группе населения, которая исповедует данный обычай;

2) мотивом убийства должна быть именно кровная месть.

Место и время совершения убийства значения не имеют.

«ж» — Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой(см. п. 10 постановления).

Этот квалифицирующий признак означает, что лишение жизни потерпевшего осуществляется в любой форме соучастия, предусмотренной ст.35 УК.

Вменение п. «ж» ч.2 ст.105 УК возможно в том случае, когда по делу установлены признаки, обязательные для названных видов соучастия.

Количественный признакдля всех названных в п. «ж» ч.2 ст.105 УК групп — два или более лица, признанных субъектами преступления.

Качественный признак — все лица, входящие в понятия «группа», «группа по предварительному сговору», должны быть соисполнителями убийства. Каждый из них, находясь на месте совершения преступления, должен полностью или частично выполнять объективную сторону убийства, желая либо сознательно допуская наступление смерти потерпевшего.

Для признания лица исполнителем убийства не имеет значения, наступила ли смерть от ранений, причиненных всеми лицами в совокупности, или непосредственно от ранения, причиненным одним из них. Технически их действия могут быть различными. Один, допустим, держит потерпевшего, не давая ему возможности сопротивляться, а другие наносят удары в жизненно важные органы с целью лишения потерпевшего жизни. Т.е. в данном случае, главное, необходимо установить, что все лица действовали сообща, взаимно дополняемыми усилиями с умыслом, направленным на причинение смерти.

Как указал Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 27января 1999 года, убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица).

Если исполнители убийства заранее договорились о совместном совершении преступления, то налицо совершение убийства по предварительному сговору. При этом, наряду с соисполнителями преступления, другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, и их действия, как указал Пленум, надлежит квалифицировать по соответствующей части ст.33 и п. «ж» ч.2 ст.105 УК.

Убийство организованной группойозначает его совершение устойчивой группой лиц, заранее объединившийся с целью совершения одного или нескольких преступлений (например, заказных убийств). При этом убийство тщательно готовится: распределяются роли, группа оснащается техникой или оружием, уточняется место жительства жертвы и т.д. Убийство, совершенное организованной группой, квалифицируется по п.«ж» ч.2 ст.105 УК без ссылки на ст.33 УК, независимо от роли всех участников группы в преступлении. Все участники организованной группы признаются соисполнителями совместно совершаемых преступлений.

«з» — Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом(см. п. 11 постановления).

Корыстнымследует считать убийство, совершенное в целях незаконного получения материальной выгоды для виновных или других лиц, в материальном обеспечении которых он почему-либо заинтересован (деньги, имущество или право на его получение, права на жилплощадь, т.п.), или избавление от материальных затрат (возврат имущества, долга, оплата услуг, выполнение имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.).

Для квалификации убийства как корыстного не имеет значения, получена ли фактически материальная выгода. Важно установить наличие именно корысти в момент совершения преступления.

Убийство считается корыстным, если этот мотив возник у преступника до начала выполнения объективной стороны убийства. Если этого признака не установлено, то и квалификация убийства из корыстных побуждений отсутствует.

Например, З. признан виновным в том, что из корыстных побуждений, с целью уклонения от уплаты долга, совершил убийство Д., после чего совершил кражу ювелирных изделий. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 9.03.92 г. приговор изменила по следующим основаниям. Вывод суда о том, что убийство было совершено из корыстных побуждений, нельзя признать убедительным. Корыстные побуждения при убийстве определяются стремлением виновного извлечь из преступления материальную выгоду, в т.ч. освободиться от материальных затрат. Как видно, из материалов дела, о наличии долга было известно и мужу потерпевшей, чьей совместной собственностью являлось невозвращенное осужденным имущество, и другим лицам. Из этого следует, что убийство Д. не освобождало осужденного от необходимости возврата долга, о чем пояснял сам З. Сам по себе факт наличия у осужденного долга при отсутствии доказательств, позволяющих сделать вывод о корыстных мотивах убийства, не свидетельствует о том, что это преступление было совершено с целью уклонения от уплаты долга. Убийство было совершено в ссоре, а не из желания освободиться от уплаты долга, в связи с чем действия З. подлежат переквалификации с п. «а» ст.102 УК РСФСР (п. «з» ч.2 ст.105 УК) на ст.103 УК РСФСР (ч.1 ст.105 УК РФ).

Если оно совершено по другим мотивам, а затем виновный по внезапно возникшему умыслу завладевает имуществом потерпевшего, возможность вменения убийства из корыстных побуждений исключается.

Убийство по наймупо смыслу данной нормы также предполагает корыстный мотив: виновный соглашается лишить жизни потерпевшего за материальное или иное вознаграждение. Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по соответствующей части ст.33 и п. «з» ч.2 ст.105 УК.

Если убийство совершено при разбойном нападении, сопряжено с вымогательством или бандитизмом, то содеянное образует совокупность преступлений и квалифицируется по п. «з» ч.2 ст.105 УК и соответственно по ст.ст.162, 163 и 209 УК.

Если же убийство происходит после совершения этих преступлений, то квалифицировать убийство как корыстное не следует, хотя совокупность подобных преступлений, несомненно, имеет место.

«и» — Убийство, совершенное из хулиганских побуждений (см. п. 12 постановления).

По данному пункту следует квалифицировать убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение (например, умышленное причинение смерти без видимого повода или с использованием незначительного повода как предлога для убийства).

Так, С. осужден за убийство из хулиганских побуждений Е., который не уступил ему дорогу на узкой заснеженной тропинке. К. признан в убийстве из хулиганских побуждений Ж. во время конфликта, возникшего из-за того, что потерпевший не дал ему закурить.

Не всякое демонстративно совершенное в общественном месте убийство рассматривается как совершенное из хулиганских побуждений. Убийство, совершенное из мести, ревности, других побуждений, возникающих на почве личных отношений, вне зависимости от места его совершения не должно квалифицироваться по п «и» ч.2 ст.105 УК.

Для правильного отграничения убийства из хулиганских побуждений от убийства в ссоре или драке следует выяснить ее инициатора, в частности, не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству. Если зачинщиком ссоры, драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его неправомерное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений.

Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении разъяснил, что если виновный помимо убийства из хулиганских побуждений, совершил иные умышленные действия, образующие хулиганство, то содеянное следует квалифицировать по п. «и» ч.2 ст.105 и ст.213 УК РФ (соответствующей части).

Убийство из хулиганских побуждений совершается как с прямым, так и с косвенным умыслом (например, неприцельная стрельба в толпе, повлекшая смерть одного или нескольких лиц).

«к» — Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (см. п. 13 постановления).

Это убийство означает, что виновный преследует цель скрыть как уже оконченное, так и неоконченное преступное деяние, совершенное как самим скрывающимся, так и другими лицами. Необходимо доказать, что виновный преследовал эту цель, т.е. действовал с прямым умыслом по отношению к лишению жизни потерпевшего, независимо от того, могло ли убийство оказать помощь в сокрытии преступления или облегчить его совершение.

Таким может быть убийство потерпевшего или единственного свидетеля с уничтожением доказательств обвинения, если следственные органы еще не знают, кто преступник, либо не успели изъять документы и другие вещественные доказательства. Убийство свидетеля, который уже дал уличающие показания, должно быть квалифицировано по п. «б» ч.2 ст.105 УК как убийство из мести в связи с выполнением им своего общественного долга.

Пленум указал, что квалификация по п. «к» ч.2 ст.105 УК (убийство с целью скрыть другое преступление) исключает возможность квалификации действия виновного помимо указанного, по другим пунктам ч.2 ст.105 УК (предусматривает иную цель или мотив). Если, например, установлено, что убийство совершено из корыстных или хулиганских побуждений, оно не может одновременно квалифицироваться по п. «к» ч.2 ст.105 УК РФ.

Под умышленным убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, следует понимать убийство в процессе изнасилования или с целью скрыть его, а также совершенное, например, по мотивам мести за оказанное сопротивление. В данном случае совершаются два самостоятельных преступления. Поэтому квалификация проводится по п. «к» ч.2 ст.105 и соответствующей части ст.131 УК или ст.132 УК.

Жертвой данного вида убийства может быть как потерпевшая (потерпевший) при изнасиловании или насильственных действий сексуального характера, так и другие лица, которые были убиты в связи с совершением данных преступлений (например, свидетели).

Убийство данного вида чаще всего характеризуется косвенным умыслом, когда виновный, применяя насилие для преодоления сопротивления жертвы, сознательно допускает возможность причинения смерти. Для других случаев более характерен прямой умысел.

«л» — Убийство по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «л» в ред. Федерального закона от 24.07.2007 N 211-ФЗ).

Доминирующим мотивом этого вида убийства выступает стремление виновного подчеркнуть неполноценность потерпевшего в силу принадлежности его к той или иной национальности (расе) или конфликт, либо наоборот пропагандировать исключительность своей национальной (расовой, религиозной) принадлежности. Сюда же относится желание возбудить, спровоцировать вражду и рознь (обострение межнациональных отношений, массовые беспорядки). Так называемые «ритуальные» убийства, мотивом которых явились национальная, расовая или религиозная ненависть, квалифицируются по п. «л» ч.2 ст.105 УК. Преступление, предусмотренные п. «л» ч.2 ст.105 УК совершается с прямым умыслом.

«м» — Убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего.

Расширение возможностей медицины в сфере трансплантации органов или тканей человека вызвало необходимость правового регулирования этой деятельности. Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан, указывают, что изъятие органов и тканей для трансплантации допускается в соответствии с законодательством РФ. Органы и ткани человека не могут быть предметом купли, продажи и коммерческих сделок.Умышленное лишение жизни человека с целью использовать его органы и ткани для пересадки другому лицу либо их продажи образует данный вид убийства.

Данное убийство может быть совершено только с прямым умыслом. Обязательный признак — цель — использование органов или тканей потерпевшего (для трансплантации, при каннибализме, садизме и др.). Мотивом убийства может быть корысть, профессиональный эксперимент по внедрению новой методики трансплантации органов, не подпадающий под признаки профессионального риска (ст.41 УК) и другие.

Субъектом может быть медицинский работник, так и иное лицо.

Убийство, предусмотренное ст.105 УК, — наиболее опасное преступление против личности, относящееся к категории особо тяжких преступлений. Оно не охватывается составом других, в т.ч. особо тяжких деяний, и квалифицируется по совокупности соответствующих статей (например, кроме ст.105 — по ст.ст.126, 131, 205, 206, 209 УК).

Еще по теме:

  • Гражданский кодекс ст 94 Статья 94. Выход участника общества с ограниченной ответственностью из общества 1. Участник общества с ограниченной ответственностью вправе выйти из общества независимо от согласия других его участников или общества путем: 1) подачи […]
  • Оправдательный приговор ст 115 ч 1 Оправдательный приговор по ст.116 ч.1 УК РФ Приговор именем Российской Федерации г. Белгород Д ело № ноября 2012 года Мировой суд в составе председательствующего мирового судьи судебного участка № 5 Белгородского района Белгородской […]
  • Статья 146 нк рф комментарии Статья 146. Объект налогообложения 1. Объектом налогообложения признаются следующие операции: 1) реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов […]
  • Договор купли-продажи квартиры расписка Образец расписки за квартиру при продаже и покупке 2018 Расписка при продаже квартиры 2018 Расписку при продаже квартиры пишет продавец жилой недвижимости. РАСПИСКА Город, день, месяц, год прописью Я, _____ (ФИО продавца), _____ (дата) […]
  • 78 статья фз 44 Статья 79 44-ФЗ - Последствия признания запроса котировок несостоявшимся 1. Заказчик заключает контракт с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем) в соответствии с пунктом 25 части 1 статьи 93 настоящего Федерального закона в […]
  • Ст147 ч1 ук рф Уголовный кодекс РФ c комментариями Комментарий к статье 147 1. Об основных различиях ст. 147 УК и ст. 141 УК РСФСР 1960 г. см. комментарий к ст. 146 УК. Кроме того, в ст. 147 УК уточнена диспозиция по сравнению с ч. 2 ст. 141 УК РСФСР - […]