Статья 174.1 УК РФ. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления

Новая редакция Ст. 174.1 УК РФ

1. Совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом —

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года.

2. То же деяние, совершенное в крупном размере, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере до пятидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частью первой или второй настоящей статьи, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) лицом с использованием своего служебного положения, —

наказываются принудительными работами на срок до трех лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового, с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

4. Деяния, предусмотренные частью первой или третьей настоящей статьи, совершенные:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до семи лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового, с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового.

Комментарий к Статье 174.1 УК РФ

1. Общественная опасность преступления заключается в подрыве установленной законом экономической деятельности в государстве, в придании материальным ценностям, добытым в результате совершения преступления, легального статуса.

Комментируемая статья состоит из четырех частей, отражающих основной (ч. 1), квалифицированный (ч. 2) и особо квалифицированные (ч. 3, 4) составы преступлений.

Основной состав преступления выражает общественно опасные деяния, относящиеся к категории умышленных преступлений небольшой тяжести. Квалифицированный состав описан в ч. 2 и раскрывает умышленные общественно опасные деяния, входящие в категорию преступлений средней тяжести. Особо квалифицированные составы закреплены в ч. 3, 4 и отражают упомянутые деяния, образующие соответственно категории тяжких и особо тяжких преступлений.

2. Основным объектом преступного посягательства является экономическая деятельность, регламентированная законодательством РФ. Дополнительный объект — интересы добросовестного субъекта экономической деятельности. Возможен и факультативный объект, в частности интересы службы в организации, учреждении.

3. В качестве предметов легализации (отмывания) преступных приобретений могут выступать: а) денежные средства; б) иное имущество, полученное лицом в результате совершения им преступления.

3.1. Денежные средства и иное имущество — см. п. 4.1 — 4.4 коммент. к ст. 174.

4. Объективная сторона составов преступления выражается в осуществлении с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, какого-либо из следующих действий: а) исполнения финансовой операции; б) проведения другой сделки; в) использования указанных предметов преступного посягательства для ведения предпринимательской или иной экономической деятельности.

4.1. Финансовая операция — разновидность сделки, отражающей установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей в связи с созданием и использованием фонда денежных средств. Легализация (отмывание) денежных средств может быть связана с такими операциями, как кредитование, расчет и т.д.

4.2. Под другой сделкой понимают такое поведение лица, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, которое находит выражение в договоре или одностороннем волеизъявлении лица и не связано с созданием и использованием фонда денежных средств. Легализация (отмывание) предметов преступного посягательства при этом может быть связана с дарением, обменом и пр. движением материальных благ.

4.3. Предпринимательская деятельность — это самостоятельное, осуществляемое на свой риск поведение зарегистрированного в качестве субъекта такой деятельности лица, направленное на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК). О легализации (отмывании) предметов посягательства может свидетельствовать, например, сбыт частным предпринимателем через принадлежащие ему торговые точки похищенной им же продукции.

4.4. Иная экономическая деятельность — это экономически значимое поведение лица, связанное с обращением собственности, но не имеющее своей основной целью систематическое извлечение прибыли. Здесь легализация (отмывание) материальных средств возможна, например, при использовании похищенных денег для организации деятельности по оказанию медицинских, юридических и т.п. услуг.

4.5. Денежные средства или иное имущество могут быть использованы и в качестве гаранта при осуществлении предпринимательской (иной экономической) деятельности, например, послужить гарантией платежеспособности при получении кредита.

5. Легализуемые (отмываемые) денежные средства (иное имущество) могут быть получены в результате совершения любого преступления, но не гражданско-правового деликта, административно-правового проступка и т.п. (за исключением преступлений, связанных с уклонением от уплаты обязательных платежей, — ст. 193, 194, 198, 199, 199.1, 199.2). Данные преступления, как правило, имеют корыстную направленность. Средства, полученные в результате их совершения, например, тайного или открытого хищения чужого имущества, мошенничества, незаконного сбыта оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, незаконного сбыта наркотических средств или психотропных веществ и т.д., лица, совершившие их или принявшие в любой роли участие в их совершении, в дальнейшем используют для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности либо для осуществления финансовой операции или другой сделки (ч. 1), в том числе в крупном размере (ч. 2 — 4).

5.1. Крупный размер финансовой операции либо другой сделки определяется в соответствии с примеч. к ст. 174 и составляет сумму, превышающую 1 млн. руб.

5.2. Материальные средства могут быть получены не только вследствие их изъятия или приобретения от выполнения объективной стороны предметного состава преступления, но и в качестве вознаграждения, в том числе за совершение преступления, не имеющего предмета посягательства, например заказного убийства или террористического акта.

5.3. Финансовая операция (или другая сделка) может быть исполнена на указанную сумму и в результате поступления средств от нескольких преступлений.

6. Описанные в коммент. статье составы преступлений имеют формальную законодательную конструкцию. Преступление окончено (составами) в момент осуществления финансовой операции или другой сделки в крупном размере, а равно в момент введения денежных средств (иного имущества) в сферу предпринимательской либо иной экономической деятельности.

7. Субъективная сторона составов преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Иными словами, лицо осознает общественно опасный характер совершения финансовой операции, другой сделки с приобретенными им преступным путем денежными средствами или иным имуществом, использования последних для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности и желает совершить данные действия, легализовать (отмыть) таким образом указанные средства (иное имущество).

7.1. Прямой умысел виновного в совершении преступления подтверждает и то обстоятельство, что легализуемые (отмываемые) предметы преступного посягательства он приобрел в результате совершения им же другого преступного деяния.

8. Привлечение лица к УО свидетельствует о доказанности его участия как минимум в двух преступных деяниях, а следовательно, о реальной совокупности составов его преступного поведения.

9. В ч. 2 коммент. статьи закреплен единственный квалифицирующий признак — крупный размер финансовой операции (другие сделки) с денежными средствами или иным имуществом (см. п. 5.1 коммент. к статье.).

10. В ч. 3 коммент. статьи предусмотрено два особо квалифицирующих признака состава преступления, а именно осуществление преступного деяния: а) группой лиц по предварительному сговору; б) лицом с использованием своего служебного положения. Наличие хотя бы одного из этих признаков влечет квалификацию деяния как преступления по ч. 3 и, соответственно, более суровые меры наказания за его совершение. Неоднократность как форма множественности преступлений исключена из коммент. статьи ФЗ от 08.12.2003 N 162-ФЗ.

10.1. О совершении преступления группой лиц по предварительному сговору см. в п. 13.1 коммент. к ст. 174.

10.2. О совершении преступления лицом с использованием своего служебного положения см. в п. 13.2 коммент. к ст. 174.

11. Противоправное поведение, описанное в ч. 4 коммент. статьи, еще более усиливает меры уголовно-правового воздействия в связи с его осуществлением и содержит лишь один признак, особо квалифицирующий общественно опасное деяние как преступление, — совершение преступления организованной группой (см. п. 13.1 — 13.2 коммент. к ст. 174).

12. Субъект преступного посягательства — физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту его совершения 16-летнего возраста и наделенное дополнительным (специальным) признаком — привлекающееся к уголовной ответственности за другое преступление, в результате совершения которого им получены денежные средства или иное имущество. Более того, субъектом посягательства, отраженного в ч. 2 коммент. статьи, может стать лицо, имеющее дополнительную возможность для успешного осуществления преступного намерения: входить в преступную группу (п. «а» ч. 3, ч. 4) или использовать для легализации (отмывания) денежных средств (иного имущества) свое служебное положение (п. «б» ч. 3). В качестве такого лица может выступить, например, сотрудник кредитной организации.

Другой комментарий к Ст. 174.1 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Большая часть признаков преступлений, закрепленных в ст. 174.1 и ст. 174 УК, совпадают. Отличия заключаются в следующем:

— предметом преступления являются деньги и иное имущество, нажитые самим преступником, а в ст. 174 УК РФ — денежные средства или иное имущество, нажитые преступным путем другими лицами, о чем заведомо известно виновному;

— необходимым требованием к деянию, предусмотренному ст. 174.1 УК РФ в отличие от описанного в ст. 174 УК, выступает крупный размер (сумма, превышающая 6 млн. рублей);

— субъектом преступления может быть только лицо, достигшее возраста 16 лет и которое участвовало в совершении первичного преступления.

Статья 174 УК РФ. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (действующая редакция)

1. Совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенными другими лицами преступным путем, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом —

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года.

2. То же деяние, совершенное в крупном размере, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере до пятидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частью первой или второй настоящей статьи, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) лицом с использованием своего служебного положения, —

наказываются принудительными работами на срок до трех лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового, с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

4. Деяния, предусмотренные частью первой или третьей настоящей статьи, совершенные:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до семи лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового, с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового.

Примечание. Финансовыми операциями и другими сделками с денежными средствами или иным имуществом, совершенными в крупном размере, в настоящей статье и статье 174.1 настоящего Кодекса признаются финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом, совершенные на сумму, превышающую один миллион пятьсот тысяч рублей, а в особо крупном размере — шесть миллионов рублей.

Можно ли Вас на самом деле привлечь по статье 177 УК РФ?

Правовая безграмотность населения достигла такого масштаба, что «великие юристы» или специалисты банков, а также работники коллекторских агентств инкриминируют заемщикам-неплательщикам некоторые статьи из Уголовного Кодекса России. Главное при этом, чтобы заемщик не вздумал прочитать о своих правах, которые предоставила ему Конституция РФ, тем более сами статьи Уголовного Кодекса России, потому что тогда он сразу поймет что все это не более чем обман. Максимизация прибыли и контроль денежных поток — единственные цели любого банка. Помощь людям, ну как сказать, своим людям само собой, а чужим они любезно поставляют завуалированное финансовое рабство. Если заемщик перестал платить, банк начинает беспокоиться, ни за человека, разумеется, а за деньги. Как же быть банку, чем ему можно припугнуть неплательщика? Помимо банальной психологии давления есть «пужания» УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ. Особенно нравятся коллекторам и работникам банков наряду со статьей 177 УК РФ еще две: 159 УК РФ «Мошенничество» и 165 УК РФ «Причинение ущерба путем обмана или злоупотребления доверием». Люди, которые употребляют слова «уголовное наказание» в письмах, видимо не до конца понимают что они делают. Во-первых, неважно как оформлено это словосочетание, можно написать гладко: «банк оставляет за собой право…» или еще что-нибудь, взгляд заемщика выхватит именно слово «УГОЛОВНАЯ». Во-вторых, когда такую чушь пишут якобы «квалифицированные» работники банка, ему настолько безразличны люди и что они будут думать и делать после прочтения этой фразы, что главное это написать. У 90% не сидевших граждан России фраза «уголовная ответственность» ассоциируется с тюрьмой (зоной). А там…там… там… все как в дешевом кино показывают, думают они. И некоторые после таких фраз, писем и звонков, при отсутствии денег, могут совершить непоправимое. Когда человеку нечего терять, и его зажимают в угол, может сработать один из двух-трех механизмов ответной реакции. Первый — это ступор, он просто будет стоять и ничего не делать, ожидая своей участи. Второй — он сам себя пустит в расход (самоубийство), дабы с ним не произошли те события, о которых рассказывали и предупреждали и намекали и упоминали «грозные» голоса. И третий — мой самый любимый, он может сказать — а не пойти ли вам всем в, на, от и прочие предлоги. И он начинает биться до любого окончания ситуации. И вот третий тип самый опасный для банков, как в прочем и для любого соперника, врага. А вы думали, что банк ваш друг?

style=»display:block; text-align:center;»
data-ad-format=»fluid»
data-ad-layout=»in-article»
data-ad-client=»ca-pub-9019111112927281″
data-ad-slot=»7779810264″>

Так вот, не бойтесь статьи 177 Уголовного Кодекса РФ. Вообще не бойтесь ничего, или начинайте бояться уже когда что-то начинает случаться, а ни ДО! Текст статьи 177 УК РФ дамы и господа: «Злостное уклонение руководителя организации или гражданина от погашения кредиторской задолженности в крупном размере или от оплаты ценных бумаг после вступления в законную силу соответствующего судебного акта

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.»

Главное то, что отмечено жирный шрифтом. Им выделены ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ признаки, без которых даже заикаться не стоит о начале уголовного преследования по данной статье. «А как же наказание?» — спросите вы, ведь там же огогогогого. Начнем с того, что гражданин действительно может быть субъектом (его можно попытаться привлечь) по данной статье, тут не поспоришь. Это означает, что любой человек, который ЗЛОСТНО, не просто так (немного и чуть-чуть), а ЗЛОСТНО. уклоняется от погашения кредиторской задолженности, может попасть под эту статью, НО ТОЛЬКО ПОСЛЕ соответствующего решения суда. Ни банк, ни коллекторы, никто и ни черта из них не может в этой канве сделать. Более того, все что связано с выявлением и расследованием (дознанием) данного вида преступления относится к ФССП — Федеральной службе судебных приставов. Вот ссылка на рекомендации написанные ФССП для своих подразделений. Так что только судебный пристав, и только после вступления в силу судебного акта или судебного решения, и только если вы злостно уклонялись. Плюс ко всему нужен «крупный размер». Применимо к статье 177 Уголовного кодекса России крупный размер указан в Примечании статьи 169, а именно: Примечание. В статьях настоящей главы, за исключением статей 174, 174.1, 178, 185 — 185.6, 193, 194, 198, 199 и 199.1, крупным размером, крупным ущербом, доходом либо задолженностью в крупном размере признаются стоимость, ущерб, доход либо задолженность в сумме, превышающей один миллион пятьсот тысяч рублей, особо крупным — шесть миллионов рублей. То есть от 1,5 миллионов и не меньше, иначе статьи нет. Признак крупный размер в данном составе преступления обязательный. Вот такой разбор полета. Очередной тупой миф от клоунов-недоучек из банков и коллекторских агентств развенчан. Миф этот нужен для запугивания людей, чтобы загнать их не только финансово, но и морально в состояние должника (раба). Вас будут мотивировать звонить или идти в офис, а там долг реструктуризируют, если сочтут нужным и выгодным для банка, причем вы заплатите больше и будете платить дольше. Если вам нечем платить, то ни банк, ни коллекторы вам ничем не помогут. Только суд, и ничего больше уже не остается. Почему люди ведутся на 177 статью Уголовного Кодекса РФ, читайте в отдельной заметке.

Защита по уголовным делам
о легализации преступных доходов

Отмывание преступных доходов или их легализация в абсолютном большинстве случаев инкриминируется дополнительно к основному преступлению. В чем трудности обвинения и защиты по статьям 174 и 174.1 РФ? Будет ли второе дыхание после нового пленума Верховного суда по обобщению судебной практики?

Легализация преступных доходов — латентные (неочевидные) преступные действия, поэтому трудно доказуемые. По закону, тот, кто совершает сделки с преступниками, сам становится преступником. Но, если легализацию совершило лицо не связанное с основным преступлением (например, кражей), то доказать, что этот человек знал о преступном происхождении денег — трудновыполнимая задача для следственных органов, т.к. требует качественной оперативной разработки.

Содержание действий по «легализации» определено в ст. 3 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Это придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления.

В правоприменительной практике защита сталкивается достаточно редко со статьями 174 и 174.1 УК РФ , — эти преступления пока «эксклюзив». Связано это с отсутствием единообразного понимания содержания действий, составляющих объективную сторону этих преступлений. То ли человек должен быть осужден за основное преступление, и только потом можно вести о речь о легализации преступных доходов. То ли можно одновременно инкриминировать и основное преступление и легализацию, если подозреваемый успел совершить какие-либо сделки с преступными доходами (иными словами потратил деньги на что-то, хоть на пачку сигарет в киоске). Ведь судьи в ряде случаев признавали легализацией (отмыванием) покупку на денежные средства, приобретенные преступным путем, товаров, либо использование предметов легализации для хозяйственных потребностей и т.п. при фактическом отсутствии действий по отмыванию.

В любом случае, судебная практика по статьям 174 — 174.1 УК РФ небольшая. Предполагается, что новые разъяснения Верховного суда помогут увеличить число подобных уголовных дел.

Постановление Пленума ВС № 32 от 7 июля 2015 года «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» прошло долгий путь согласований, с целью сдвинуть с мертвой точки обвинительную практику по легализации преступных доходов. С полным текстом постановления Пленума ВС № 32 от 7 июля 2015 года можно ознакомиться здесь.

Верховный суд вносит ясность по ряду принципиальных вопросов в квалификации действий по легализации преступных доходов. Так, теперь высшей судебной инстанцией определено, что по смыслу закона, вывод суда, рассматривающего уголовное дело по статье 174 или статье 174.1 УК РФ, о преступном характере приобретения имущества, владению, пользованию или распоряжению которым виновный стремится придать правомерный вид, наряду с иными материалами уголовного дела может основываться на:

  • обвинительном приговоре по делу о конкретном преступлении, предусмотренном одной из статей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации (об основном преступлении);
  • постановлении органа предварительного расследования о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) за совершение основного преступления в связи со смертью лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, в связи с недостижением лицом возраста уголовной ответственности, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, в случаях, предусмотренных пунктом 6 части 1 статьи 24 УПК РФ, в связи с примирением сторон, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием, а также по основаниям, предусмотренным статьей 281 УПК РФ, если материалы уголовного дела содержат доказательства, свидетельствующие о наличии события и состава основного преступления, и органом предварительного расследования дана им соответствующая оценка (иными словами — это уголовные дела, прекращенные по нереабилитирующим основаниям);
  • постановлении о приостановлении расследования уголовного дела в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого за основное преступление, если материалы уголовного дела содержат доказательства, свидетельствующие о наличии события и состава такого преступления, и органом предварительного расследования дана им соответствующая оценка.

    Цель придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению денежными средствами или иным имуществом, приобретенными преступным путем (в результате совершения преступления), как обязательный признак составов преступлений, предусмотренных статьями 174 и 1741 УК РФ, может быть установлена на основании фактических обстоятельств дела, указывающих на характер совершенных финансовых операций или сделок, а также иных сопряженных с ними действий виновного лица и его соучастников, направленных на сокрытие факта преступного приобретения имущества и обеспечение возможности его свободного оборота.

    Такая цель может проявляться, в частности:

  • в приобретении недвижимого имущества, произведений искусства, предметов роскоши и т.п. при условии осознания и сокрытия виновным преступного происхождения денежных средств, за счет которых такое имущество приобретено;
  • в совершении сделок по отчуждению имущества, приобретенного преступным путем (в результате совершения преступления), в отсутствие реальных расчетов или экономической целесообразности в таких сделках;
  • в фальсификации оснований возникновения прав на денежные средства или иное имущество, приобретенные преступным путем (в результате совершения преступления), в том числе гражданско-правовых договоров, первичных учетных документов и т.п.;
  • в совершении финансовых операций или сделок по обналичиванию денежных средств, приобретенных преступным путем (в результате совершения преступления), в том числе с использованием расчетных счетов фирм-«однодневок» или счетов физических лиц, не осведомленных о преступном происхождении соответствующих денежных средств;
  • в совершении финансовых операций или сделок с участием подставных лиц, не осведомленных о том, что задействованные в соответствующих финансовых операциях и сделках денежные средства и иное имущество приобретены преступным путем (в результате совершения преступления);
  • в совершении внешнеэкономических финансовых операций или сделок с денежными средствами и иным имуществом, приобретенными преступным путем (в результате совершения преступления), осуществляемых при участии контрагентов, зарегистрированных в офшорных зонах;
  • в совершении финансовых операций или сделок с использованием электронных средств платежа, в том числе неперсонифицированных или персонифицированных, но принадлежащих лицам, не осведомленным о преступном происхождении электронных денежных средств.

    Совершение указанных финансовых операций или сделок само по себе не может предрешать выводы суда о виновности лица в легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем (в результате совершения преступления). В каждом конкретном случае необходимо с учетом всех обстоятельств дела установить, что лицо заведомо совершило финансовую операцию или сделку с целью придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом.

    Для обвиняемого в совершении легализации преступных доходов пресс государственной машины компенсирует витиеватости уголовно-правовых составляющих ст. 174 и ст 174.1 УК РФ.

    Трудности стороны обвинения – в доказывании последовательности «основное преступление — получение преступного дохода — легализация преступного дохода» (как в объективной, так и в субъективной части преступного действия).
    Трудность защиты — очевидность недостатков следствия в доказывании данных составов преступлений суд замечать не хочет, в силу высокого рейтинга раскрытия «отмывочных» преступлений в общей оценке эффективности работы правоохранительных органов.

    Отграничение преступления, предусмотренного ст. 179 УК РФ, от вымогательства

    Отличительной чертой состава преступления, предусмотренного ст. 179 УК РФ, является отсутствие признаков состава вымогательства. Существует множество различных мнений на этот предмет. Рассмотрим некоторые из них и попытаемся разграничить данные составы преступлений или, наоборот, обосновать нецелесообразность разграничения этих составов по критерию — отсутствие признаков вымогательства в действии, образующем состав преступления, предусмотренного ст. 179 УК РФ.

    Среди преступлений против собственности вымогательство является одним из дискуссионных составов преступлений. Не только в литературе, но и в уголовном законодательстве по-разному определены элементы как основного, так и квалифицированных составов, то относят его к хищениям, то выводят его из этой группы преступлений. Также неоднозначно решаются вопросы, относящиеся к характеристике действующей редакции этой статьи. Нет четкости в определении действий при вымогательстве, предмета этого преступления и др. Еще более неоднозначно решаются (или вообще не затрагиваются) и более современные проблемы: соотношение понятия вымогательства (ст. 163 УК РФ) с принуждением к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179 УК РФ).

    Вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких (ст. 163 УК РФ).

    Предмет вымогательства, по смыслу содержания ст. 163 УК РФ, — имущество, право на имущество и действия имущественного характера, которые потерпевший должен совершить по требованию вымогателя в его пользу (погашение долга, оплата покупки, производство ремонта и т. д.). Требование совершить сделку или отказаться от ее совершения — это, прежде всего, принуждение установить, изменить или прекратить гражданские права и обязанности 1 1) Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов / Отв. ред. Г.П. Новоселов. М., 2010. С. 293-294.). То есть в данном случае авторы проводят различие по предмету преступления.

    Если в содеянном присутствуют признаки вымогательства, налицо преступление, предусмотренное ст. 163 УК РФ. В отличие от вымогательства, принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения будет иметь место, когда указанные в ст. 179 УК РФ угрозы насилия, уничтожения или повреждения имущества, распространения сведений, которые могут причинить вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких, не связаны с требованиями совершить действия имущественного характера. Это могут быть сделки по выполнению работ, по оказанию услуг, предоставлению информации и т. п. 2 2) По материалам “Правозащитной сети” // www. online.stack.net). Иначе можно сказать, что по ст. 179 УК РФ следует квалифицировать лишь принуждение к совершению тех сделок или к отказу от их совершения, которые не представляют собой действия имущественного характера.

    Различие между составом преступления, предусмотренным ст. 179 УК РФ, и составом вымогательства, предусмотренным ст. 163 УК РФ, заключается в направленности соответствующих действий: в первом случае лицо принуждается к совершению или к отказу от совершения сделки, в случае вымогательства лицо принуждается к передаче имущества или права на имущество. Если лицо принуждается к совершению или отказу от совершения сделки, связанной с установлением, изменением или прекращением имущественных прав и обязанностей, содеянное подлежит квалификации как вымогательство 3 3) Постатейный Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А.В. Наумова. М., 2009. С. 259.).

    Ответственность за принуждение к даче обязательств была известна дореволюционному законодательству, но рассматривалась как вид вымогательства. Данная статья применяется при отсутствии признаков вымогательства и построена по типу ст. 163 УК РФ. От данного уголовным законом описания вымогательства статья отличается использованием понятия «принуждение», а также иной характеристикой предмета преступления и содержания требований. Цель статьи — защита правового оборота от незаконного вмешательства и, в частности, права участников правового оборота на свободу и автономность волеизъявления при совершении сделок. Отсутствие признаков вымогательства имеет место, если принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения не направлено на изменение отношений собственности.

    Сделками в смысле данной статьи и в соответствии с гражданским законодательством могут быть действия по установлению подрядных отношений, выполнению научно — исследовательских и иных работ, возмездному оказанию услуг, поручению и т. п. Понуждение к заключению соглашения по охране имущества не меняет отношений собственности и не образует вымогательства, не являясь посягательством на имущество либо имущественные права в юридическом их значении. Однако такое принуждение может влиять на волеизъявление при совершении имущественной сделки 1 1) Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева. М., 2012. С. 423-424.).

    Деяние не должно содержать признаков вымогательства. Виновный может принуждать совершить сделку, но не может требовать передачи ему имущества или права не него или совершения действий имущественного характера (снижения или повышения цены договора, например). В определенной степени любая сделка представляет собой действие имущественного характера; поэтому ст. 179 УК РФ изначально находится в противоречии со ст. 163 УК РФ. Профессор Н.А. Лопашенко считает, что ст. 179 УК РФ применяется тогда, когда нет конкретизации условий сделки, виновный добивается лишь согласия потерпевшего на ее совершение1 1) Лопашенко Н.А. Указ. соч. М., 2011. С. 192-193.).

    Вымогательство определяется как требование передачи имущества, права на имущество, совершения иных действий имущественного характера. Требование это должно подкрепляться конкретными, перечисленными в УК РФ действиями: насилием, угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения имущества, распространения позорящих сведений о потерпевшем или его близких, а равно иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких.

    Статья 179 УК РФ формулируется как принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения. Подкрепляется это принуждение почти теми же действиями, что и в вымогательстве, кроме распространения позорящих сведений. Термин «требование, соединенное с насилием, угрозами» и т. д. означает ни что иное, как принуждение. В уголовно — правовой литературе даже доказывается, что правильнее бы употреблять в ст. 163 УК РФ термин «принуждение». Вымогатель требует передать имущество, право на имущество, совершения иных действий имущественного характера. В ст. 179 УК РФ принуждают к совершению действий или к отказу от их совершения. По поводу предмета вымогательства высказываются различные суждения. Принимая во внимание объект посягательства (к сожалению, и по поводу содержания отношений собственности ни у экономистов, ни у юристов нет единства мнений) можно предположить, что «имущество» включает в себя и «имущественные права». Требование передать право на имущество означает передать «титул» собственника или на отдельное правомочие собственника на имущество. Что касается понятия иных действий имущественного характера, то ими могут быть любые действия, результатом совершения которых является получение имущественной выгоды для вымогателя. Сделка также определяется как действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК). В цивилистической литературе раскрываются признаки сделки. Их анализ позволяет заключить, что и по характеру действий рассматриваемые составы совпадают (если абстрагироваться от понятия недействительности сделки). Отсюда следует, что под признаки состава преступления, предусмотренного ст. 179 УК РФ, подпадут только те сделки, которые не имели цели безвозмездного удовлетворения имущественных потребностей. Если не признать оказание услуг составляющими отношений собственности, то эта часть вымогательских действий должна квалифицироваться по ст. 179 УК РФ. Особенно этот вывод напрашивается из определения иных действий имущественного характера, предложенного Ю. И. Ляпуновым: «деятельность, создающая стоимость»1 1) Плохова В. И. Вымогательство и смежные составы преступлений // // Бизнес-адвокат. М., 2010. № 18. С. 17-19.).

    Существует мнение, что именно по видам гражданско-правовых отношений происходит разграничение принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179 УК РФ) и вымогательства (ст. 163 УК РФ), так как последнее предполагает посягательство на право собственности.

    Потерпевшими при вымогательстве могут выступать только собственники или владельцы имущества, либо лица, в ведении или под охраной которых это имущество находится, а также близкие указанных лиц.

    Таким образом, отсутствие признаков вымогательства имеет место, если принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения не было направлено на изменение отношений собственности.

    Рассмотрим примеры. Если Петров желает купить (заключить договор купли-продажи) квартиру Иванова и угрожает, что в случае отказа продать квартиру будет убита его жена, то в данном случае имеет место вымогательство, так как в результате этой сделки право собственности на квартиру должно перейти от Иванова к Петрову.

    Вымогательство будет иметь место и в случае, если Иванов собирался продать квартиру Сидорову, а Петров требует (высказывая те же угрозы), чтобы квартира была продана ему, так как целью Петрова является опять-таки переход от Иванова к нему права собственности на квартиру.

    В случае же, если Иванов собирался заключить договор подряда на строительство дома с Сидоровым, а Петров, желая получить этот подряд для своей бригады, требует от Иванова отказаться от заключения договора с Сидоровым и заключить его именно с ним (Петровым) и при этом угрожает, что в случае отказа будет убита жена Иванова, то действия Петрова должны быть квалифицированы по ст. 179 УК РФ. В данном случае речь не идет о переходе права собственности на дом, так как независимо от того, кто конкретно будет выполнять строительные работы: бригада Сидорова или бригада Петрова, право собственности на дом будет принадлежать Иванову. Речь в данном случае идет только о праве произвести работы и получить плату за труд1 1) Минахина Т. Сделка дело добровольное? Или ст. 179 УК РФ // Бизнес-адвокат. М., 2010. № 18. С. 17-19.).

    Сложности отграничения рассматриваемых преступлений нередко приводит к ошибкам квалификации в судебно-следственной практике.

    Рассмотрим следующий пример, в котором неправильная квалификация по ст. 179 УК РФ привела к изменению судебных решений.

    Приговором Железнодорожного городского суда Московской области от 10 декабря 2009 года Б.Р.К., ранее судимая, осуждена (с учетом внесенных изменений в порядке ст. 10 УК РФ) в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2011 г. № 26-ФЗ) (три преступления); п.п. «а, ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ; п.п. «а, г, е» ч. 2 ст. 117 УК РФ; п. «б» ч. 2 ст. 179 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2011 г. № 26-ФЗ); п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ (два преступления) (в редакции ФЗ РФ от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ) к 6 годам 2 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

    Этим же приговором К.А.Х., ранее не судимый, осужден (с учетом внесенных изменений в порядке ст. 10 УК РФ) в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2011 г. № 26-ФЗ) (три преступления); п.п. «а, ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ; п.п. «а, г, е» ч. 2 ст. 117 УК РФ; п. «б» ч. 2 ст. 179 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2011 г. № 26-ФЗ); п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ (два преступления) (в редакции ФЗ РФ от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ); ч. 1 ст. 116 УК РФ к 6 годам 3 месяцам лишения свободы, со штрафом в размере 10 000 рублей в качестве основного наказания, в исправительной колонии общего режима.

    В порядке ст. 10 УК РФ действия осужденного К.А.Х. по п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ (два преступления) переквалифицированы на ч. 2 ст. 174.1 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 07.04.2010 г. № 60-ФЗ) с освобождением от наказания в связи с декриминализацией деяния.

    В кассационном порядке приговор оставлен без изменения.

    Согласно приговору К.А.Х. и Б.Р.К. вынудили потерпевших З.Э.Н. и З.Г.Н. выдать доверенность К.Р.Н. на право приватизации принадлежащей ему квартиры, на основании которой был заключен договор передачи в долевую собственность потерпевших имущества в виде квартиры, что квалифицировано как принуждение к совершению сделки. Затем осужденные заставили потерпевших передать им в дар указанную квартиру, чему дана юридическая оценка как вымогательство. Фактические обстоятельства дела свидетельствуют о том, что К.А.Х. и Б.Р.М., применяя к потерпевшим насилие, заставили последних выполнить ряд действий, направленных на завладение квартирой. Данные действия суд квалифицировал по п. п. «а, в, г» ч. 2 ст. 163 УК РФ и п. «б» ч. 2 ст. 179 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2011 г. № 26-ФЗ).

    Квалификация действий виновных по п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 163 УК РФ не вызывает сомнений, в то время как в соответствии с диспозицией ст. 179 УК РФ уголовная ответственность за принуждение к совершению сделки наступает в том случае, когда действия виновного не содержат состава другого преступления — вымогательства.

    При таких обстоятельствах президиум исключил из обвинения Б.Р.К. и К.А.Х. указание суда об осуждении их по п. «б» ч. 2 ст. 179 УК РФ ) Постановление Президиума Верховного Суда Рос.Федерации № 69 от 29.02.2012 г. // Бюл. Верховного Суда Рос.Федерации. М., 2012. № 8. С. 8-9. ).

    Грань отличия ст. 179 УК РФ от ст. 163 УК РФ проводить не приходится, если имело место принуждение к отказу от совершения сделки, либо к ее совершению в целях изменения или прекращения гражданско-правовых отношений. Однако ситуация обостряется, когда лицо принуждает другое установить указанные отношения, причем зачастую вымогатель стремится придать отношениям договорной (легальный) характер. Например, с фирмой, располагающейся в центре города, заключается договор страхования от селя. С учетом того, что страховой случай никогда не наступит, этот договор весьма выгоден для страхователя. Либо «подрядчик» под угрозой применения насилия заключает «договор» на безвозмездное строительство дома. Формальные признаки ст. 179 УК РФ налицо, однако действительно ли этот состав имеет место? Некоторые исследователи видят отличие в использовании понятия «принуждение», а также иной характеристикой предмета преступления и содержанием требований, а также в том, что принуждение не направлено на изменение отношений собственности. С подобными утверждениями нельзя согласиться. Если потерпевшего принуждают к заключению договора купли-продажи, то отношения собственности изменяются. Кроме того, в данном случае понятие «принуждение» аналогично понятию «требование», поэтому проводить различие по этим словам аналогично тому, что принуждение отличается от вымогательства еще и номером статьи.

    Таким образом, отграничение между данными составами следует проводить прежде всего по объекту посягательства. Объектом вымогательства являются отношения собственности, принуждения к сделке — отношения в сфере экономики. Совершая акт принуждения, лицо заинтересовано в отношениях, которые должны возникнуть, что проявляется в положительных последствиях, наступающих для потерпевшего в случае выполнения преступником своих обязанностей по сделке. Таким образом, принуждая к совершению сделки преступник представляет эквивалент, чего нет при вымогательстве. Сделка, заключенная при принуждении, всегда будет недействительной, но не мнимой, так как виновное лицо действительно желает возникновения прав и обязанностей. Когда субъект желает завуалировать акт вымогательства гражданско-правовыми отношениями, эта «сделка» всегда будет мнимой. «Стороны» не желают и не имеют ввиду наступление правовых последствий, порождаемых сделками данного вида. Кроме того, такая сделка всегда будет притворной — то есть прикрывает другую «сделку», которую «стороны» в действительности имеют ввиду — вымогательство. В то же время присутствует элемент кабальности — соглашение заключается на крайне невыгодных условиях — очевидная неравноценность полученных по сделке благ и встречного удовлетворения за них. На сегодняшний день распространены случаи, когда представители криминалитета облагают данью коммерческие структуры, при этом заключая договор об оказании услуг по охране. Присутствует признак возмездности. С формальной стороны придраться не к чему. Однако при рассмотрении указанных дел необходимо исходить из того, что в данном случае количество трудового участия охранника резко отличается от труда, который вкладывают другие лица, получающие заработную плату в таком же объеме, либо при равных трудовых затратах сумма, получаемая охранником, во много раз больше. В таких ситуациях, если предпринимателей все устраивает, будет вменяться ст. 179 УК РФ. Если же предпринимателя не устраивает сам факт — то налицо вымогательство. Практика по этим делам хотя и не велика, но имеется (пример — Постановления Президиума Владимирского областного суда от 4 сентября 1998 г.). С решением суда вряд ли можно согласиться. Принуждение к совершению сделки являлось самостоятельным действием. Признаки вымогательства здесь отсутствовали. Хотя принуждение к обмену было сопряжено с вымогательством, закон говорит о его признаках, а не “прикосновенности” к нему. Принуждение к обмену квартиры являлось не прикрытием акта вымогательства, а способом получения денег потерпевшими для произведения расчета с Бабаевыми. Вымогательство окончено с момента предъявления требования. Все иные действия (кроме применения насилия), даже в целях получения незаконного обогащения, лежат за рамками этого состава и должны получить самостоятельную квалификацию. Так, если вымогательство сопряжено с непосредственным изъятием имущества потерпевшего, то при наличии реальной совокупности преступлений эти действия должны дополнительно квалифицироваться как грабеж или разбой. Совокупность должна исключаться, когда принуждение к совершению сделки является вымогательством, допустим, права на имущество, либо когда к изъятому имуществу необходимы документы (например, преступники требуют оформления на их имя документов на автомобиль). Если бы интересы Бабаевых сошлись на квартире, то в этом случае совокупность со ст. 179 УК РФ бы отсутствовала 1 1) Крюков А.А., Носков Д.В. Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179 УК РФ) // СибЮрВестник. М., 2009. № 1. С. 18-22.).

    По итогам проведенного отграничения принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения от вымогательства, приходим к следующим выводам.

    Отграничение необходимо проводить по таким признакам как объект преступления, предмет посягательства, характер действий (возмездность или безвозмездность), содержание деяния, образующего объективную сторону преступления, а также отношение виновного лица к своему деянию, его намерения. Сложность отграничения, помимо прочего, законодательно обусловлена сходными способами, характерными как для вымогательства, так и для принуждения к совершению сделки или отказа от ее совершения.

    Еще по теме:

    • Выплачивают ли компенсацию за отпуск при увольнении за прогул Все ответы на вопрос: выплачивается ли компенсация за отпуск при увольнении за прогул? Дисциплинарные взыскания и их юридические последствия – одна из острых проблем в трудовом законодательстве. В статье предлагается эффективный алгоритм […]
    • Аудиокниги гражданский кодекс рф торрент Скачать гражданский кодекс рф аудиокнига В будущем окне мелькала седина, несущаяся вниз по заливу к прямоугольным надгробиям снега. Капелла никогда бы так не скачать гражданский кодекс рф аудиокнига, - изумленно воскликнул. Он соединился, […]
    • Ч 2 ст 302 упк рф Статья 302 УПК РФ. Виды приговоров 1. Приговор суда может быть оправдательным или обвинительным. 2. Оправдательный приговор постановляется в случаях, если: 1) не установлено событие преступления; 2) подсудимый не причастен к совершению […]
    • Изменения в ст134 ук рф Изменения в ст134 ук рф Принят закон о создании в РФ структурно самостоятельных кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции. Кассационный суд общей юрисдикции в пределах своей компетенции рассматривает дела […]
    • Купить дом в селе в подмосковье Дома в деревне Дом в деревне – это не только тренд на рынке недвижимости, а настоящий символ счастливой, здоровой и гармоничной жизни. Купив недвижимость в Заокском районе Тульской области, вы оцените все преимущества экологически […]
    • Раздел ипотечного имущества супругов Требование супругов о разделе имущества супругов На предыдущей странице мы вели речь о том, как составляется соглашение о разделе имущества супругов бывших супруговсостоящее из вещей, являющихся их совместной собственностью положительное […]