Статья 126. Документы, прилагаемые к исковому заявлению

1. К исковому заявлению прилагаются :
1) уведомление о вручении или иные документы, подтверждающие направление другим лицам, участвующим в деле, копий искового заявления и приложенных к нему документов, которые у других лиц, участвующих в деле, отсутствуют;
2) документ, подтверждающий уплату государственной пошлины в установленных порядке и в размере или право на получение льготы по уплате государственной пошлины, либо ходатайство о предоставлении отсрочки, рассрочки, об уменьшении размера государственной пошлины;
3) документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования;
4) копии свидетельства о государственной регистрации в качестве юридического лица или индивидуального предпринимателя;
5) доверенность или иные документы, подтверждающие полномочия на подписание искового заявления;
6) копии определения арбитражного суда об обеспечении имущественных интересов до предъявления иска;
7) документы, подтверждающие соблюдение истцом претензионного или иного досудебного порядка, если он предусмотрен федеральным законом или договором;
8) проект договора, если заявлено требование о понуждении заключить договор;
9) выписка из единого государственного реестра юридических лиц или единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей с указанием сведений о месте нахождения или месте жительства истца и ответчика и (или) приобретении физическим лицом статуса индивидуального предпринимателя либо прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя или иной документ, подтверждающий указанные сведения или отсутствие таковых. Такие документы должны быть получены не ранее чем за тридцать дней до дня обращения истца в арбитражный суд .

2. Документы, прилагаемые к исковому заявлению, могут быть представлены в арбитражный суд в электронном виде .

Комментарий к статье 126 АПК РФ

1. Обращаясь с исковым заявлением в арбитражный суд, истец в соответствии с ч.3 ст. 125 АПК РФ обязан направить другим лицам, участвующим в деле, копии искового заявления и прилагаемых к нему документов заказным письмом с уведомлением о вручении. Согласно п.1 ч.1 к.с. к исковому заявлению должны быть приложены уведомление о вручении или иные документы, подтверждающие такое направление.

2. При отсутствии уведомления о вручении направление искового заявления и приложенных к нему документов подтверждается другими документами в соответствии с п.1 к.с. Это может быть почтовая квитанция, свидетельствующая о направлении копии искового заявления с уведомлением о вручении, а если копии искового заявления и приложенных к нему документов доставлены или вручены ответчику и другим лицам, участвующим в деле, непосредственно истцом или нарочным, — расписка соответствующего лица в получении направленных (врученных) ему документов, а также иные документы, подтверждающие направление искового заявления и приложенных к нему документов. Данные документы могут быть сканированы и представлены в арбитражный суд в электронном виде.

________________
См.: О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 2002 года N 11 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. — 2003. N 2.

3. Грузоотправители (грузополучатели), предъявляя иски о взыскании штрафа за использование перевозчиком вагонов, контейнеров без согласия их владельцев, должны представить соответствующие документы, указанные в абз.6 ст. 120 Устава железнодорожного транспорта РФ, подтверждающие факт самовольного использования их перевозчиком.

4. При предъявлении перевозчиком иска о взыскании стоимости произведенного им ремонта вагона, контейнера, поврежденного грузоотправителем (грузополучателем), он должен представить документы о принятии от грузоотправителя (грузополучателя) поврежденных вагонов, контейнеров (акт общей формы, акт о повреждении вагонов), составленные в порядке, предусмотренном Правилами составления актов при перевозках грузов железнодорожным транспортом. Кроме того, должны быть представлены документы, подтверждающие произведенный ремонт и его фактическую стоимость.

________________
См.: О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации»: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 октября 2005 года N 30 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. — 2006. N 1.

5. Документами, подтверждающими уплату государственной пошлины, признаются платежные поручения и квитанции с подлинной отметкой банка. Ксерокопии и фотокопии платежных поручений и квитанций об уплате государственной пошлины не могут быть приняты в качестве доказательства ее уплаты.

6. В случае, когда бесспорный порядок списания денежных сумм с должника предусмотрен законодательством или договором, однако, кредитор не смог получить эти суммы в установленном порядке из-за отсутствия денежных средств на счете должника, кредитор не лишен права обратиться за защитой своих нарушенных прав и интересов в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности с одновременным заявлением требования об обращении присужденной суммы на принадлежащее должнику имущество. К заявлению в этом случае необходимо приложить справка банка об отсутствии соответствующих средств на счете должника либо отозванный из банка платежный документ (инкассовое поручение) на бесспорное списание денежных сумм с отметкой полного или частичного его неисполнения из-за отсутствия средств. Предъявлению иска должно предшествовать направление претензии в порядке, предусмотренном законодательством.

________________
По аналогии с толкованием ранее действовавших арбитражно-процессуальных норм. См.: О праве организаций-кредиторов, претензии которых признаны должниками, на обращение с исками в арбитражный суд: Письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 декабря 1994 года N С1-7/ОП-867 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. — 1995. N 3.

По аналогии с толкованием ранее действовавших арбитражно-процессуальных норм. См.: О праве организаций-кредиторов, претензии которых признаны должниками, на обращение с исками в арбитражный суд: Письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 декабря 1994 года N С1-7/ОП-867 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. — 1995. N 3.

По аналогии с толкованием ранее действовавших арбитражно-процессуальных норм. См.: Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике: Письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 января 1995 года N С1-7/ОП-54 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. — 1995. N 4.

7. Так, к примеру, при обращении отделения Пенсионного фонда России в арбитражный суд с иском о взыскании страховых взносов с одновременным обращением взыскания на имущество плательщиков страховых взносов к заявлению заявитель должен приложить отозванный из банка платежный документ на бесспорное списание соответствующих сумм с отметкой банка о полном или частичном его неисполнении из-за отсутствия средств на счете плательщика.

________________
По аналогии с толкованием ранее действовавших арбитражно-процессуальных норм. См.: О подведомственности арбитражным судам дел по искам отделений пенсионного фонда Российской Федерации об обращении взыскания на имущество неплательщиков страховых взносов: Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 мая 1996 года N 4 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. — 1996. N 7.

8. С иском о понуждении заключить публичный договор вправе обратиться только контрагент коммерческой организации, обязанной его заключить.

________________
По аналогии с толкованием ранее действовавших арбитражно-процессуальных норм. См.: Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров: Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 мая 1997 года N 14 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. — 1997. N 7.

9. По делам о несостоятельности (банкротстве) в арбитражный суд подается заявление должника, заявление конкурсного кредитора, а по определенной категории требований, кроме того, заявление уполномоченного органа.

10. Наряду с документами, предусмотренными к.с., к заявлению должника прилагаются документы, подтверждающие:
— наличие задолженности, а также неспособность должника удовлетворить требования кредиторов в полном объеме;
— основание возникновения задолженности;
— иные обстоятельства, на которых основывается заявление должника.

11. Вместе с заявлением должника в суд подаются:
— учредительные документы должника — юридического лица, а также свидетельство о государственной регистрации юридического лица или документ о государственной регистрации индивидуального предпринимателя;
— список кредиторов и должников заявителя с расшифровкой кредиторской и дебиторской задолженностей и указанием адресов кредиторов и должников заявителя;
— бухгалтерский баланс на последнюю отчетную дату или заменяющие его документы либо документы о составе и стоимости имущества должника-гражданина;
— решение собственника имущества должника — унитарного предприятия или учредителей (участников) должника, а также иного уполномоченного органа должника об обращении должника в арбитражный суд с заявлением должника при наличии такого решения;
— решение собственника имущества должника — унитарного предприятия или учредителей (участников) должника, а также иного уполномоченного органа должника об избрании (назначении) представителя учредителей (участников) должника или представителя собственника имущества должника — унитарного предприятия;
— протокол собрания работников должника, на котором избран представитель работников должника для участия в арбитражном процессе по делу о банкротстве, если указанное собрание проведено до подачи заявления должника;
— отчет о стоимости имущества должника, подготовленный оценщиком, при наличии такого отчета;
— документы, подтверждающие наличие у руководителя должника допуска к государственной тайне, с указанием формы такого допуска (при наличии у должника лицензии на проведение работ с использованием сведений, составляющих государственную тайну);
— иные документы в случаях, предусмотренных Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» (ст. 38 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

12. К заявлению кредитора прилагаются документы, предусмотренные к.с., а также документы, подтверждающие:
— обязательства должника перед конкурсным кредитором, а равно наличие и размер задолженности по указанным обязательствам;
— доказательства оснований возникновения задолженности (счета-фактуры, товарно-транспортные накладные и иные документы);
— иные обстоятельства, на которых основывается заявление кредитора.

13. Вместе с заявлением кредитора в арбитражный суд подаются вступившие в законную силу решения суда, арбитражного суда, третейского суда, рассматривавших требования конкурсного кредитора к должнику, в случаях, предусмотренных Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» (ст. 40 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

14. В соответствии с п.2 ст. 40 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» к заявлению кредитора, подписанному представителем конкурсного кредитора, обязательно должна быть приложена доверенность, подтверждающая полномочия подписавшего указанное заявление лица на подачу такого заявления или в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации или федеральным законом, иной подтверждающий полномочия представителя конкурсного кредитора или конкурсных кредиторов документ.

15. К заявлению уполномоченного органа, содержащему требование об уплате обязательных платежей, должны быть приложены неисполненные или частично не исполненные решение налогового органа и (или) решение таможенного органа о взыскании задолженности за счет денежных средств и (или) имущества должника. К заявлению уполномоченного органа, по его данным, прилагаются сведения о задолженности по обязательным платежам (п.6 ст. 41 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

16. При подаче в арбитражный суд заявления по делу, возникающему из административных и иных публичных правоотношений, для подтверждения сведений о месте нахождения заинтересованного лица — органа, осуществляющего публичные полномочия, заявителем может быть также представлена распечатанная на бумажном носителе копия официальной страницы сайта этого органа, содержащая информацию о месте его нахождения, заверенная подписью заявителя или его представителя.

17. Положение п.9 ч.1 к.с. не применяется в случае, когда истцом или ответчиком является иностранное лицо, при этом необходимо руководствоваться правилами, предусмотренными ч.3 ст. 254 АПК РФ.

18. Если в качестве истца или ответчика выступает физическое лицо, не являющееся индивидуальным предпринимателем, представление выписки на основании п.9 ч.1 к.с. не требуется.

________________
См.: Об утверждении Инструкции по делопроизводству в арбитражных судах Российской Федерации (первой, апелляционной и кассационной инстанций): Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 декабря 2013 года N 100.

19. О государственной пошлине см. комментарий ст. 102 АПК РФ.

20. См. также комментарий ст. ст. 4, 50, 61, 65, 102, 110, 123, 125, 128, 132, 148, 214 АПК РФ.

Консультации и комментарии юристов по ст 126 АПК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 126 АПК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Статья 120 УПК РФ. Заявление ходатайства (действующая редакция)

1. Ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу. Письменное ходатайство приобщается к уголовному делу, устное — заносится в протокол следственного действия или судебного заседания.

2. Отклонение ходатайства не лишает заявителя права вновь заявить ходатайство.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 120 УПК РФ

1. В ряде случаев ходатайство может быть заявлено не в любой, а только в определенный момент производства по делу. Так, в подготовительной части судебного заседания ходатайства заявляются лишь после разъяснения судом участникам процесса их прав (ч. 1 ст. 271 УПК) и т.д. Однако это не означает, что ходатайство не может быть заявлено участником процесса, который в общей форме наделен по закону этим правом, и в моменты, специально не оговоренные в УПК. Так, на предварительном расследовании письменное ходатайство может быть направлено участником процесса практически в любое время, устное — только при проведении следователем или дознавателем (органом дознания) процессуальных действий с участием заявителя. В судебном разбирательстве стороны могут заявить ходатайство в любой удобный момент судебного следствия; потерпевший и его представитель, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, подсудимый вправе заявить о своем намерении участвовать в судебных прениях во время судебных прений (ч. 2 ст. 292) и т.д.

2. Заявление ходатайств в ходе судебного разбирательства не должно нарушать его порядок. Участник, намеренный заявить ходатайство, должен стоя обратиться к суду, выбрав такой момент, чтобы не мешать заявлением ходатайства проведению судебных действий. При этом ему следует сначала попросить разрешения суда на заявление ходатайства. Обычно ходатайство должно быть мотивированным, исключение составляют те случаи, когда особого обоснования ходатайства не требуется, т.к. оно явствует из самого его содержания (например, ходатайство обвиняемого о приглашении защитника).

Статья 120 НК РФ. Грубое нарушение правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения (базы для исчисления страховых взносов) (действующая редакция)

1. Грубое нарушение правил учета доходов и (или) расходов и (или) объектов налогообложения, если эти деяния совершены в течение одного налогового периода, при отсутствии признаков налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 2 настоящей статьи,

влечет взыскание штрафа в размере десяти тысяч рублей.

2. Те же деяния, если они совершены в течение более одного налогового периода,

влекут взыскание штрафа в размере тридцати тысяч рублей.

3. Те же деяния, если они повлекли занижение налоговой базы (базы для исчисления страховых взносов),

влекут взыскание штрафа в размере двадцати процентов от суммы неуплаченного налога (страховых взносов), но не менее сорока тысяч рублей.

Под грубым нарушением правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения для целей настоящей статьи понимается отсутствие первичных документов, или отсутствие счетов-фактур, или регистров бухгалтерского учета или налогового учета, систематическое (два раза и более в течение календарного года) несвоевременное или неправильное отражение на счетах бухгалтерского учета, в регистрах налогового учета и в отчетности хозяйственных операций, денежных средств, материальных ценностей, нематериальных активов и финансовых вложений.

4. Исключен. — Федеральный закон от 09.07.1999 N 154-ФЗ.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 120 НК РФ

В ст. 120 Налогового кодекса Российской Федерации устанавливается ответственность за грубое нарушение правил учета доходов, расходов и объектов налогообложения. С 1 января 2014 года из ст. 120 Налогового кодекса РФ исключено указание на субъект правонарушения. В предыдущей редакции данной статьи субъектами налогового правонарушения, привлекаемыми к ответственности, являлись организации и индивидуальные предприниматели. Данное утверждение подтверждается Постановлением ФАС Волго-Вятского округа от 15 октября 2012 года N А29-259/2012.

В настоящее время выделяют три вида ответственности за грубое нарушение правил учета доходов, расходов и объектов налогообложения:

— за грубое нарушение правил учета доходов, расходов и объектов налогообложения, которое было совершено в течение одного налогового периода;

— за грубое нарушение правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения, которое было совершено в течение более одного налогового периода;

— за грубое нарушение правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения, которое повлекло занижение налоговой базы.

Согласно ст. 53 Налогового кодекса РФ налоговая база представляет собой стоимостную, физическую или иную характеристику объекта налогообложения.

В первоначальную редакцию ст. 120 Налогового кодекса РФ был включен также и четвертый пункт, предусматривавший ответственность за нарушение правил составления налоговой декларации, выражавшееся в несвоевременном или неправильном отражении в декларации доходов и расходов налогоплательщика, источников доходов, исчисленной суммы налога и (или) других данных, связанных с исчислением и уплатой налога. Данный пункт был исключен Федеральным законом от 9 июля 1999 года N 154-ФЗ. В настоящее время в Государственной Думе Российской Федерации рассматривается законопроект N 460262-6 «О внесении изменения в статью 120 части первой Налогового кодекса Российской Федерации» (об установлении налоговой ответственности за выплаты доходов физическим лицам без оформления трудового договора). Данный законопроект предусматривает введение пятого пункта в ст. 120 Налогового кодекса РФ, который предусматривал бы налоговую ответственность за выплаты доходов физическим лицам без оформления трудового договора (за данное правонарушение устанавливается штраф в размере 20 тыс. руб.).

Согласно ст. 120 Налогового кодекса РФ под грубым нарушением правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения понимается:

— отсутствие первичных документов;

— отсутствие регистров бухгалтерского учета или налогового учета;

— систематическое (два раза и более в течение календарного года) несвоевременное или неправильное отражение на счетах бухгалтерского учета;

— систематическое (два раза и более в течение календарного года) несвоевременное или неправильное отражение в регистрах налогового учета и в отчетности хозяйственных операций;

— систематическое (два раза и более в течение календарного года) несвоевременное или неправильное отражение денежных средств, материальных ценностей, нематериальных активов и финансовых вложений.

Первичный документ является первым свидетельством произошедших фактов деятельности и составляется в момент совершения хозяйственной операции. Первичный документ подтверждает юридическую силу произведенной хозяйственной операции. Он устанавливает ответственность отдельных исполнителей за выполненные ими хозяйственные операции. К первичным документам относятся: кассовый ордер, накладная, справка, акт и т.п.

Для большинства первичных документов введены унифицированные формы (например, для документов по учету основных средств, труда, торговых операций, денежных расчетов). В случае если официальная форма документа не введена, организация сама разрабатывает такую форму.

Обязательными реквизитами первичного учетного документа являются: наименование документа; дата составления документа; наименование экономического субъекта, составившего документ; содержание факта хозяйственной жизни; величина натурального и (или) денежного измерения факта хозяйственной жизни с указанием единиц измерения; наименование должности лица (лиц), совершившего (совершивших) сделку, операцию и ответственного (ответственных) за ее оформление, либо наименование должности лица (лиц), ответственного (ответственных) за оформление свершившегося события; подписи лиц, с указанием их фамилий и инициалов либо иных реквизитов, необходимых для идентификации этих лиц.

Вопрос отнесения счета-фактуры к первичным документам является до сих пор дискуссионным. В Налоговом кодексе РФ понятия «первичный документ» и «счет-фактура» приводятся через запятую. Счет-фактура сам по себе не обозначает какую-либо хозяйственную операцию, он является приложением к собственно первичному документу.

Согласно ст. 169 Налогового кодекса РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг) сумм налога к вычету. Счет-фактура может быть составлен и выставлен как на бумажном носителе, так и в электронной форме. Счет-фактура необходим для получения вычета по НДС, но получение вычета по одному лишь счету-фактуре в отсутствие акта или накладной является неправомерным (из данного правила имеются исключения).

Регистр бухгалтерского учета является элементом организации бухгалтерского учета на предприятии: он предназначен для систематизации и накопления информации, содержащейся в принятых к учету первичных документах, отражения на счетах бухгалтерского учета и в бухгалтерской отчетности.

Обязательными реквизитами регистра бухгалтерского учета являются: наименование регистра; наименование экономического субъекта, составившего регистр; дата начала и окончания ведения регистра и (или) период, за который составлен регистр; хронологическая и (или) систематическая группировка объектов бухгалтерского учета; величина денежного измерения объектов бухгалтерского учета с указанием единицы измерения; наименования должностей лиц, ответственных за ведение регистра; подписи лиц, ответственных за ведение регистра, с указанием их фамилий и инициалов либо иных реквизитов, необходимых для идентификации этих лиц.

Согласно ст. 314 Налогового кодекса РФ аналитическими регистрами налогового учета являются сводные формы систематизации данных налогового учета за отчетный (налоговый) период, сгруппированные в соответствии с требованиями Налогового кодекса РФ, без распределения (отражения) по счетам бухгалтерского учета. Аналитические регистры налогового учета предназначены для систематизации и накопления информации, содержащейся в принятых к учету первичных документах, аналитических данных налогового учета для отражения в расчете налоговой базы. Регистры налогового учета ведутся в виде специальных форм на бумажных носителях, в электронной форме и (или) на любых машинных носителях.

В соответствии с Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 18 января 2001 года N 6-О положения п. 1 и 3 ст. 120 и п. 1 ст. 122, определяющие недостаточно разграниченные между собой составы налоговых правонарушений, не могут применяться одновременно в качестве основания привлечения к ответственности за совершение одних и тех же неправомерных действий, что не исключает возможности их самостоятельного применения на основе оценки судом фактических обстоятельств конкретного дела и с учетом конституционно-правового смысла составов налоговых правонарушений.

В п. 41 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ) от 28 февраля 2001 года N 5 указано, что п. 2 ст. 108 Налогового кодекса РФ закрепляет принцип однократности привлечения лица к ответственности за совершение конкретного правонарушения. В связи с этим при рассмотрении споров, связанных с привлечением к ответственности за грубое нарушение правил учета доходов и (или) расходов и (или) объектов налогообложения, повлекшее занижение налоговой базы, судам необходимо исходить из того, что ответственность за данное нарушение установлена п. 3 ст. 120 Налогового кодекса РФ. Если же занижение налоговой базы, повлекшее неуплату или неполную уплату сумм налога, произошло по иным основаниям, чем указано в абз. 3 п. 3 ст. 120 Налогового кодекса РФ, организация-налогоплательщик несет ответственность, предусмотренную ст. 122 Налогового кодекса РФ.

Данной позиции придерживались и арбитражные суды, однако в связи с изданием Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 года N 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации» Постановление Пленума ВАС РФ от 28 февраля 2001 года N 5 утратило силу. В настоящее время какие-либо разъяснения о порядке применения п. 3 ст. 120 и ст. 122 Налогового кодекса РФ отсутствуют.

В то же время в Постановлении Пленума ВАС РФ от 28 февраля 2001 года N 5 упомянут именно п. 3 ст. 120 Налогового кодекса РФ (а не вся ст. 120 Налогового кодекса РФ). Принимая это во внимание, отдельные суды (например, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 31 августа 2007 года N А56-550/2006) признают правомерным одновременное привлечение налогоплательщиков к ответственности по п. 2 ст. 120 и ст. 122 Налогового кодекса РФ.

Судебная практика указывает на то, что для привлечения к ответственности по ст. 120 Налогового кодекса РФ необходимо наличие как самого деяния, так и вины в его совершении. В случае непредставления запрашиваемых документов в срок, определенный налоговым органом, в связи с их хищением, порчей вследствие пожара, затоплением или при иных обстоятельствах отсутствуют как квалифицирующий признак рассматриваемого правонарушения, так и вина в его совершении. Данное утверждение подтверждается Постановлениями ФАС Уральского округа от 12 января 2004 г. N Ф09-4799/03-АК и от 9 сентября 2004 г. N Ф09-3717/04-АК.

В решении ВАС РФ от 11 сентября 2009 г. N 9513/09 указано, что книга учета доходов и расходов организаций и индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения, является документом налогового учета, и в данном случае порядок заверения книги учета доходов и расходов организаций и индивидуальных предпринимателей следует отнести к ее форме. Следовательно, нарушение обязанности заверения в установленном порядке книги в налоговом органе не может приравниваться к отсутствию регистра налогового учета и, следовательно, не образует состава правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 120 Налогового кодекса РФ. Виды налоговых правонарушений и ответственность за их совершение предусмотрены гл. 16 Налогового кодекса РФ. Нарушение срока заверения в налоговом органе книги учета доходов и расходов организаций и индивидуальных предпринимателей не образует объективную сторону состава налоговых правонарушений, содержащихся в указанной главе Налогового кодекса РФ. Таким образом, за несвоевременное заверение в налоговом органе книги не предусмотрена ответственность, указанная в гл. 16 Налогового кодекса РФ. Данной позиции придерживается и ФНС России в письме от 16 августа 2011 года N АС-4-3/[email protected]

В решении Арбитражного суда г. Москвы от 25 апреля 2008 года N А40-63923/07-75-386 указано, что необоснованное применение налоговых вычетов не является нарушением правил ведения бухгалтерского учета или неправильным учетом объектов налогообложения. Данное нарушение не образует объективную сторону правонарушения, предусмотренного п. 3 ст. 120 Налогового кодекса РФ.

Согласно Постановлению ФАС Поволжского округа от 3 марта 2006 года N А12-23978/05-С51 налоговая декларация не является документом бухгалтерской отчетности. В связи с этим ошибки и неточности, допущенные в ней, не могут квалифицироваться как налоговое правонарушение, предусмотренное ст. 120 Налогового кодекса РФ.

В Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 2 апреля 2002 года N А56-28416/01 указано, что книга покупок и книга продаж не являются первичными учетными и расчетными документами. Отсутствие книги покупок и книги продаж или их непредставление налоговому органу не может служить основанием для привлечения к ответственности по ст. 120 Налогового кодекса РФ.

Налоговая карточка по учету доходов и налога на доходы физических лиц, утвержденная Приказом МНС России от 1 ноября 2000 года N БГ-3-08/379 «Об утверждении форм отчетности по налогу на доходы физических лиц», является первичным документом налогового учета. Поэтому отсутствие налоговых карточек по учету доходов и налога на доходы физических лиц не является грубым нарушением правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения, ответственность за которое предусмотрена ст. 120 Налогового кодекса РФ. В связи с тем что в ст. 120 Налогового кодекса РФ не указано однозначно, что под первичными документами понимаются в том числе и первичные документы налогового учета, а содержание указанной нормы не исключает понимания под первичными документами только документов бухгалтерского учета, привлечение к ответственности в данном случае недопустимо.

Также в Постановлении ФАС Московского округа от 10 декабря 2012 года по делу N А41-38958/11 по поводу вопроса о привлечении к налоговой ответственности в соответствии с п. 3 ст. 120 Налогового кодекса РФ за грубое нарушение организацией правил учета доходов и (или) расходов и (или) объектов налогообложения налоговому органу было отказано в доначислении налога на прибыль и НДС, соответствующих сумм пеней, в том числе по налогу на доходы физических лиц, а также по решению суда были отменены налоговые санкции.

Требования налогоплательщика были удовлетворены, поскольку спорное оборудование и отделочные материалы были полностью использованы при производстве работ и отнесены на расходы. Факт выполнения строительных работ подтвержден вступившим в законную силу решением суда. Также не было доказано наличие оснований для привлечения налогоплательщика к ответственности по п. 3 ст. 120 Налогового кодекса РФ. Право на применение вычетов по НДС подтверждено решением суда.

В ст. 100.1 Налогового кодекса РФ предусматривается порядок рассмотрения дел о налоговых правонарушениях. В данной статье указано, что дела о выявленных в ходе камеральной или выездной налоговой проверки налоговых правонарушениях рассматриваются в порядке, предусмотренном ст. 101 Налогового кодекса РФ. Также указано, что дела о выявленных в ходе иных мероприятий налогового контроля налоговых правонарушениях, за исключением правонарушений, предусмотренных ст. 120, 122 и 123 Налогового кодекса РФ, рассматриваются в порядке, предусмотренном ст. 101.4 Налогового кодекса РФ.

Кроме этого, в случае, если не выставляется авансовый счет-фактура, налоговые органы имеют право оштрафовать налогоплательщика за грубое нарушение правил учета доходов, расходов и объектов налогообложения по ст. 120 Налогового кодекса РФ.

Если показатели представленной декларации не соответствуют данным, полученным в рамках обмена информацией между налоговыми органами государств — участников Таможенного союза ЕврАзЭС, проверяющие налоговые органы имеют право привлечь налогоплательщика к ответственности согласно п. 9 ст. 2 Протокола от 11 декабря 2009 года «О порядке взимания косвенных налогов и механизме контроля за их уплатой при экспорте и импорте товаров в таможенном союзе». Однако факт несоответствия данных не является основанием для начисления штрафа, данное основание не предусмотрено Налоговым кодексом РФ. При наличии состава правонарушения в соответствии со ст. 120 или 122 Налогового кодекса РФ к налогоплательщикам могут применяться меры ответственности на основании указанных норм.

В ст. 113 Налогового кодекса РФ предусматривается срок давности привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения. В соответствии с указанным положением лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения, если со дня его совершения либо со следующего дня после окончания налогового периода, в течение которого было совершено это правонарушение, и до момента вынесения решения о привлечении к ответственности истекли три года (срок давности).

Исчисление срока давности со дня совершения налогового правонарушения применяется в отношении всех налоговых правонарушений, кроме предусмотренных ст. 120 и 122 Налогового кодекса РФ.

Исчисление срока давности со следующего дня после окончания соответствующего налогового периода применяется в отношении налоговых правонарушений, предусмотренных ст. 120 и 122 Налогового кодекса РФ.

В Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 1 октября 2012 года N Ф03-3647/2012 указано, что в Налоговом кодексе РФ отсутствует понятие длящихся налоговых правонарушений. Указанная выше статья исчисляет трехлетний срок давности привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения либо со дня его совершения, либо со следующего дня после окончания налогового периода. Исчисление срока давности со дня совершения налогового правонарушения применяется в отношении всех налоговых правонарушений, кроме предусмотренных ст. 120 и 122 Налогового кодекса РФ. Однако в порядке надзора Постановлением Президиума ВАС РФ от 9 апреля 2013 года N 16061/12 данное Постановление отменено, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Амурской области.

В случае если налоговым органом в ходе проведения проверок налоговых агентов выявлены факты отсутствия учета объекта налогообложения по налогу на доходы физических лиц в разрезе каждого физического лица, организация подлежит привлечению к ответственности, предусмотренной ст. 120 Налогового кодекса РФ, за грубое нарушение правил учета доходов и (или) расходов и (или) объектов налогообложения.

В Кодексе РФ об административных правонарушениях существует схожая статья, которая устанавливает ответственность за грубое нарушение правил ведения бухгалтерского учета и представления бухгалтерской отчетности.

Субъектами правонарушения, предусмотренного ст. 15.11 Кодекса РФ об административных правонарушениях, могут быть руководитель организации как лицо, ответственное за организацию бухгалтерского учета и отчетности, или главный бухгалтер, ответственный за ведение бухгалтерского учета, своевременное предоставление полной и достоверной бухгалтерской отчетности.

Ответственность за грубое нарушение правил ведения бухгалтерского учета и представления бухгалтерской отчетности предусматривает наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 2000 до 3000 руб.

Под грубым нарушением правил ведения бухгалтерского учета и представления бухгалтерской отчетности понимается занижение сумм начисленных налогов и сборов не менее чем на 10 процентов вследствие искажения данных бухгалтерского учета, искажение любой статьи (строки) формы бухгалтерской отчетности не менее чем на 10 процентов.

Должностные лица освобождаются от административной ответственности за административные правонарушения, предусмотренные ст. 15.11 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в случае представления уточненной налоговой декларации и уплаты на основании такой налоговой декларации неуплаченных сумм налогов и сборов, а также соответствующих пеней с соблюдением условий, предусмотренных п. 3, 4 и 6 ст. 81 Налогового кодекса РФ (исправление ошибки в установленном порядке, включая представление пересмотренной бухгалтерской отчетности, до утверждения бухгалтерской отчетности в установленном законодательством Российской Федерации порядке).

Статья 120 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 120 Конституции РФ гласит:

1. Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону.

2. Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом.

Комментарий к Ст. 120 КРФ

1. Комментируемая статья, наряду со ст. 10 Конституции, провозглашает фундаментальный принцип, определяющий положение судебной власти и судей в современном, правовом демократическом государстве, — принцип независимости судей (и судов) и их подчинения только Конституции и федеральному закону. Этот принцип воспроизведен практически во всех судоустройственных и процессуальных актах РФ — федеральных конституционных законах: «О судебной системе Российской Федерации», ст. 5 (СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1; 2001. N 51. Ст. 4824; 2003. N 27. Ст. 2698; 2005. N 15. Ст. 1274), «О Конституционном Суде Российской Федерации», ст. 5 и 13 (СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447, 2001. N 7. Ст. 607; N 51. Ст. 4825; 2004. N 24. Ст. 2334; 2005. N 15. Ст. 1273; 2007. N 7. Ст. 829), «Об арбитражных судах в Российской Федерации», ст. 6 (СЗ РФ. 1995. N 18. Ст. 1589; 2003. N 27. ч. 1. Ст. 2699; 2004. N 12. Ст. 1111; 2006. N 29. Ст. 3120), «О военных судах Российской Федерации», ст. 5 (СЗ РФ. 1999. N 26. Ст. 3170; 2006. N 50. Ст. 5277), Законе РФ «О статусе судей в Российской Федерации» (Ведомости РФ. 1992. N 30. Ст. 1792, СЗ РФ. 1995. N 26. Ст. 2399, 2000. N 26. Ст. 2736; 2001. N 51. Ст. 4834; 2004. N 35. Ст. 3607; 2005. N 15. Ст. 1274 и 1278; 2006. N 5. Ст. 5277; 2007. N 10. Ст. 1151), а также в ГПК РФ (ст. 8), УПК РФ (ст. 7 и 8), АПК РФ (ст. 5).

Однако наиболее полно рассматриваемый конституционный принцип был сформулирован в международных документах, таких, как: «Основные принципы, касающихся независимости судебных органов» (одобрен. в 1985 г. Генеральной Ассамблеей ООН) и «Эффективные процедуры осуществления Основных принципов, касающихся независимости судебных органов» (принят. ЭКОСОС в 1990 г.), а также в Европейской хартии о статусе судей (принята 10 июля 1998 г.)*(11) В этих документах, а также в документах о правах и свободах человека (Всеобщая декларация прав человека 1948 г., международные пакты о правах 1966 г., Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и др.) содержатся общепринятые международные стандарты в сфере организации и осуществления правосудия, одним из которых и признается независимость судебной власти.

Так, пункт 1 Основных принципов предопределяет необходимость существования независимых судебных органов и обязанность всех государственных и других учреждений уважать и соблюдать эту независимость. Пункт 3 содержит правило, согласно которому судебные органы обладают компетенцией в отношении всех вопросов судебного характера и имеют исключительное право решать, входит ли переданное им дело в их установленную законом компетенцию. В п. 4 Основных принципов содержится запрет на неправомерное или несанкционированное вмешательство в процесс правосудия либо на пересмотр судебного решения каким-либо иным органом, кроме суда. А п. 7 закрепляет обязанность государства предоставлять соответствующие средства, позволяющие суду надлежащим образом выполнить свои функции. И наконец, пункт 5 содержит принцип беспристрастности: судебные органы обязаны решать переданные им дела беспристрастно, на основе фактов и в соответствии с законом, без каких-либо ограничений, неправомерного влияния, побуждения, давления, угроз или вмешательства, прямого или косвенного, с чьей бы то ни было стороны и по каким бы то ни было причинам.

Обратим внимание, что и авторы международных документов, и российский законодатель, с одной стороны, различают, а с другой — связывают в неразрывное единство независимость в институциональном аспекте этого понятия (или организационную самостоятельность судебных учреждений и отдельных судей по отношению к другим государственным или общественным органам и лицам) и независимость судебной власти и ее носителей в содержательном значении этого термина (или беспристрастность) (п. 1, 3-5, 7 Основных принципов, процедуры 2-3, 5 Эффективных процедур).

Реализация идеи обособленного от других органов государства, ветвей власти, общественных объединений и т.д. существования судебной власти предполагает, во-первых, рецепцию соответствующим государством принципа разделения властей со всеми вытекающими последствиями; во-вторых, ее закрепление на конституционном и законодательном уровнях; в-третьих, формирование самостоятельной, автономной и самоуправляющейся судебной системы или систем вне структур законодательной либо исполнительной ветви власти, вне каких-то иных органов и институтов гражданского общества. Практика Российского государства свидетельствуют о том, что в современной России этот принцип очевиден. Суд сегодня — самостоятельный орган в организационном смысле этого слова, он не входит в качестве элемента в какую-либо систему органов, за исключением собственной. Суд самостоятелен и в части ресурсного обеспечения: собственно организационного, кадрового, материально-технического, финансового и т.д. (см. комм. к ст. 124). Бюджет судебной системы сегодня — самостоятельные строки в федеральном бюджете (см. комм. к ст. 124). И наконец, суд имеет абсолютно обособленную, обладающую явно выраженной спецификой компетенцию, как предметную, так и территориальную (см. комм. к ст. 125-127), в реализации которой он не подотчетен кому-либо, в том числе вышестоящему суду.

Кроме того, в целях реализации идеи автономности суда на конституционном уровне сформированы и обеспечены на практике такие существенные дополнительные гарантии, как запрет иным государственным органам осуществлять судебную деятельность (см. комм. к ч. 1 ст. 118) и запрет на создание чрезвычайных судов и трибуналов (см. комм. к ч. 3 ст. 118), имеющие также и самостоятельное значение.

Эти положения в равной мере распространяются и на носителей судебной власти — судей. Независимость судьи в институциональном смысле этого понятия или его самостоятельность, так же как и самостоятельность судебной власти, сегодня общепризнанны. Судьи составляют самостоятельную часть государственной службы в широком смысле этого слова, и их правовой статус урегулирован специальным законом — Законом о статусе судей, отражающим особенности их правового положения. Обеспечение судей также осуществляется через специальный орган — Судебный департамент при Верховном Суде РФ в отношении судов общей юрисдикции, через соответствующие подразделения Верховного Суда — в отношении самого Верховного Суда, через соответствующие подразделения Высшего Арбитражного Суда РФ — в отношении федеральных арбитражных судов, через соответствующие подразделения конституционных (уставных) судов*(12) — в отношении этого вида судебных органов (см. также комм. к ст. 124). И наконец, судьи также обладают четко определенной законом компетенцией — рассматривать дела о конституционности, административные, гражданские и уголовные дела в соответствующем суде (см. также комм. к ст. 125-127). Причем судья не может быть привлечен к уголовной, административной, дисциплинарной и иной ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение или принятое решение, если его виновность в преступном злоупотреблении не будет установлена вступившим в юридическую силу приговором суда (ст. 9 и 16 Закона о статусе судей).

Независимость судебной власти, в институциональном смысле этого понятия провозглашенная комментируемой статьей, не была непосредственным предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ, но практически аналогичная действующему сегодня правилу норма ст. 167 Конституции РФ 1978 г. (с изм. и доп.) послужила основанием для признания ряда положений Закона Кабардино-Балкарской Республики о статусе судей не соответствующими федеральной Конституции. Причем формулировка ч. 1 ст. 1 оспариваемого Закона была признанной сужающей содержание конституционного принципа независимости судей, поскольку ограничивала его действие лишь временем рассмотрения конкретных дел и материалов, но не содержала запрета вмешательства в судебную деятельность за пределами судебного разбирательства и тем самым не исключала подотчетности судей все судебного процесса (см. подробнее п. 3-6 Постановления Конституционного Суда от 30 сентября 1993 г. N 18-П//ВКС РФ. 1994. N 6). Также не обоснованной конституционно интервенцией в сферу компетенции судебной власти и не соответствующими нормам комментируемой статьи были признаны Постановлением Конституционного Суда от 25 февраля 2004 г. N 4-П (СЗ РФ. 2004. N 9. Ст. 831) положения п. 10 ст. 75 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и ч. 1 ст. 259 ГПК, поскольку допускали произвольное определение Центральной избирательной комиссией РФ компетенции Верховного Суда (являвшейся участником соответствующего правоотношения) относительно уже возникших избирательных споров*(13).

Важным в рассматриваемом аспекте принципа независимости судебной власти стало и Постановление от 23 января 2007 г. N 1-П по делу о проверке конституционности положений п. 1 ст. 779 и п. 1 ст. 781 ГК РФ (СЗ РФ. 2007. N 6. Ст. 828). В этом Постановлении Конституционный Суд рассмотрел вопрос о соотношении публично-правового и частноправового начал в законодательном регулировании договорных отношений в сфере оказания юридической помощи применительно к так называемому гонорару успеха — плавающей шкале оплаты соответствующих услуг в зависимости от результатов рассмотрения дела судом. Высокий Суд констатировал, что свобода договора имеет объективные пределы, которые определяются основами конституционного строя и публичного правопорядка. В частности, речь идет о недопустимости распространения договорных отношений и лежащих в их основе принципов на те области социальной жизнедеятельности, которые связаны с реализацией государственной власти. Поскольку органы государственной власти и их должностные лица обеспечивают осуществление народом своей власти, их деятельность (как сама по себе, так и ее результаты) не может быть предметом частноправового регулирования, так же как и реализация гражданских прав и обязанностей не может предопределять конкретные решения и действия органов государственной власти и должностных лиц. Применительно к сфере реализации судебной власти это обуславливается, помимо прочего, принципами ее самостоятельности и независимости (ст. 10; 11, ч. 1; ст. 118 и 120 Конституции, ст. 1 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»): правосудие в РФ, согласно Конституции, осуществляется только судом, который рассматривает и разрешает в судебном заседании конкретные дела в строгом соответствии с установленными законом процедурами конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ч. 1 и 2 ст. 118) на основе свободной оценки доказательств судьей по своему внутреннему убеждению в условиях действия принципа состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции), предопределяющего, что функция правосудия в любой его форме отделена от функций спорящих перед судом сторон.

Следовательно, законодательное регулирование общественных отношений по оказанию юридической помощи должно осуществляться с соблюдением надлежащего баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как гарантирование квалифицированной и доступной (в том числе в ряде случаев бесплатной) юридической помощи, самостоятельность и независимость судебной власти и свобода договорного определения прав и обязанностей сторон в рамках гражданско-правовых отношений по оказанию юридической помощи, включая возможность установления справедливого размера ее оплаты.

С другой стороны, в России созданы условия для осуществления независимой судебной власти в смысле содержательном или, иными словами, беспристрастной судебной власти. Так же как в первом случае, здесь необходимо, с одной стороны, создание законодательных правил и формирование соответствующей практики. К числу первых относятся: а) собственно формирование принципа беспристрастности, или подчинения судей и судов во время отправления правосудия только закону; б) создание юридических и иных гарантий беспристрастности; в) формирование соответствующих правовых институтов юридической ответственности (уголовного и административного характера) за вмешательство в осуществление правосудия (по сути также являющихся юридическими гарантиями, но, учитывая их значимость, обычно выделяемыми в отдельный пункт).

Принцип независимости судебной власти в ее содержательном аспекте наиболее ярко проявляется применительно к судьям, но, имея в виду, что понятие «суд» — многозначно, в том числе в процессуальном смысле этого слова; суд есть совокупность ординарных (см. комм. к ст. 47) судей (а иногда и непрофессиональных судей; см. комм. к ст. 20 и 32), осуществляющих правосудие в конкретном судебном процессе, необходимо говорить и о беспристрастности суда. Так же как и основные принципы статуса судебной власти, принципы статуса судей исходят из представлений о естественном, или должном, правосудии и также нашли свое выражение в международных документах. «Статус судей означает обеспечение компетентности, независимости и беспристрастности, которых любой человек законно ожидает от судебных органов и от каждого судьи, которому доверена защита его прав. Он исключает любое положение и любую процедуру, способные поколебать доверие к этой компетентности, независимости и беспристрастности» (п. 1.1 Европейской хартии о статусе судей).

Российское законодательство содержит сложную систему гарантий, призванных обеспечить как объективную, так и субъективную беспристрастность судьи в процессе рассмотрения им дела. Для российской науки более привычным по сравнению с критерием объективной беспристрастности предстает существование второго критерия независимости судей в содержательном смысле этого слова, или критерия субъективной беспристрастности, т.е. отсутствия предубеждений или тенденциозности при рассмотрении конкретного дела, вызванных приверженностью каким-то идеям, членством в каких-то организациях, личными или семейными привязанностями. Иными словами, это проблема скорее субъективной свободы каждого судьи от идейного или эмоционального давления, связанная в большей степени с принципами господства права и правового государства, признанием и уважением многообразия убеждений светского и религиозного типов, правом и свободой конкретного судьи выносить решения только на основе закона и в точном соответствии с ним. Заметим, что наличие или отсутствие беспристрастности судей в этом ее проявлении, приверженность судей только закону и конституции является, пожалуй, основным источником авторитета судей в обществе.

Российскому законодательству известно несколько видов возможного влияния (давления) на членов судейского корпуса в этом аспекте: общественное (в самом широком смысле этого слова), политическое или партийное, корпоративное и даже семейное. И как следствие, сформулировано общее правило: Закон о статусе судей (ч. 3 ст. 3) устанавливает четкие требования, направленные на обеспечение субъективной беспристрастности: а) судья не вправе быть депутатом, третейским судьей или арбитром; б) судья не может принадлежать к политическим партиям и движениям; в) судья не может осуществлять предпринимательскую деятельность, а также совмещать работу в должности судьи с другой оплачиваемой работой, кроме научной, преподавательской, литературной и иной творческой деятельности. Судья также не может состоять в профессиональном объединении, за исключением собственно судейского сообщества, но и в этом случае он становится членом по должности, а не по желанию. Правила ч. 4 этой же статьи устанавливают режим несовместимости для судей, пребывающих в отставке (последнее необходимо в связи с особенностями правового положения судьи, пребывающего в отставке, суть которых заключается в возможности привлечения этих лиц к осуществлению правосудия без прохождения процедуры назначения на должность). Несколько иной перечень занятий и действий, несовместимых с должностью судьи (различия носят непринципиальный характер), содержится в Законе о Конституционном Суде (ст. 11). Правила, определяющие пределы несовместимости занятия судейской должности с другими занятиями, тесно связаны с процедурами приостановления и прекращения полномочий судьи, поскольку их нарушение является основанием для возбуждения соответствующих процедур (ст. 13 и 14 Закона о статусе судей; см. также комм. к ст. 121 Конституции).

Идея субъективной беспристрастности традиционно находит свое развитие в процессуальном законодательстве, в нормах которого детально урегулированы вопросы оснований и порядка отвода судьи в случаях сомнений в его объективности или заинтересованности в исходе дела, причем акцент, в отличие от судоустройственного законодательства, сделан на вопросах, связанных с личной заинтересованностью в исходе дела, а также с родственными или семейными связями (ст. 16-19, 21 ГПК, ст. 62-64 УПК, ст. 21, 22, 24, 26 АПК).

Требования, обеспечивающие субъективную беспристрастность, содержатся и в новом Кодексе судейской этики, утвержденном VI Всероссийским съездом судей 2 февраля 2004 г. (Вестник ВАС РФ. 2005. N 2). Так, часть 2 ст. 4 обязывает судью не допускать влияния на свою профессиональную деятельность кого бы то ни было. Судья при исполнении своих обязанностей не должен проявлять предубеждения расового, полового, религиозного или национального характера.

Объективную беспристрастность, т.е. беспристрастность судейского корпуса в целом, призваны обеспечить следующие меры.

Первое. Государство обязано гарантировать существование такого порядка формирования судейского корпуса или отбора и назначения судьи, который не вызывал бы сомнений в его приверженности только интересам правосудия и исключал бы какие бы то ни было формы дискриминации (п. 10 Основных принципов). В РФ процесс формирования судейского корпуса двухстадиен. Первая стадия — предварительный отбор — осуществляется в рамках судейского сообщества (ст. 1, 5 и 18 Закона о статусе судей) и заключается в: 1) прохождении медицинского освидетельствования кандидатом*(14); 2) проверке достоверности документов и сведений, предоставленных кандидатом на должность судьи в квалификационную коллегию (п. 7 ст. 5 названного Закона), которая реализуется коллегией (результаты проверки могут быть получены и после сдачи квалификационного экзамена; выявление недостоверности документов и сведений препятствует даче квалификационной коллегией судей рекомендации); 3) сдаче претендентом — лицом, соответствующим требованиям, предъявляемым к кандидату на должность судьи статьей 119 Конституции (подробнее см. комм. к ней) и статьей 4 Закона о статусе судей*(15), — квалификационного экзамена на должность судьи; 4) получении заключения о рекомендации соответствующей квалификационной коллегии судей*(16), 5) получении согласия председателя соответствующего суда, которое выражается в направлении представления о назначении Президенту. До недавнего времени существовала еще одна стадия процесса отбора кандидата на должность судьи — согласования с органом законодательной (представительной) власти субъекта Федерации, на территории которого расположен суд (Конституционный Суд в своем Определении от 21 декабря 2000 г. N 252-О в связи с жалобой гр. Юркина С.А. на нарушение его конституционных прав ч. 6 ст. 13 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» и статьей 6 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» выявил конституционно-правовой смысл названных норм, придя к выводу о том, что такое согласование является факультативным. В 2001 г. федеральный законодатель вообще отказался от института согласования кандидатов на должности судей федеральных судов с органами государственной власти субъектов Федерации (СЗ РФ. 2001. N 3. Ст. 273); данная правовая позиция подтверждена в Определении от 4 декабря 2003 г. N 428-О по запросу Государственного Собрания — Курултая Республики Башкортостан (ВКС РФ, 2004. N 3).

Вторая стадия процесса формирования судейского корпуса — собственно формирование — реализуется Советом Федерации в отношении судей, а также Председателя и заместителей Председателя Верховного, Высшего и Конституционного судов (см. комм. к п. «ж» ч. 1 ст. 102 и ст. 128) и Президентом в отношении всех иных судей, а также председателей и заместителей председателей федеральных судов (см. комм. к п. «е» ст. 83 и ст. 128, а также к п. «л» ст. 72), а также законодательными (представительными) органами субъектов Федерации в отношении судей судов субъектов Федерации*(17).

С момента вступления в силу Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» (СЗ РФ. 2002. N 11. Ст. 1022; 2003. N 27. ч. 2. Ст. 2710; 2004. N 33. Ст. 3369; 2005. N 15. Ст. 1278) в формировании судейского корпуса на всех уровнях принимает участие и общественность, что можно оценить как попытку дальнейшего движения по формированию гарантий соблюдения конституционного принципа независимости судебной власти. Согласно ст. 11, в состав квалификационных коллегий судей входят не только судьи (отметим: введен также весьма важный запрет на вхождение в состав квалификационных коллегий председателей судов и их заместителей), но и представители общественности: десять членов Высшей квалификационной коллегии судей — представителей общественности назначаются Советом Федерации в соответствии с его Регламентом (гл. 27.1), по четыре представителя общественности в каждой квалификационной коллегии субъектов Федерации назначаются законодательным (представительным) органом государственной власти соответствующего субъекта Федерации. Весьма любопытным является в этом отношении Определение Конституционного Суда от 9 июня 2005 г. N 288-О по жалобе гр. Елсакова А.В. на нарушение его конституционных прав ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» (Судебная практика). Заявителю было отказано в даче рекомендации в представители общественности в квалификационной коллегии судей. Этот отказ был обжаловал в суд общей юрисдикции, который, в свою очередь, отказал заявителю в принятии заявления. Последующими судебными решениями решение суда первой инстанции было оставлено в силе. В названном Определении Конституционный Суд еще раз подтвердил сформулированную им фундаментальную позицию: ни одно решение субъекта, наделенного публичными функциями (к каковым относится и квалификационная коллегия судей), если оно затрагивает права и свободы человека и гражданина, не может быть выведено из сферы судебного контроля*(18).

Закон об органах судейского сообщества предусмотрел косвенное участие еще одного субъекта — Президента в процессе отбора кандидата на должность судьи, предоставив ему полномочие направлять по одному представителю в каждую квалификационную коллегию судей (ст. 11).

Таким образом, в процессе формирования судейского корпуса участвуют все три ветви государственной власти (в разных формах и в различной степени), и, соответственно, их возможности давления или иного влияния на существующие механизмы минимизированы. Мировая практика знает различные способы формирования судейского корпуса, но участие трех ветвей государственной власти в этих процессах признается одной из наиболее существенных гарантий объективной беспристрастности (в самых различных формах), при условии что более половины состава органа, который осуществляет процедуру, представлен судьями (п. 1.3 Европейской хартии о статусе судей). С другой стороны, в рассматриваемом процессе обычно принимают участие и наиболее авторитетные представители иных юридических сообществ — адвокатского, научного и т.п. Думается, что существующий сегодня порядок формирования судейского корпуса вполне соответствует общепризнанным стандартам; хотя потенции судейского сообщества и реализуются здесь на первой стадии, но по сути являются решающими.

Второе. Должно быть осуществлено формирование такого порядка приостановления и прекращения полномочий судьи (см. также комм. к ст. 121), который также обеспечивал бы состояние независимости судьи и исключал бы возможность угрозы освобождения от должности не по причине неспособности выполнять свои обязанности судьи или за поведение, делающее его не соответствующим занимаемой должности (п. 17, 18 Основных принципов), при условии сохранения требований п. 1.3 Европейской хартии о статусе судей.

В настоящий момент в РФ действует порядок приостановления и прекращения полномочий судьи, установленный соответственно статьями 13 и 14 Закона о статусе судей. Решение о приостановлении и прекращении полномочий в обоих случаях принимает квалификационная коллегия судей, в состав которой входят судьи различных судов. Решение квалификационной коллегии может быть обжаловано в Высшую квалификационную коллегию судей, последнее — в Верховный Суд. Конституционный Суд подтвердил конституционность данного положения в ряде своих определений, устранив возникшую с принятием новых актов — ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» и ГПК — неопределенность (определения от 16 декабря 2004 г. N 394-О по жалобе Генерального прокурора РФ//ВКС РФ. 2005. N 2); от 2 февраля 2006 г. N 45-О по жалобам гр. Семак С.В. и Сокотова В.П; от 2 марта 2006 г. N 59-О в связи с жалобой гр. Литвинова А.В.; от 12 июля 2006 г. N 181-О по запросу Калининградского областного суда//Судебная практика).

Основания для приостановления и прекращения полномочий судьи перечислены в законе исчерпывающим образом — см. ст. 13 и 14 Закона о статусе судей; подробнее см.: комм. к ст. 121).

Третье. Необходимо формирование такого порядка осуществления судьей своей деятельности, который также исключал бы возможность давления на судью в вопросах его перемещения по служебной лестнице, перемещения или перевода в другие суды, а также существование права судьи на отставку или принцип несменяемости судей (подробнее см. комм. к ст. 121).

Четвертое. Необходимо признание государством принципа неприкосновенности (см. комм. к ст. 122) и безопасности судьи. Международные акты связывают эти два понятия. Российские законы рассматривают безопасность судьи в качестве самостоятельной гарантии его независимости. Судьям предоставляются специальные гарантии в форме государственной защиты, осуществляемой в соответствии со специальным законом — ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» (СЗ РФ. 1995. N 17. Ст. 1455; 1999. N 2. Ст. 238; 2000. N 10. Ст. 1067; 2001. N 26. Ст. 2580; N 49. Ст. 4566; 2002. N 50. Ст. 4928; 2003. N 27. Ч. 1. Ст. 2700; 2004. N 27. Ст. 2711; N 35. Ст. 3607). Этот Закон предусматривает широкий спектр мер, к которым судья или члены его семьи могут прибегнуть в случае необходимости: а) личная охрана, охрана жилища и имущества; б) выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности; в) временное помещение в безопасное место; г) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах; перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы; д) переселение на другое место жительства; е) замена документов, изменение внешности (ст. 5). Функцию обеспечения безопасности судей в течение рабочего дня отчасти выполняют и судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов (ст. 11 ФЗ «О судебных приставах»//СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3590; 2004. N 27. Ст. 2711; N 35. Ст. 3607; N 46. Ст. 4537). Гарантии безопасности распространяются и на присяжных и арбитражных заседателей (естественно, в тот период времени, когда они осуществляли правосудие, или в связи с таким участием).

Пятое. Государство обязано обеспечить выделение адекватных ресурсов, гарантирующих функционирование судебной системы, включая назначение достаточного числа судей и формирование достаточного числа судов, соотносимых с числом рассматриваемых дел; обеспечение судов необходимым техническим персоналом и оборудованием, обеспечение вознаграждения и жалованья (процедура 5 Эффективных процедур, а также Рекомендация R (86) 12 Комитета Министров Совета Европы относительно мер по недопущению и сокращению чрезмерной нагрузки на суды). К сожалению, ни российская Конституция, ни текущее федеральное законодательство не восприняли этот принцип в полном объеме. Независимость судебной власти и ее конкретного носителя — судьи во многом определяется не только юридическими гарантиями их статуса, но и — а в нашей стране, увы, тем более — гарантиями материального свойства.

Первый, и очень серьезный, аспект — наличие достаточного числа судов и судей. В течение последних 15 лет, с момента принятия Концепции судебной реформы в России (1991 г.), практически каждое решение Совета или Съезда судей России, каждая публикация, каждое выступление, посвященные проблемам судейства, констатируют нехватку как судебных учреждений, так и судей. Этот факт стал, к сожалению, общим местом. Решение данной проблемы связано с существенными затратами ресурсов, что в условиях хронического недостаточного финансирования уже существующих судов неизбежно ставит проблему в ряд трудноразрешимых. Но помимо собственно материальных затрат на строительство новых зданий судов, оборудование их соответствующей техникой и т.п., включение в федеральный бюджет расходов на содержание таких новых зданий и т.д., учреждение соответствующего числа судейских мест и мест работников судов, включение в федеральный бюджет соответствующих расходов и т.п. существует и более сложная проблема, расчет затрат на решение которой не так очевиден. Новые судейские кресла, равно как и рабочие места сотрудников аппарата суда, должен кто-то занять. Следовательно, необходимо подготовить некоторое число юристов, а также обеспечить их практикой (учитывая наличие высоких квалификационных требований, предъявляемых к кандидатам на судейские должности; ст. 119 Конституции) и, кроме того, вероятно, необходимо предусмотреть существенные затраты на повышение уровня содержания судейского корпуса.

Именно на эти параметры была ориентирована Федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России на 2001-2006 годы», утвержденная 21 ноября 2001 г. Правительством. На эти же параметры ориентируется и Федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России на 2007-2011 гг.», утвержденная Правительством 21 сентября 2006 г. Первые шаги по преодолению этой проблемы, называемой в практике Европейского суда по правам человека проблемой структурного портфеля*(19) нерассмотренных дел институционального характера, уже предприняты: им стало, во-первых, учреждение и постоянное развитие института мировых судей. Несмотря на свое название и несколько отличный от федеральных судей порядок назначения (избрания) на должность, по своей правовой природе это скорее младшие или низшие государственные судьи, а не мировые судьи в классическом понимании института. В настоящий момент вполне успешно действует около 15 тысяч мировых судей, что существенно увеличило «пропускную способность» судебной системы. Однако, представляется, что дальнейший численный рост судейского корпуса и количество судов не лучший способ выхода из сложившейся ситуации, поскольку уже сегодня ощущается дефицит претендентов на судейские должности.

С другой стороны, в 1999 г. учреждена и фактически действует с 2000 г. Российская академия правосудия при Верховном Суде Российской Федерации. Ее деятельность, безусловно, способствует повышению квалификации уже действующих судей и более фундаментальной подготовке кандидатов в судьи, однако и ее «пропускная способность» пока недостаточна. Останавливаться на этих и некоторых других предпринимаемых мерах нельзя. Например, с появлением мировых судей возникла, но пока еще не решена проблема рассмотрения апелляционных жалоб в районных судах не единоличным судьей, но коллегией и т.п. Перспективным в этом смысле представляется и исследование проблем территориальной расположенности судов (Крайний Север и иные труднодоступные территории, мегаполисы, сельские местности), восстановление института выездных сессий (основания для их проведения в законе имеются, но применение практически отсутствует), так называемых гибких, или «резиновых», подходов к организации судебной системы, предполагающих формирование различных конфигураций судов одной инстанции в зависимости от потребностей конкретной территории (наличие или отсутствие специализированных составов или коллегий и т.п.). Своего решения ждет и проблема дальнейшей специализации, например выделение административной, ювенальной, трудовой, пенитенциарной юстиции. Следовало бы более внимательно отнестись и к квазисудебным способам разрешения споров, таких как посредничество, примирительство, третейское разбирательство и иные разновидности альтернативного судебному разбирательства (ADR).

Второй аспект рассматриваемого пакета гарантий составляет принцип достаточного обеспечения судов, судей и сотрудников аппарата судов. Виды обеспечения различаются не только по субъекту, но и по характеру предоставляемых ресурсов: финансовое, материально-техническое, организационное и т.д. Этот принцип нашел отражение в части финансового обеспечения и в нормах российской Конституции — ст. 124 (см. комм. к ней).

Российскому законодательству известна еще одна дополнительная гарантия независимости судьи, выразившаяся в предоставлении мер материального и социального обеспечения и социальной защиты судьи и его семьи (ст. 19, 20 Закона о статусе судей, ст. 29-31 Закона о военных судах, а также нормы ФЗ «О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации»//СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 144, 1997. N 30. Ст. 3587; 2000. N 32. Ст. 3341; 2001. N 1. Ч. 1. Ст. 2, N 51. Ч. 1. Ст. 5030; 2002. N 26. Ст. 2522; 2004. N 35. Ст. 3607; п. 2-7 Указа Президента РФ от 7 февраля 2000 г. «Об обеспечении деятельности Конституционного Суда Российской Федерации и о предоставлении социальных гарантий судьям Конституционного Суда Российской Федерации и членам их семей»//СЗ РФ. 2000. N 7. Ст. 795; 2002. N 26. Ст. 2568; 2006. N 25. Ст. 2700). Наличие в таком количестве специальных норм, гарантирующих достаточное обеспечение не только судей, но и членов их семей, порождено, как представляется, конкретно-историческими причинами.

В советский период роль судьи в обществе была незначительна. Судья замыкал цепочку должностных лиц правоохранительных органов, целью деятельности которых была охрана существующего политического и правового порядка. Наличие карательного или обвинительного характера деятельности суда в таких условиях было неизбежным, что, в свою очередь, порождало представление о суде только как о последнем звене, не имеющем самостоятельного значения и тем более не обладающем самостоятельностью в суждениях. Применительно к рассматриваемому вопросу последствия очевидны: денежное содержание судей было меньшее, чем у работников правоохранительных органов, а заработная плата работников аппаратов суда столь ничтожной, что к середине 80-х годов прошлого века аппараты нижестоящих судов были практически разрушены. Естественно, что в таких условиях в момент разработки и принятия Концепции судебной реформы и Закона о статусе судей внимание к вопросам материального и социального обеспечения судей и работников аппарата судов было значительным, а гарантии материального свойства воспринимались как основные. Столь же логичным в этих условиях было распространение гарантий данного вида на членов семей судей. Во-первых, судейская профессия воспринималась и воспринимается, отчасти по отмеченной выше традиции, как сопряженная с опасностью для жизни, что компенсируется дополнительными социальными льготами по аналогии с обеспечением работников правоохранительных органов или военных. Во-вторых, уровень социального обеспечения судьи, особенно в случае ухода его в отставку, выше, чем у обычного пенсионера, что требует его распространения и на семью судьи, особенно в случае потери кормильца и т.п. Третьим фактором, а может быть и определяющим, является состояние российской экономики. Думается, что по мере развития и преодоления негативных экономических явлений этот блок гарантий может прекратить свое существование, хотя необходимо отметить, что в ходе очередного этапа судебной реформы в 2000-2002 гг. (так называемая реформа Д.Н. Козака), равно как и в ходе реформы, направленной на монетизацию мер натурального характера, связанных с дополнительной социальной защитой отдельных категорий граждан, данный блок гарантий конституционно-правового статуса судей не претерпел существенных изменений — напротив, он оказался «защищенным» от реформ. Практически изменения коснулись только вопроса обеспечения судей жилой площадью (п. 3 ст. 19 Закона о статусе судей), финансирование соответствующих расходов непосредственно отнесено к расходам федерального бюджета (а не посредством возврата затраченных сумм местному самоуправлению, которое раньше вначале выделяло необходимую площадь, а затем обращалось к федеральному казначейству за возмещением). Порядок выделения соответствующих средств, который должен быть установлен Правительством РФ, к сожалению, к настоящему моменту отсутствует*(20).

Конституционный Суд весьма подробно проанализировал гарантии этого вида в своем Постановлении от 19 февраля 2002 г. N 5-П по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 15 Закона РФ от 26 июня 1992 г. «О статусе судей в Российской Федерации», ст. 2 ФЗ от 21 июня 1995 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» и ч. первой ст. 7 ФЗ от 10 января 1996 г. «О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации» в связи с жалобами ряда граждан — судей и судей в отставке (СЗ РФ. 2002. N 10. Ст. 1015). Предметом рассмотрения стали те нормы законов, которые связывали распространение материальных гарантий только на лиц, ушедших в отставку с должности судьи, но не на их бывших коллег, ушедших с должности судьи, либо до вступления в силу оспариваемых норм, либо ушедших на пенсию хотя и при наличии необходимого судейского стажа и достигших соответствующего возраста, но не с должности судьи. Конституционный Суд подтвердил, что конституционный принцип независимости суда гарантируется не только провозглашением несменяемости и неприкосновенности судей, а также необходимостью предусмотреть в законодательстве их надлежащее материальное содержание (ст. 119-122 и 124 Конституции). При этом конституционный статус судьи является не личной привилегией, а средством, призванным обеспечивать каждому действительную защиту его прав и свобод правосудием (ст. 18 Конституции). А имея в виду положения о единстве конституционно-правового статуса судей, Суд подтвердил и тот факт, что действие оспариваемых норм распространяется на всех судей, ушедших на пенсию с судейской должности по основаниям, совместимым со статусом судьи, либо с истечением срока полномочий вне зависимости от времени такого ухода. Конституционный Суд признал оспариваемые нормы не противоречащими Конституции в их конституционно-правовом смысле, выявленном в Постановлении*(21).

Как правило, в российской юридической литературе выделяется еще одна гарантия независимости судей и подчинения их только Конституции и закону (в аспекте объективной беспристрастности) — установленная законом процедура осуществления правосудия, исключающая постороннее воздействие на судей, заключающаяся в наличии в процессуальном законодательстве соответствующих норм, содержащих запреты подобного вмешательства, с одной стороны, и детализирующих принцип беспристрастности — с другой (например, нормы об оценке доказательств, отводах, о тайне совещательной комнаты и др.). Несмотря на общепринятость этого мнения, полагаем необходимым заметить, что явление «связанности» органа государственной власти нормами материальных и процессуальных законов, исключение постороннего влияния и т.п. имеет универсальный характер в современном правовом государстве. Оно распространяется и на законодателя, и на исполнителя, каждый из которых в силу конституционной конструкции может действовать только в пределах своей компетенции, определенной законом, и в специальном порядке, также установленном законом, а зачастую и собственно Конституцией (например, ст. 111-116 Конституции, ст. 12-29 и др. ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» (СЗ РФ. 1997. N 51. Ст. 5712, 1998. N 1. Ст. 1; 2004. N 25. Ст. 2478; N 45. Ст. 4376; 2005. N 23. Ст. 2197; 2007. N 10. Ст. 1147). Аналогичную роль играют запреты лоббизма, ведомственного и иного давления.

Специфической гарантией состояния независимости судебной власти в РФ является, наконец, и законодательное правило, обеспечивающее существование всех перечисленных выше гарантий, закрепленное в ст. 5 ФКЗ о судебной системе и в ст. 9 Закона о статусе судей: существующие в РФ гарантии независимости судей не могут быть отменены, ограничены или снижены иными нормативными правовыми актами РФ или ее субъектов, что многократно подтверждено Конституционным Судом.

2. Комментируемые нормы обладают существенной новизной. Предшествующие Конституции не действовали непосредственно, и, учитывая общественную значимость функции правосудия, современный конституционный законодатель, видимо, стремился особо подчеркнуть не только право, но и обязанность судьи подчиняться именно Конституции и федеральному закону, дополнительно акцентируя внимание на их верховенстве в системе источников российского права. С другой стороны, конституционная модель правовой системы также сильно отличалась от ранее действовавшей; в частности, были учреждены институты не только федерального законодательства, но и законодательства субъектов Федерации. В этих условиях также имела смысл норма, дополнительно (по отношению к правилам ст. 76 Конституции) раскрывающая конституционный принцип верховенства федерального закона. Однако данная норма на практике потребовала разъяснения ее смысла в сочетании с нормами ч. 2 и особенно ч. 5 ст. 125, ст. 126 и 127 Конституции, являющимися конкретизирующими по отношению к рассматриваемой (см. комм. к ст. 125 в части о разграничении полномочий судов). Пленум Верховного Суда РФ 31 октября 1995 г. в своем Постановлении «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (о правовой природе разъяснений см. комм. к ст. 126) установил, что суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности когда:

а) закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;

б) суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории РФ до вступления в силу Конституции, противоречит ей;

в) суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;

г) закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом Федерации по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов, противоречит Конституции, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.

Отметим также, что комментируемая часть 1 ст. 120 содержит упоминание о федеральном законе, а не о законе вообще. Данная позиция корректируется правилом, содержащимся в ч. 2 ст. 120.

Норма, содержащаяся в ч. 2 комментируемой статьи, конкретизирует содержание правил ч. 1. Эта норма, вслед за предыдущей, наделяет суд правом и обязанностью подчиняться только закону, не применяя в конкретном деле подзаконный акт, в случае его несоответствия закону, т.е. и федеральному закону, и закону любого из субъектов Федерации. Таким образом, устраняется некоторая неясность, возникающая при анализе предыдущей нормы.

Действия комментируемой нормы распространяются на все подзаконные акты: от актов Президента до актов органа местного самоуправления или органа юридического лица.

Необходимо также иметь в виду, что реализация данного правила, равно как и положения ч. 1, относительно подчинения только Конституции имеет две принципиально различные формы. Первая заключается в рассмотрении дела судом в порядке абстрактного судебного контроля за конституционностью (конституционные, уставные суды) или законностью, т.е. дела, в котором предметом рассмотрения является вопрос только о соответствии того или иного акта Конституции либо закону. Вторая форма — форма конкретного судебного контроля (значительно более распространенная), напротив, предполагает рассмотрение конкретного гражданского, административного, трудового, жилищного, уголовного и тому подобных дел, в ходе которых встает соответствующий вопрос. Обе формы детально урегулированы судоустройственным и процессуальным законами. Вопрос о характере и пределах судебного контроля был предметом рассмотрения в Конституционном Суде, о чем подробно см. комм. к ст. 125 и постановления Конституционного Суда: от 16 июня 1998 г. N 19-П по делу о толковании отдельных положений ст. 125-127 Конституции (ВКС РФ. 1998. N 5), от 11 апреля 2000 г. N 6-П по делу о проверке конституционности отдельных положений п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 21 и п. 3 ст. 22 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» (СЗ РФ. 2000. N 16. Ст. 1774), от 18 июля 2003 г. N 13-П по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 115 и 231 ГПК РСФСР, ст. 1, 21 и 22 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» (СЗ РФ. 2003. N 30. Ст. 3101); от 27 января 2004 г. N 1-П по делу о проверке конституционности отдельных положений п. 2 ч. первой ст. 27, ч. 1, 2 и 4 ст. 251, ч. 1-3 ст. 253 ГПК (СЗ РФ. 2004. N 5. Ст. 403), а также определения: от 5 ноября 1998 г. 147-О в связи с запросом Иркутского областного суда (ВКС РФ. 1999. N 1), от 2 апреля 2001 г. N 152-О в связи с запросом Верховного Суда Республики Тыва (ВКС РФ. 2001. N 6), от 10 декабря 2002 г. N 283-О по запросу Правительства РФ (СЗ РФ. 2002. N 52. Ст. 5289), от 10 декабря 2002 г. N 284-О по запросу Правительства РФ (там же. Ст. 5290).

Еще по теме:

  • Саратов мировой суд фрунзенского района Мировые судьи Фрунзенского района г. Саратова Дата размещения статьи: 16.06.2015 Судебный участок №1 Фрунзенского района г. Саратовамировой судья: Павлова Юлия Валерьевна Адрес: 410012, г. Саратов, ул. Б. Садовая, 158 Телефон: 8 (8452) […]
  • Гл38 тк рф Статья 112 ТК РФ. Нерабочие праздничные дни Текущая редакция ст. 112 ТК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год Нерабочими праздничными днями в Российской Федерации являются: 1, 2, 3, 4, 5, 6 и 8 января - Новогодние каникулы; 7 […]
  • Гк рф прекращение залога Статья 352 ГК РФ. Прекращение залога Текущая редакция ст. 352 ГК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год 1. Залог прекращается: 1) с прекращением обеспеченного залогом обязательства; 2) если заложенное имущество возмездно […]
  • Мировой суд таганрога участок 11 Департамент по обеспечению деятельности мировых судей Ростовской области г. Ростов-на-Дону, ул. Дранко, 108 б, 344018телефоны: 8 (800) 200 5044, (863) 234 50 44факс: (863) 234 50 44 Судебные участки Таганрогского судебного района […]
  • Посмотреть очередь на жилье петропавловск Просмотр номера очереди на жилье из государственного жилищного фонда 30 календарных дней Как получить услугу онлайн Перейти по кнопке «Заказать услугу онлайн». Заполнить и отправить заявку (ЭЦП не требуется). В заявке указать регион […]
  • Сохранения гпк 132 Сохранения гпк 132 Обязательные требования по добавлению сохранения: 1. Версия игры 2. Имя персонажа 3. Ранг 4. Корабли 5. Предметы(Деньги,амуниция) 6. Пройденные квесты В : Как загрузить сохранение в игру? О : Закинуть в такой путь […]