Содержание:

Личный закон юридического лица (lex societatis)

Эта коллизионная привязка означает, что правовой статус юридического лица определяется законом того государства, чью государственную принадлежность (национальность) имеет юридическое лицо. Национальность указывает на принадлежность юридического лица к конкретному правопорядку, являющемуся личным статутом компании.

Личный статут юридического лица (применимое право) представляет собой его личный закон, на основе которого определяются:

— статус организации в качестве юридического лица;

— его организационно-правовая форма;

— требования к наименованию юридического лица;

— вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, вопросы правопреемства;

— содержание и объем правоспособности юридического лица;

— порядок приобретения прав и обязанностей;

— внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками;

— способность юридического лица отвечать по своим обязательствам.

Личный закон юридического лица и его государственная принадлежность (национальность) — категории различные. Личный закон — категория коллизионного права, право конкретного государства, компетентное ответить на вопросы, которые связаны с правосубъектностью юридического лица. Государственная принадлежность (национальность) — материально-правовая категория, «привязанность» юридического лица к определенному государству и его правопорядку.

Варианты определения национальности юридических лиц:

— теория инкорпорации: личным законом юридического лица считается право того государства, в котором данное лицо зарегистрировано (Великобритания, Россия, Китай, Индия, США);

— теория оседлости: юридическое лицо принадлежит тому государству, на чьей территории находится его административный центр (Франция, Бельгия, Украина). Место нахождения основного органа управления обычно определяется в соответствии с уставными документами. Если в уставе отсутствует указание места нахождения основного органа управления, то им, как правило, является фактическое (эффективное) место нахождения такого органа;

— теория эффективного (основного) места деятельности (местонахождения коммерческого предприятия): юридическое лицо имеет национальность того государства, на чьей территории оно ведет основную хозяйственную деятельность (Сирия, Алжир). Критерий эффективного места деятельности оптимален для определения национальной принадлежности офшорных компаний;

— теория контроля: юридическое лицо имеет национальность того государства, с территории которого контролируется и управляется его деятельность (законодательство большинства развивающихся стран, Вашингтонская конвенция 1965 г., Договор к Энергетической хартии (1994)). Теория контроля — наилучший критерий для установления действительной национальности ТНК;

— смешанный критерий: как дополняющие друг друга устанавливаются привязки к праву государства инкорпорации, места нахождения и места осуществления деятельности, применяется и теория контроля (Италия, Канада, Египет). В законодательстве Лихтенштейна и Швейцарии закреплена возможность подчинения компании местному праву без ликвидации и новой регистрации.

Такие законодательные различия создают серьезные проблемы. Юридическое лицо, учрежденное в государстве, применяющем критерий оседлости (Франция), и переместившее свой административный центр в государство, применяющее критерий инкорпорации (Великобритания), будет признано английским во Франции и французским — в Великобритании, т.е. «теряет» национальность. Юридическое лицо, учрежденное в государстве, применяющем критерий инкорпорации (Россия), и имеющее административный центр в государстве, применяющем критерий оседлости (Украина), в России считается российским, а на Украине — украинским (двойная национальность). Юридическое лицо, учрежденное в государстве, применяющем критерий инкорпорации (Австрия), и перемещающее свой административный центр в государство, применяющее аналогичный критерий (Армения), будет считаться австрийским и в Австрии, и в Армении, т.е. приобретает одностороннюю (неполную) национальность.

В современном законодательстве большинства государств для определения личного закона юридических лиц применяется сочетание различных критериев (Великобритания и США — теории инкорпорации и контроля, Индия — инкорпорации и эффективного места деятельности, Венгрия — инкорпорации и оседлости). «Смешанный критерий» представляется наиболее удачным, но и его применение не может устранить всех возможных коллизий.

На международном уровне предпринята попытка синтезировать теории инкорпорации и оседлости: Гаагская конвенция о признании прав юридического лица за иностранными компаниями, ассоциациями, учреждениями (1956) исходит из того, что национальность юридического лица определяется по месту, где оно зарегистрировано и где по уставу находится его правление. В Договоре об учреждении Европейского экономического сообщества (1957) закреплено унифицированное понятие «национальность юридического лица». Любая компания, учрежденная по национальным законам, даже если она контролируется иностранной компанией, имеет 100%-ный иностранный капитал либо выполняет функции филиала зарубежной компании, в своей деятельности подчиняется режиму, предусмотренному для национальных компаний.

В отношении юридических лиц всегда возникают вопросы их личного статуса и их правоотношений с другими лицами. Именно от статуса лица зависит, в какие правоотношения оно может вступать. Однако эта взаимосвязь не исключает самостоятельности указанных категорий, необходимости их отдельного рассмотрения в аспекте коллизионного регулирования. Каждое из правоотношений, в которое вступает юридическое лицо, имеет самостоятельную коллизионную привязку. Одновременно все вопросы правового статуса юридического лица имеют общую коллизионную привязку. Ранее в доктрине МЧП утверждалось, что принцип единого личного статута является непоколебимым: «Все вопросы статуса юридического лица. имеют в принципе общую коллизионную привязку, подчиняются одному и тому же законодательству, имеют общий личный статут»1.

На современном этапе некоторые представители доктрины (в основном в ФРГ) отвергают одну единую привязку личного закона юридического лица. Правоотношения юридического лица не могут оцениваться по единому личному статуту. Нетрадиционные теории определения личного статута юридического лица базируются на принципе расщепления единого статута юридического лица и подчинения вопросов, входящих в сферу его регулирования, разным коллизионным привязкам. В доктрине ФРГ разработаны теории оговорок, наложения (суперпозиции), дифференцированности, формирования групп случаев, комбинации, ограниченная теория инкорпорации. Эти модифицированные теории в некоторой степени позволяют решить проблему совмещения внутренних интересов государства и интересов интернационализации экономики. Однако расщепление единого личного статута, подчинение его различным коллизионным привязкам, смешение норм различных правопорядков приводят к неопределенности правового регулирования, к дестабилизации правоприменения.

В российском праве понятие личного статута юридического лица дано в ст. 1202 ГК РФ. Россия — одна из немногих стран мира, в чьем праве установлен только один критерий определения личного закона юридического лица — критерий инкорпорации (п. 1 ст. 1202).

В отечественной доктрине указывается, что под местом учреждения юридического лица понимается место нахождения постоянно действующего исполнительного органа или место нахождения иного органа или лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности. Поэтому при определении юридического лица как российского критерий инкорпорации дополняется критерием оседлости. Судебная практика идет именно по этому пути.

Коллизионный принцип личный закон юридического лица применяется

3.2. Основные типы коллизионных привязок

Коллизионные нормы можно классифицировать не только по содержанию и видам, но и по типам коллизионных привязок.
При множестве способов выбора применимого права, определяемых коллизионными нормами различных государств, каждый из них является тем не менее лишь одной из вариаций ограниченного числа общих коллизионных формул, которые сложились в процессе многовекового развития коллизионного права и взаимных влияний. Эти предельно обобщенные и концентрированные правила (формулы) прикрепления (выбора права) получили в доктрине МЧП наименование «типы коллизионных привязок». Наиболее распространенными среди них являются:

1. Личный закон физических лиц (lex personalis).

Эта привязка применяется при регулировании отношений с участием граждан, иностранцев, лиц без гражданства в отношении определения их право– и дееспособности, личных прав неимущественного характера (имя, честь, достоинство), а также некоторых отношений в области брачно-семейного и наследственного права. Известны две основные разновидности этого типа коллизионной привязки:
а) национальный закон или закон гражданства лица (lex patriae). В данном случае коллизионная норма оговаривает необходимость применения закона того государства, гражданином которого является соответствующее
физическое лицо. Например: «Гражданская дееспособность иностранного гражданина определяется его личным законом» (п. 1 ст. 1197 ГК РФ 2001 г.);
б) закон местожительства лица (lex domicilii) предусматривает применение закона страны, на территории которой данное физическое лицо имеет «оседлость» (проживает или находится). Например: «Личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства» (п. 5 ст. 1195 ГК РФ 2001 г.).
Каждая из указанных выше разновидностей привязки lex personalis имеет свои достоинства и недостатки. Так, например, закон домицилия в большинстве случаев способен достаточно эффективно обеспечить единство применимого права в семье. Однако если члены этой семьи имеют различное гражданство, то он оказывается уже недостаточным для полноценного регулирования их взаимоотношений. Кроме того, установление содержания элементов, составляющих домицилий, само по себе может стать серьезной коллизионной проблемой, так как его определение различно в различных странах.
Можно указать на определенную географическую сферу преимущественного распространения отмеченных разновидностей коллизионной привязки lex personalis. Так, принципа lex patriae придерживается большинство арабских, латиноамериканских и европейских стран континентальной системы права (кроме таких, например, как Норвегия, Дания, Исландия). В свою очередь, привязка lex domicilii распространена в странах «общего права», а также в таких латиноамериканских государствах, как Аргентина и Бразилия. Смешанный подход к решению данной проблемы можно встретить в законодательстве России, Австрии, Швейцарии, Мексики, Венесуэлы и некоторых других стран. Из него исходит и ст. 7 Кодекса Бустаманте. Эта классификация, однако, является во многом условной, так как речь здесь идет о выборе коллизионного принципа, имеющего не императивное, а преимущественное применение.

2. Личный закон юридического лица (lex societatis).

Данный тип коллизионной привязки оговаривает применение права того государства, к которому принадлежит юридическое лицо (в котором оно имеет статус, подлежащий признанию за границей). Она используется главным образом при определении гражданско-правового статуса иностранных юридических лиц.
Ситуация здесь осложняется тем, что право различных государств по-разному решает вопрос о способе определения национальной принадлежности юридического лица, используя такие, например, несовпадающие критерии, как место регистрации (инкорпорации) юридического лица; место нахождения его административного центра; место осуществления основной деятельности юридического лица и др. В соответствии с законодательством России (п. 1 ст.1202 ГК РФ 2001 г.) «Личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо».

3. Закон местонахождения вещи (lex rei sitae).

Предусматривает необходимость применения права государства, на территории которого находится вещь, являющаяся объектом соответствующего правоотношения. Обычно в объеме коллизионных норм с таким типом привязки содержится указание на правоотношения, возникающие в связи с появлением, изменением или прекращением права собственности на имущество и других вещных прав, определением их объема, а также правового положения тех или иных материальных объектов. Привязка такого типа содержится, например, в п.1 ст. 1206 ГК РФ 2001 г.: «Возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав на имущество определяется по праву страны, где это имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство послужившее основанием для возникновения либо прекращения права собственности и иных вещных прав, если иное не предусмотрено законом».
Сам принцип привязки lex rei sitae достаточно широко распространен в мире и не вызывает особых дискуссий. Проблема состоит в определении сферы его действия. Дело в том, что в целом ряде случаев приходится разграничивать действие привязки lex rei sitae и других типов привязок в силу специфики объекта и объема коллизионной нормы. Так, например, совершенно другие, отличные от lex rei sitae, «формулы прикрепления «содержатся в нормах российского и иностранного права, объемы которых касаются отношений, возникающих в процессе приобретения собственности на вещь в порядке наследования, определения права собственности на имущество, находящееся в пути, и др

4. Закон места совершения акта (lex loci actus).

Данный тип коллизионной привязки оговаривает применение права того государства, на территории которого совершена сделка гражданско-правового характера. Эта формула прикрепления носит обобщающий характер и в указанном виде практически не применяется, так как категория «акт гражданско-правового характера» – понятие достаточно широкое и охватывает значительный круг международных немежгосударственных невластных отношений. Поэтому привязка lex loci actus находит свою конкретизацию в различных коллизионных нормах в зависимости от того, о какого рода акте идет речь. Среди ее основных разновидностей следует выделить:
а) закон места совершения договора (lex loci contractus). В данном случае подлежит применению право того государства, где заключен договор. Эта привязка используется в основном при определении вытекающих из него прав и обязанностей сторон.
Несмотря на свою простоту и удобство указанная разновидность привязки lex lociactus применяется все реже. Это объясняется тем, что с расширением практики заключения договоров путем переписки, обмена факсимильными, телеграфными сообщениями и т. д., многие из них потеряли реальную физическую связь с территорией какого-либо государства. Поэтому понятие «место заключения договора» в настоящее время является скорее юридической, чем фактической категорией.
В настоящее время ст. 444 нового ГК РФ внесла некоторые изменения в этот вопрос. В соответствии с ней, «если в договоре не указано место его заключения, договор признается заключенным в месте жительства гражданина или месте нахождения юридического лица, направившего оферту». Однако, хотя это обстоятельство и придает большую стабильность вопросу определения места заключения договоров с российским участием, оно не решает всех проблем, существующих в данной области МЧП в целом..
Тем не менее привязка «место заключения договора» еще сохраняется в законодательстве ряда государств (Франция, Италия и др.), где используется преимущественно в составе субсидиарных норм опосредованно к воле сторон.
б) право, устанавливающее форму акта гражданско-правового характера, также в основном определяет привязка, отсылающая к закону места его совершения (locus regit actum).
Так, п. 1 ст. 1209 ГК РФ 2001 г. устанавливает, что «форма сделки подчиняется праву места ее совершения», в то же время п. 2 и 3 ст.1209 ГК оговаривают исключения из этого правила, подчеркивая, что форма внешнеэкономических сделок с участием российских юридических лиц и граждан, а также сделок по поводу строений и другого недвижимого имущества, находящегося на территории нашей страны, определяется по российскому праву.
При этом следует иметь в виду, что применительно к внешнеэкономическим сделкам ГК РФ устанавливает обязательность соблюдения простой письменной формы, невыполнение которой влечет их недействительность. Это предписание Гражданского кодекса следует понимать ограничительно «установленное правило должно толковаться не как общее, а только как относящееся к сделкам (независимо от места их совершения), хотя бы одной из сторон которых является российское юридическое лицо или российский гражданин»;
в) закон жеста исполнения обязательства (lex loci solutionis). В соответствии с этим типом привязки для регулирования договорных обязательств сторон применяется право того государства, где подлежит исполнению обязательство, вытекающее из договора, или сам договор. Если таких мест несколько, то должно быть применено право страны, где исполняется основное обязательство (основная часть договора). В то же время некоторые правовые системы, например США и ФРГ, исходят из того, что в подобных случаях должно применяться право места исполнения каждого отдельного обязательства по контракту.
Часто привязка lex loci solutionis используется в более узкой трактовке применительно, в частности, к процессу приема-сдачи товара или осуществления платежа.
г) закон места причинения вреда В соответствии с коллизионной привязкой lex loci delicti commissi для регулирова
ния отношений, возникающих вследствие причинения вреда, должно применяться право государства, на территории которого был причинен вред.
д) закон места совершения брака (lex loci celebrationis). Этот тип привязки используется, как правило, при регулировании вопросов, связанных с формой заключения брака. Например, п. 1 ст. 156 Семейного кодекса РФ от 29 декабря 1995 г. устанавливает, что «форма и порядок заключения брака на территории Российской Федерации определяются законодательством Российской Федерации». В других разновидностях брачно-семейных правоотношений указанная коллизионная привязка применяется значительно реже.

5. Закон страны продавца (lex venditoris).

Этот принцип закреплен, например, в п.1 ст. 8 Гаагской конвенции о праве, применимом к договорам международной купли-продажи 1986 г.: «Если стороны договора международной купли-продажи не выбрали применимое право, то тогда сделка регулируется правом государства, в котором продавец имел свое коммерческое предприятие в момент заключения договора».
Как видно изданного примера, привязка lex venditoris используется главным образом для выбора применимого права, определяющего права и обязанности сторон по внешнеторговым сделкам.

6. Закон, избранный сторонами правоотношения (lex voluntatis).

Применяется в сфере договорных обязательств. В данном случае подавляющее большинство законодательных актов различных государств и международных договоров исходят из того, что при определении применимого права воля сторон должна быть решающей. И лишь в том случае, если она никак не выражена, должны применяться другие типы коллизионных привязок.
В законодательстве России на этой основе построены, в частности, п. 2 ст. 161 Семейного кодекса РФ (избрание супругами, не имеющими общего гражданства или совместного места жительства, права, подлежащего применению для определения их прав и обязанностей по брачному контракту).
Здесь, однако, необходимо отметить, что с чисто формальной точки зрения сама возможность сторон сделки избирать применимое право еще не содержит указания на это право. Оно будет определено субъектами соответствующих правоотношений позднее путем обозначения права конкретной страны или же обращения к одной из формул прикрепления, содержащихся в других коллизионных нормах. Поэтому lex voluntatis – это только своеобразная правовая предпосылка для определения коллизионной привязки и способ ее фиксации.
Принцип автономии воли сторон при определении применимого права нередко используется против экономически более слабого участника сделки. Это чаще всего практикуется в так называемых «договорах присоединения», которые содержат условия, изложенные в формулярах, выпускаемых страховыми обществами, транспортными, финансовыми организациями и другими крупными компаниями, занимающими доминирующее положение на рынке. Их клиенты в выработке подобных договоров не участвуют, и им остается только «присоединиться» к таким документам.

7. Закон флага (lex flagi).

Эта привязка применяется главным образом при регулировании отношений, возникающих в сфере торгового мореплавания. Из принципа lex flagi исходят, например, многие положения главы XXVI «Применимое право» Кодекса торгового мореплавания РФ.

8. Закон суда (lex fori).

Оговаривает необходимость применения закона страны, где рассматривается спор. В соответствии с этим типом привязки, судебный орган, несмотря на наличие иностранного элемента а рассматриваемом деле, будет применять при его разрешении только свое права.

9. Закон, с которым данное правоотношение наиболее тесно связано (Proper Law of the Contract).

Оглавление книги открыть закрыть

Об авторах
Тема 1 ОБЩИЕ ПОНЯТИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
1.1. Предмет и система международного частного права
1.2. Коллизионные и материально-правовые методы регулирования в международном частном праве
Тема 2 ИСТОЧНИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
2.1. Виды и соотношение источников международного частного права
2.2. Внутреннее законодательство государств
2.3. Международные договоры
2.4. Судебные прецеденты
2.5. Правовые обычаи и обыкновения как регуляторы отношений в области международного частного права
Тема 3 КОЛЛИЗИОННЫЕ НОРМЫ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
3.1. Понятие и виды коллизионных норм
3.2. Основные типы коллизионных привязок
3.3. Применение коллизионных норм
3.4. Взаимность и реторсия в международном частном праве
Тема 4 ФИЗИЧЕСКИЕ ЛИЦА В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
4.1. Правовой статус и основные правовые режимы, предоставляемые иностранцам
4.2. Гражданско-правовое положение иностранцев в международном частном праве
Тема 5 ПРАВОВОЙ СТАТУС ГОСУДАРСТВА И ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
5.1. Правовое положение государства в международном частном праве
5.2 Государственная принадлежность юридических лиц
5.3. Правовое положение иностранных юридических лиц в России
Тема 6 ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
6.1. Роль и основные направления регулирования вопросов права собственности в международном частном праве
6.2. Коллизионные вопросы права собственности
6.3. Правовое регулирование вопросов национализации в международном частном праве
6.4. Понятие, содержание и формы иностранных инвестиций
6.5. Правовое регулирование иностранных инвестиций
6.6. Гарантии защиты и страхование иностранных инвестиций
Тема 7 АВТОРСКОЕ И ПАТЕНТНОЕ ПРАВО
7.1. Понятие авторского и патентного права
7.2. Международно-правовое регулирование защиты авторских прав и промышленной собственности
7.3. Национально-правовое регулирование авторских прав иностранцев в Российской Федерации и зарубежных государствах
7.4. Права иностранцев на промышленную собственность в России и за рубежом
7.5. Лицензионные договора на использование патентов и «ноу-хау»
Тема 8 ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИЕ СДЕЛКИ
8.1. Понятие и особенности внешнеэкономических сделок
8.2. Международно-правовое регулирование внешнеэкономических сделок
8.3. Неправовые
средства регулирования международных торговых отношений
Тема 9 СУДЕБНЫЙ ПОРЯДОК РАССМОТРЕНИЯ СПОРОВ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
9.1. Понятие международного гражданского процесса и определение подсудности в международном частном праве
9.2. Процессуальное положение иностранных граждан и организаций в Российской Федерации
9.3. Выполнение судебных поручений и оказание других видов правовой помощи в международном частном праве
9.4. Исполнение решений иностранных судов
Тема 10 МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОММЕРЧЕСКИЙ АРБИТРАЖ
10.1. Понятие, значение и способы арбитражного разбирательства международных коммерческих споров
10.2. Нормативное регулирование деятельности арбитражных органов
10.3. Признание и приведение в исполнение арбитражных решений
Список терминов и сокращений
Дополнительная информация
Рекомендуемая литература

« назад Оглавление вперед »
3.1. Понятие и виды коллизионных норм &#0171 | &#0187 3.3. Применение коллизионных норм

Шпоры для каждого! Информационные учебно-познавательные материалы

Основные коллизионные принципы (привязки = формулы прикрепления)

В мировой практике существует сложившиеся, наиболее часто употребляемые формулы прикрепления. По традиции их обозначают на латинском языке.

  • Личный закон физического лица (Lex personalis)
  • Личный закон юридического лица (lex societatis)
  • Закон места нахождения вещи (Lex rei sitae)
  • Принцип автономии воли (lex voluntatis)
  • Закон места заключения договора (lex loci contractus)
  • Закон места исполнения договора (lex loci solutionis)
  • Закон места совершения правонарушения (lex loci delicti)
  • Закон суда рассмотрения дела (lex fori)
  • Закон флага судна (lex banderae)

Двусторонняя коллизионная норма предусматривает возможность применения права любого государства, в том случае, если оно подпадет под условия привязки. Примером двусторонней коллизионной нормы является правило ст. 1205 ГК РФ: Содержание права собственности и иных вещных прав на недвижимое и движимое имущество, их осуществление и защита определяются по праву страны, где это имущество находится. Односторонняя коллизионная норма содержит указание на право конкретного государства, которое будет регулировать отношение, указанное в объёме. Естественно, что этим правом будет являться право страны, к которой принадлежит эта коллизионная норма. Пример: К договорам в отношении находящихся на территории РФ земельных участков, участков недр и иного недвижимого имущества применяется российское право. (ст. 1213 ГК РФ).

Основные правила применения иностранного права — российское законодательство предусматривает основные правила «обращения» с иностранным правилом. Основным правилом является применение иностранного права таким образом, как оно применяется в стране своего происхождения, то есть в соответствии с официальным толкованием, практикой применения и доктриной. (ст. 1191 ГК РФ).

Ограничения действия коллизионного механизма регулирования — существует два основных явления, которые могут блокировать действие коллизионного механизма регулирования.

Личный закон физического лица (lex personalis) , разновидностями которого являются:

  • закон гражданства лица (lex patriae) — применение права того государства, гражданином которого является участник частноправового отношения,
  • закон места жительства лица (lex domicilii) — применение права того государства, на территории которого участник правоотношения проживает. Применяются при регулировании отношений с участием граждан (определение правоспособности и дееспособности)

Личный закон юридического лица (lex societatis ) — применение права того государства, которому принадлежит юр. лицо (обычно условно в международном частном праве говорят «о национальности» юридического лица) — ст. 1202 ГК РФ,

Смысл данной формулы прикрепления заключается в том, что правовой статус юридического лица определяется законом того государства, чью государственную принадлежность (национальность) имеет юридическое лицо. Трудность состоит в том, что право разных государств по-разному регулирует этот вопрос в силу различия исторически сложившихся критериев определения государственной принадлежности (национальности) юридических лиц. Определение национальности юридического лица существенным образом влияет на установление его принадлежности к конкретному правопорядку — собственному или иностранному, который и является его личным статутом. Таким образом, личный статут юридического лица устанавливается посредством определения его государственной принадлежности (национальности). Традиционно для этого используются критерии:

  • Критерий инкорпорации (места учреждения) означает, что за юридическим лицом признается национальность того государства, на территории которого выполнены формальности по его учреждению, где оно организовано и зарегистрировано. В соответствии с пунктом 1 статьи 1202 ГК РФ личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо. Личным законом иностранной организации, не являющейся юридическим лицом по иностранному праву, считается право страны, где эта организация учреждена (статья 1203 ГК РФ).
  • Критерий оседлости (места нахождения административного центра) предполагает, что за юридическим лицом признается национальность того государства, на территории которого расположены управленческие органы юридического лица.
  • Критерий места ведения основной хозяйственной деятельности предусматривает, что юридическое лицо имеет национальность того государства, на территории которого оно осуществляет свою деловую активность. Данный критерий закреплен в законодательстве целого ряда арабских государств (Сирии, Египта) и в прошлом выступал как одно из средств борьбы за экономическую независимость;
  • Теория контроля — появилась в период 1, 2 мировых войн — опознавали национальность владельцев компании, по которым определяли «национальность» самого юридического лица.

Закон места нахождения вещи (lex rei sitae). Применяется в отношении права собственности и иных вещных прав, в области наследования

1. Содержание права собственности и иных вещных прав на недвижимое и движимое имущество, их осуществление и защита определяются по праву страны, где это имущество находится.

2. Принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам определяется по праву страны, где это имущество находится.

Закон места совершения акта (lex loci actus) — применение права государства, на территории которого совершен частноправовой акт. Применяется в различных вариантах при определении формы договора, формы и сроков действия доверенности, в области наследования и др. — ст. 1209 — Форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права.

Закон места заключения договора (lex loci contractus) и закон места исполнения договора (lex loci solutionis) — применяется право государства, где заключен договор. Применяются в области обязательственного права в законодательстве ряда стран;

Закон страны места выполнения работы (lex loci laboris ). Применяется в законодательстве ряда стран в области трудовых отношений;

Закон места совершения правонарушения (lex loci delicti commissi). Применяется в отношении обязательств вследствие причинения вреда — ст. 1219 ГК РФ — К обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, применяется право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для требования о возмещении вреда.

Закон места заключения брака (lex loci celebrationis). Применяется в законодательстве ряда стран, регулирующем семейные отношения;

Закон флага (lex flagi) — применение флага того государства, флаг которого несет судно. Применяется в области торгового мореплавания — ст. 415 КТМ РФ;

Закон, регулирующий существо отношения (lex causae). Применяется в ряде стран в основном в области обязательственного права;

Закон страны суда, разрешающего спор (lex fori). Применяется в области гражданского процесса. Суд по вопросам гражданско-процессуального характера применяет свое право;

Закон, избранный арбитрами (lex arbitri) . В ряде стран, в том числе и в России, при отсутствии какого-либо указания сторон международный коммерческий арбитраж применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми

Закон наиболее тесной связи ( proper law ) — применение права того государства, с которым данное правоотношение наиболее тесно связано.

12 Понятие и критерии национальности (государственной принадлежности) юридических лиц. Личный закон юридического лица.

Специфика правового статуса и деятельности юридических лиц определяется в первую очередь их государственной принадлежностью. Именно национальность (государственная принадлежность) юридических лиц – основа их личного статуса. Правовая категория “личный статус” устанавливает “личный статус” компании. Под национальностью юридического лица понимается принадлежность юридического лица к определенному государству.

Если юридические лица осуществляют хозяйственную деятельность за границей, они находятся под воздействием двух систем правового регулирования – системы национального права государства “гражданства” данного юридического лица (личный закон) и системы национального права государства места деятельности (территориальный закон). Личный закон юридических лиц может пониматься в четырех вариантах:

1. Теория инкорпорации – юридическое лицо принадлежит тому государству, на чьей территории оно учреждено. Отсылка к законодательству места инкорпорации закреплена как необходимый коллизионный принцип для определения личного статуса юридического лица (США, Канада, Чехия, Китай, Россия).

2. Теория оседлости (теория эффективного места пребывания) – юридическое лицо имеет национальность того государства, на чьей территории расположен административный центр, управление компанией. Этот коллизионный принцип установлен в права Франции, Японии, Испании, ФРГ, Бельгии, Украины, Польши.

3. Теория центра эксплуатации (места осуществления хозяйственной деятельности) – юридическое лицо имеет национальность того государства, на чьей территории оно ведет свою основную деятельность. Данное коллизионное начало зафиксировано в праве Египта, Индии, Алжира и др.

4. Теория контроля – юридическое лицо имеет национальность государства, территории которого контролируется его деятельность (прежде всего посредством финансирования). Теория контроля представляет собой самый современный критерий определения национальности юридических лиц. Эта теория закреплена в Вашингтонской конвенции 1965 г. О порядке разрешения инвестиционных споров, в договоре 1994 г. К Энергетической хартии.

Различное определение национальной принадлежности юридических лиц порождает проблемы “двойной национальности”, двойного налогообложения (или наоборот отсутствия налогового домицилия компании), невозможности признать компанию банкротом или наложить арест на ее уставной капитал. Например: юридическое лицо, зарегистрированное в России и осуществляющее основную производственную деятельность в Алжире, будет иметь двойную национальность: по алжирскому законодательству такая компания считается лицом алжирского права, а по российскому – российским лицом. Для обоих государств такое юридическое лицо считается “отечественным”, следовательно, и налоговым резидентом.

В итоге возникает проблема двойного налогообложения. Если же компания зарегистрирована в Алжире, а место ее основной деятельности — России, то данное юридическое лицо с точки зрения Алжира подчиняется российскому праву, а с точки зрения России – алжирскому. В подобном случае компания является “иностранной” для обоих государств и, соответственно, не имеет налогового домицилия. В целях устранения подобных проблем современная судебная практика и законодательство большинства государств идут по пути определения национальной принадлежности юридических лиц при помощи комплексных критериев, совмещение нескольких коллизионных начал, установления “цепочки” коллизионных норм.

Попытка установления единообразного статуса иностранных лиц предпринимаются и на международном уровне: Гаагская конвенция 1956 г. О признании прав юридического лица за иностранными компаниями, ассоциациями, учреждениями; Конвенция Европейского союза 1986 г. О признании негосударственных организаций; определение правоспособности юридических лиц по Конвенции 1993 г. О правовой помощи стран СНГ; определение режима юридических лиц в международных торговых договорах.

Деятельность иностранных юридических лиц в РФ регулируется национальных российским законодательством и международными договорами РФ. В качестве критерия определения национальности иностранных юридических лиц применяется только теория инкорпорации (п.1 ст.1202 ГК). Положения гражданского законодательства применяются и к иностранным юр. лицам на территории РФ (ст.2 ГК) Такие лица на основе взаимности пользуются в РФ принципом национального режима или принципом наибольшего благоприятствования (смотри вопрос №15).

Иностранные юр. лица вправе создавать на территории РФ свои филиалы и представительства. Если на территории РФ создается юридическое лицо с иностранным участием, то к договору о создании такого лица применяется право страны, в которой данная компания будет зарегистрирована (ст. 1214 ГК). Иностранные юр. лица могут быть зарегистрированы на территории РФ в форме коммерческих и некоммерческих организаций, хозяйственных обществ и товариществ, производственных кооперативов, ОАО и ОО.

Еще по теме:

  • Наследственное право волкова кузбагаров Наследственное право волкова кузбагаров Право. Юридические науки Волкова, Н. А. Наследственное право [Электронный ресурс] : учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности 030501 «Юриспруденция» / под ред. Н. А. […]
  • 1238 коап Статья 1238 ГК РФ. Сублицензионный договор (действующая редакция) 1. При письменном согласии лицензиара лицензиат может по договору предоставить право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации […]
  • Аудиокниги гражданский кодекс рф торрент Скачать гражданский кодекс рф аудиокнига В будущем окне мелькала седина, несущаяся вниз по заливу к прямоугольным надгробиям снега. Капелла никогда бы так не скачать гражданский кодекс рф аудиокнига, - изумленно воскликнул. Он соединился, […]
  • Постоянное вид на жительство в латвии Постоянный ВНЖ в Латвии В нашу компанию часто обращаются клиенты с разными вопросами, связанными с постоянным видом на жительство. В большинстве случаев эти вопросы очень индивидуальны и зависят от личных обстоятельств клиентов. Однако […]
  • Изменения в ст134 ук рф Изменения в ст134 ук рф Принят закон о создании в РФ структурно самостоятельных кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции. Кассационный суд общей юрисдикции в пределах своей компетенции рассматривает дела […]
  • Гк статья 433 Статья 433. Момент заключения договора 1. Договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. 2. Если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор […]