Статья 76. Изменение состава участников полного товарищества

1. В случаях выхода или смерти кого-либо из участников полного товарищества, признания одного из них безвестно отсутствующим, недееспособным, или ограниченно дееспособным, либо несостоятельным (банкротом), открытия в отношении одного из участников реорганизационных процедур по решению суда, ликвидации участвующего в товариществе юридического лица либо обращения кредитором одного из участников взыскания на часть имущества, соответствующую его доле в складочном капитале, товарищество может продолжить свою деятельность, если это предусмотрено учредительным договором товарищества или соглашением остающихся участников.

2. Участники полного товарищества вправе требовать в судебном порядке исключения кого-либо из участников из товарищества по единогласному решению остающихся участников и при наличии к тому серьезных оснований, в частности вследствие грубого нарушения этим участником своих обязанностей или обнаружившейся неспособности его к разумному ведению дел.

Комментарий к статье 76 Гражданского Кодекса РФ

1. Комментируемая статья, посвященная изменению состава участников полного товарищества, решает вопросы влияния динамики состава участников на устойчивость товарищества (п. 1) и возможности принудительного исключения участника из товарищества (п. 2). Учитывая главенствующую роль в товариществе фактора членства (участия), закон особо предусматривает ряд случаев, когда товарищество не может продолжать свою деятельность. Одни из них касаются всякого участника (признание его банкротом — ст. ст. 25, 65 ГК, выход из товарищества — ст. 77 ГК, обращение кредитором взыскания на часть имущества, соответствующую его доле в складочном капитале, — ст. 80 ГК); другие — только участвующего в товариществе гражданина (его смерть, признание недееспособным — ст. 29 ГК, ограниченно дееспособным — ст. 30 ГК или безвестно отсутствующим — ст. 42 ГК); третьи — только участвующее в товариществе ЮЛ (открытие в отношении его реорганизационных процедур по решению суда — п. 2 ст. 57 ГК или ликвидация — ст. 61 ГК).

Как верно то, что препятствием для продолжения деятельности товарищества является не только смерть участвующего в нем гражданина, но и объявление его умершим (влекущее те же правовые последствия, что и смерть, — ст. ст. 45, 1113 ГК), справедливо и другое: перечень оснований сформулирован в п. 1 ст. 76 как исчерпывающий. Поэтому препятствием для продолжения деятельности товарищества является выход участника из товарищества (ст. 77 ГК), однако таким препятствием не может стать исключение участника из товарищества в судебном порядке (п. 2 ст. 76) (см. ч. 2 ст. 81 ГК, которая не связана с п. 2 ст. 76 ГК). По той же причине препятствием для продолжения деятельности товарищества является открытие в отношении участвующего в нем ЮЛ реорганизационных процедур по решению суда (п. 2 ст. 57 ГК), однако таким препятствием не может стать реорганизация участвующего в товариществе ЮЛ по решению его учредителей (участников) или уполномоченного органа (п. 1 ст. 57 ГК).

Отсюда судебное решение о реорганизации участвующего в товариществе ЮЛ (п. 1 ст. 76) и судебное решение об исключении участника из товарищества (п. 2 ст. 76) по-разному влияют на судьбу самого товарищества. При наличии любого из указанных в п. 1 ст. 76 оснований товарищество подлежит ликвидации. Правило о прекращении деятельности товарищества и необходимости его ликвидации имеет диспозитивную редакцию: оно является общим и применяется во всех случаях, если иное не предусмотрено учредительным договором или соглашением остающихся участников (ср. с п. 1 ст. 74 ГК). Сохранение товарищества благодаря особой оговорке в его учредительном договоре или ином специальном соглашении участников (закон говорит именно о «соглашении остающихся участников») означает, что учредительный договор такого — «сохраненного» — товарищества во всяком случае подлежит новации по субъектному составу. Во-первых, участник товарищества, о котором идет речь в п. 1 ст. 76, подлежит исключению из товарищества по соответствующему основанию и без особого на то решения суда (ср. с п. 2 ст. 76), и это понятно, так как товарищество представляет собой договорную правосубъектную организацию предпринимателей, которые осуществляют предпринимательскую деятельность от имени товарищества, с одной стороны, а с другой — солидарно несут субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества (п. 1 ст. 69, п. 1 ст. 75 ГК). Во-вторых, само товарищество может продолжить свою деятельность с прежним, а в соответствующих случаях — и с обновленным составом участников (например, при вступлении в товарищество наследника умершего участника или правопреемника участвовавшего в нем реорганизованного ЮЛ — абз. 1, 2 п. 2 ст. 78 ГК).

2. Участник может быть принудительно исключен из товарищества (п. 2 ст. 76; ср. со ст. 77 ГК). Для этого необходим фактический состав из следующих юридических фактов, а именно: а) единогласное решение других участников товарищества об исключении участника из товарищества; б) наличие к тому серьезных оснований, препятствующих его участию в товариществе; в) обращение участников в суд и принятие судом решения об исключении участника из товарищества.

Правило об исключении участника из товарищества (п. 2 ст. 76) сопоставимо с правилом о прекращении полномочий на ведение дел товарищества, предоставленных одному или нескольким участникам (п. 2 ст. 72 ГК). В том и в другом случае нужны серьезные основания (особо упоминаются грубое нарушение участником своих обязанностей и обнаружившаяся неспособность его к разумному ведению дел); в обоих случаях вопрос решается в судебном порядке, и на основании судебного решения в учредительный договор вносятся необходимые изменения (о чем прямо говорится только в п. 2 ст. 72 ГК).

В то же время в первом случае необходимо единогласное решение всех других участников; во втором — достаточно требования хотя бы одного или нескольких участников, в первом случае положительное решение суда прекращает для участника членство в товариществе, во втором — прекращаются полномочия участника на ведение дел товарищества без доверенности (но не само его членство в товариществе).

Статья 1473 ГК РФ. Фирменное наименование (действующая редакция)

1. Юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица.

2. Фирменное наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму и собственно наименование юридического лица, которое не может состоять только из слов, обозначающих род деятельности.

3. Юридическое лицо должно иметь одно полное фирменное наименование и вправе иметь одно сокращенное фирменное наименование на русском языке. Юридическое лицо вправе иметь также одно полное фирменное наименование и (или) одно сокращенное фирменное наименование на любом языке народов Российской Федерации и (или) иностранном языке.

Фирменное наименование юридического лица на русском языке и языках народов Российской Федерации может содержать иноязычные заимствования в русской транскрипции или соответственно в транскрипциях языков народов Российской Федерации, за исключением терминов и аббревиатур, отражающих организационно-правовую форму юридического лица.

4. В фирменное наименование юридического лица не могут включаться:

1) полные или сокращенные официальные наименования иностранных государств, а также слова, производные от таких наименований;

2) полные или сокращенные официальные наименования федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления;

3) утратил силу с 1 октября 2014 года. — Федеральный закон от 12.03.2014 N 35-ФЗ;

4) полные или сокращенные наименования общественных объединений;

5) обозначения, противоречащие общественным интересам, а также принципам гуманности и морали.

Фирменное наименование государственного унитарного предприятия может содержать указание на принадлежность такого предприятия соответственно Российской Федерации и субъекту Российской Федерации.

Включение в фирменное наименование юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования, допускается по разрешению, выдаваемому в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

В случае отзыва разрешения на включение в фирменное наименование юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования, юридическое лицо в течение трех месяцев обязано внести соответствующие изменения в свои учредительные документы.

5. Если фирменное наименование юридического лица не соответствует требованиям статьи 1231.1 настоящего Кодекса, пунктов 3 и 4 настоящей статьи, орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, вправе предъявить такому юридическому лицу иск о понуждении к изменению фирменного наименования. Положения пункта 3 статьи 61 настоящего Кодекса в этом случае не применяются.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 1473 ГК РФ

1. Комментируемая статья открывает параграф 1, посвященный регулированию отношений, складывающихся в связи с правовой охраной фирменного наименования — одного из видов средств индивидуализации.

На протяжении многих лет в СССР, а затем в Российской Федерации практически единственным источником правового регулирования фирменных наименований было Положение о фирме, утвержденное Постановлением ЦИК СССР и СНК СССР от 22 июня 1927 г. (далее — Положение о фирме) (Собрание законодательства СССР. 1927. N 40. Ст. 395).

С введением в действие части первой ГК РФ 1 января 1995 г. нормы Положения о фирме действовали в той части, в какой они не противоречили ГК РФ.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Вводный закон) Положение о фирме и Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик признаны недействующими на территории РФ.

Следовательно, до введения в действие части четвертой ГК РФ в сфере правовой охраны фирменных наименований действовали некоторые статьи Положения о фирме, ряд статей ГК РФ и отдельные статьи, посвященные фирменным наименованиям, некоторых специальных Законов, например ст. 2, 4, 7 и 11 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. «Об акционерных обществах» (СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1), ст. 2 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. «Об обществах с ограниченной ответственностью» (СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785), ст. 4 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (СЗ РФ. 2002. N 48. Ст. 4746).

Положения ст. 54 ГК РФ являлись определяющими в сфере правовой охраны фирменных наименований. Согласно п. 4 указанной статьи исключительное право на использование фирменного наименования связывалось с его регистрацией, порядок которой должен был определяться законом и иными правовыми актами в соответствии с ГК РФ.

Однако специальный закон в сфере правовой охраны фирменных наименований в России так и не был принят. Законодатель отказался от регистрационной системы, учитывая, по-видимому, значительные финансовые расходы по ее созданию, а также неизбежные в таком случае коллизии с нормами международного права, изменив соответствующим образом ст. 54 ГК РФ, а также внеся изменения в другие статьи ГК РФ и специальных законов.

2. На международном уровне, в рамках международных договоров универсального характера, фирменным наименованиям посвящено только несколько статей, большинство из которых сосредоточено в Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г. (далее — Парижская конвенция), с последующими изменениями и дополнениями.

Фирменное наименование (nom commercial, trade name) включено в перечень объектов охраны промышленной собственности согласно ст. 1 (2) Парижской конвенции.

В статье 8 Парижской конвенции предписывается, что фирменное наименование охраняется во всех странах Союза (т.е. в странах, к которым применяется Конвенция) без обязательной подачи заявки или регистрации и независимо от того, является ли оно частью товарного знака.

Положения ст. 9 Парижской конвенции предусматривают арест при ввозе продуктов, незаконно снабженных товарным знаком или фирменным наименованием в тех странах Союза, в которых этот знак или фирменное наименование имеют право на законную охрану.

В соответствии со ст. 2 (viii) Конвенции от 14 июля 1967 г., учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (далее — Конвенция, учреждающая ВОИС), под интеллектуальной собственностью понимаются права, относящиеся, в частности, к фирменным наименованиям (nom commercial, trade name) и коммерческим обозначениям (denomination commerciale, commercial name).

Как следует из вышеизложенного, термин «фирменное наименование» появился в Парижской конвенции в 1883 г. для обозначения одного из объектов промышленной собственности. Этот же термин указан в качестве объекта интеллектуальной собственности в 1967 г. в Конвенции, учреждающей ВОИС, наряду с новым термином, обозначающим новый объект интеллектуальной собственности — коммерческое обозначение.

Указанная выше терминология утвердилась в законодательстве и доктрине, и поэтому представляются беспочвенными сомнения в корректности перевода на русский язык термина nom commercial, trade name как фирменного наименования и утверждения о якобы наличии охраны коммерческих обозначений согласно ст. 1 (2) Парижской конвенции.

Эти немногочисленные нормы в сфере правовой охраны фирменных наименований обязательны для Российской Федерации, и они имеют приоритет перед национальными нормами, поскольку Россия участвует как в Парижской конвенции, так и в Конвенции, учреждающей ВОИС.

3. На национальном уровне правовое регулирование отношений в сфере фирменных наименований отличается большим разнообразием и в принципе не поддается унификации.

В некоторых государствах в качестве фирменного наименования может быть избрано практически любое обозначение. К государствам, придерживающимся принципа «свободы фирмы», относятся, например, США, Великобритания, Канада, Япония.

Государства континентальной Европы исторически более привержены принципу «истинной фирмы», в соответствии с которым индивидуальные предприниматели обязаны основывать свой бизнес только под своим собственным именем. На практике, однако, этот принцип последовательно не может быть соблюден с реорганизациями и переходами прав собственности на предприятия. А применительно к акционерным обществам и обществам с ограниченной ответственностью этот принцип вообще не применим.

Источники права, в которых содержатся нормы, регулирующие порядок возникновения, использования, защиты от нарушения и прекращения права на фирменное наименование, весьма разнообразны в зависимости от правовой системы и правовых традиций конкретного государства.

Такие нормы могут быть включены в торговые кодексы (ФРГ), законодательство о пресечении недобросовестной конкуренции (Япония), законодательство о компаниях или корпорациях (Великобритания, США), законодательство о товарных знаках (Испания), международных договорах регионального характера (Соглашение о создании Африканской организации интеллектуальной собственности, приложение V) либо устанавливаться судебными прецедентами.

Законодательные акты комплексного характера, предметом регулирования которых были бы исключительно фирменные наименования, встречаются достаточно редко (например, Швеция — Закон о фирменных наименованиях 1974 г., Финляндия — Закон о фирменных наименованиях 1979 г., Закон Республики Армения «О фирменных наименованиях» 1999 г.).

4. В пункте 1 комментируемой статьи установлено, кого должно индивидуализировать фирменное наименование: юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией (т.е. хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы, государственные и муниципальные унитарные предприятия).

Ранее для столь однозначного вывода не было достаточных оснований, поскольку, хотя в большинстве статей ГК РФ, относящихся к фирменным наименованиям, и предусматривалось, что фирменное наименование индивидуализирует юридическое лицо, в ГК РФ имелись также положения, согласно которым фирменное наименование индивидуализировало предприятие, выступающее как объект права (п. 2 ст. 132, ст. 559). Полагаю, что в этом проявилось влияние Положения о фирме, согласно которому фирменное наименование в целом индивидуализировало предприятие, принадлежащее тому или иному юридическому лицу.

С внесением изменений в ст. 132 и 559 ГК РФ, согласно которым термин «фирменное наименование» уступил место термину «коммерческое обозначение», указанное противоречие устранено, и в России окончательно утвердилась концепция индивидуализации фирменным наименованием юридического лица, владельца предприятия.

5. Следует особо отметить, что указанная выше концепция не получила широкого распространения в мировой практике.

С учетом всех различий в национальных законодательствах в общем виде в большинстве государств фирменное наименование — это имя или обозначение, предназначенное для идентификации предприятия определенного физического или юридического лица.

Это определение практически совпадает с определением фирменного наименования, которое закреплено в ст. 1 (1) (d) Типового закона для развивающихся стран «О товарных знаках, фирменных наименованиях и недобросовестной конкуренции», разработанного ВОИС в 1967 г.: «Фирменное наименование означает имя или обозначение, определяющее предприятие физического или юридического лица» (BIRPI. Geneva, 1967).

Например, в Швеции для того, чтобы фирменное наименование могло быть зарегистрировано, оно должно быть способно отличать предприятие собственника от других предприятий (ст. 9 Закона о фирменных наименованиях // Industrial Property. 1986. N 10. Text 1-001).

От упомянутых выше определений фирменного наименования отличается определение, предусмотренное ст. 2 Закона Армении о фирменных наименованиях: фирменное наименование — это название, под которым юридическое лицо осуществляет свою деятельность и которым отличается от других юридических лиц. (Промышленная собственность. Официальный бюллетень. Ереван, 2001. N 2(18). С. 107 — 111)

6. В комментируемом пункте закреплена обязанность юридического лица, являющегося коммерческой организацией, правда, не в такой абсолютной форме, как прежде, иметь фирменное наименование.

Примечательная особенность российского законодательства о фирменных наименованиях: обладание фирменным наименованием является одновременно не только правом, но и обязанностью. Сделано это в публичных интересах, с целью устранения с рынка анонимных товаров, работ (услуг).

В общей норме п. 4 ст. 54 ГК РФ эта обязанность проявлена более определенно: юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, должно иметь фирменное наименование.

7. В пункте 1 комментируемой статьи предписано, что фирменное наименование юридического лица, являющегося коммерческой организацией, определяется в его учредительных документах и включается в Единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица.

Как следует из вышеизложенного, в России принята система условной регистрации фирменного наименования, по сути, сходная с системой регистрации, согласно ст. 149 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, когда включение сведений о фирменном наименовании в государственный реестр юридических лиц приравнивалось к государственной регистрации фирменного наименования.

В тех государствах, где действует сугубо регистрационная система охраны фирменных наименований, сведения о фирменных наименованиях заносятся в отдельный реестр фирменных наименований и публикуются в отдельных официальных бюллетенях.

Примечательно, что в России сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц, в том числе полные наименования юридических лиц, формально считаются открытыми и общедоступными. Так, согласно Приказу Федеральной налоговой службы от 16 июня 2006 г. N САЭ-3-09/[email protected] сведения, содержащиеся в указанном Реестре, размещаются в сети Интернет на сайте ФНС России и публикуются в журнале «Вестник государственной регистрации» еженедельно (Бюллетень НА РФ. 2006. N 28). Указанная косвенная система оповещения о фирменных наименованиях не требует в принципе дополнительных расходов, являясь в то же время полезным источником доказательств при разрешении споров в отношении исключительного права на фирменное наименование.

8. В комментируемой статье не дается определение понятия фирменного наименования.

Пункт 2 данной статье содержит только признаки, которым должно соответствовать фирменное наименование юридического лица: указание на его организационно-правовую форму и собственно наименование юридического лица, которое не может состоять только из слов, обозначающих род деятельности.

Следовательно, фирменное наименование должно быть словесным обозначением, оно должно иметь индивидуализирующую функцию, т.е. оно должно обладать способностью отличать одно юридическое лицо от другого юридического лица, оно не должно быть описательным.

Следует особо подчеркнуть, что требование различительной способности (т.е. отсутствие простого указания на род деятельности организации, например «Электрификация») в отношении фирменного наименования минимально. Поэтому даже добавление одного элемента к словесному обозначению делает возможным обойти чужое фирменное наименование (например, «Электрификация плюс»).

Согласно комментируемому пункту как указание на организационно-правовую форму юридического лица, так и собственно наименование юридического лица являются обязательными частями в структуре фирменного наименования.

В литературе принято подчеркивать относительную автономность двух частей фирменного наименования — основной (обязательной) части, определяющей организационно-правовую форму юридического лица, и специальной (отличительной) части фирменного наименования. Специальная (отличительная) часть должна включать обязательный элемент, представляющий собой словесное обозначение, служащее, соответственно, для индивидуализации юридического лица, и может включать факультативный элемент, например сокращенное фирменное наименование. Именно специальная (отличительная) часть фирменного наименования, состоящая из оригинального, зачастую фантазийного обозначения, по существу, служит для индивидуализации того или иного юридического лица.

К сожалению, анализируемый пункт не содержит положения о том, что фирменное наименование не должно быть ложным, т.е. оно не должно вводить в заблуждение граждан относительно рода деятельности, характера, целей и порядка образования юридического лица, обязательно присутствующего в законодательствах или в судебной практике государств с развитым правопорядком.

Упущение законодателя здесь более чем очевидно, поскольку имелась подсказка в виде положения абзаца второго ст. 7 Положения о фирме, согласно которому не дозволяется включать в фирму обозначения, способные вводить в заблуждение.

9. В пункте 3 комментируемой статьи закреплено дополнительное требование к фирменному наименованию: оно должно быть составлено на русском языке.

В этом пункте оно обозначено как полное фирменное наименование (в состав которого входит указание на организационно-правовую форму юридического лица и, собственно, его наименование).

Кроме императивной нормы, п. 3 содержит ряд факультативных правомочий юридического лица в отношении формы выражения фирменного наименования.

Во-первых, юридическое лицо вправе иметь сокращенное фирменное наименование на русском языке.

Во-вторых, юридическое лицо вправе иметь дополнительно полное и (или) сокращенное фирменное наименование на языках народов Российской Федерации и (или) иностранных языках.

В-третьих, фирменное наименование юридического лица на русском языке и языках народов России может содержать иноязычные заимствования в русской транскрипции или, соответственно, в транскрипциях языков народов России. Указанное правомочие не распространяется на термины и аббревиатуры, отражающие организационно-правовую форму юридического лица.

10. В пункте 4 комментируемой статьи закреплен исчерпывающий (т.е. закрытый) перечень обозначений, преимущественно официальных наименований, которые не могут включаться в фирменные наименования юридического лица. Сделано это в целях устранения возможного введения в заблуждение граждан в отношении истинного статуса организаций, отражающего их реальный масштаб деятельности.

К таковым относятся следующие обозначения:

— полные или сокращенные официальные наименования Российской Федерации, иностранных государств, а также слова, производные от таких наименований;

— полные или сокращенные официальные наименования федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления;

— полные или сокращенные наименования международных межправительственных организаций;

— полные или сокращенные названия общественных объединений;

— обозначения, противоречащие общественным интересам, а также принципам гуманности и морали.

В комментируемом пункте предусмотрены также исключения из указанного выше правила о запрете включения в фирменное наименование определенных обозначений.

Так, фирменное наименование государственного унитарного предприятия может содержать указание на принадлежность такого предприятия, соответственно, РФ и субъекту РФ.

Кроме того, включение в фирменное наименование акционерного общества официального наименования Российской Федерации, а также производных от этого наименования слов допускается по разрешению Правительства РФ, если более 75% акций акционерного общества принадлежит России.

Такое разрешение (равно как и его отзыв) выдается согласно порядку, установленному законом, без указания срока его действия и может быть отозвано в случае отпадения обстоятельств, в силу которых оно было выдано.

11. В случае несоответствия фирменного наименования требованиям п. 3 или 4 комментируемой статьи орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, вправе предъявить такому юридическому лицу иск о понуждении к изменению фирменного наименования (п. 5 комментируемой статьи).

Полагаю, что законодатель имел в виду предъявление иска в суд, в данном случае в арбитражный суд, с целью понуждения к изменению фирменного наименования.

В таком случае не совсем ясно, почему законодатель не наделил орган, осуществляющий регистрацию юридического лица, правомочием отказать в регистрации заявленного обозначения в качестве фирменного наименования по причине его несоответствия установленным требованиям либо предложить заявителю в течение установленного срока изменить соответствующим образом фирменное наименование.

Полагаю также, что любые лица могут предъявить иски в суд с целью понуждения к изменению фирменного наименования в случае его несоответствия п. 3 и 4 комментируемой статьи.

12. В данной статье не определены правовые последствия несоответствия фирменного наименования требованиям ее п. 2, в котором изложены признаки фирменного наименования.

Следует полагать, что любое лицо вправе подать в суд иск о признании регистрации фирменного наименования недействительной вследствие его несоответствия требованиям п. 2, в частности в случае описательного характера фирменного наименования, т.е. когда оно состоит только из слов, обозначающих род деятельности юридического лица.

13. Как указано в ст. 14 Вводного закона, фирменные наименования юридических лиц, не соответствующие правилам параграфа 1 главы 76 ГК РФ, подлежат приведению в соответствие с этими правилами при первом после 1 января 2008 г. изменении учредительных документов юридических лиц.

В случае неисполнения упомянутого выше предписания орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, должен действовать в соответствии с п. 5 комментируемой статьи, т.е. предъявлять иски к юридическим лицам о понуждении к изменению их фирменных наименований.

В связи с принятием части четвертой ГК РФ в соответствии с Вводным законом в ряде федеральных законов приняты новые редакции положений о фирменных наименованиях (с незначительными изменениями и уточнениями), в частности включена запись о том, что иные требования к фирменному наименованию устанавливаются ГК РФ (ст. 7 и 10 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности»; ст. 3 Федерального закона от 8 декабря 1995 г. N 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации»; ст. 4 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах»; ст. 5 Федерального закона от 8 мая 1996 г. N 41-ФЗ «О производственных кооперативах»; ст. 4 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»; ст. 4 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»).

Гражданский Кодекс Российской Федерации. ГЛАВА 16

1. Имущество, находящееся в собственности двух или нескольких лиц, принадлежит им на праве общей собственности. 2. Имущество может находиться в общей собственности.

1. Если доли участников долевой собственности не могут быть определены на основании закона и не установлены соглашением всех ее участников, доли считаются.

1. Распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников. 2. Участник долевой собственности вправе по.

1. Владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия — в.

Плоды, продукция и доходы от использования имущества, находящегося в долевой собственности, поступают в состав общего имущества и распределяются между.

Каждый участник долевой собственности обязан соразмерно со своей долей участвовать в уплате налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также в.

1. При продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой.

Доля в праве общей собственности переходит к приобретателю по договору с момента заключения договора, если соглашением сторон не предусмотрено иное. Момент.

1. Имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними. 2. Участник долевой собственности вправе.

1. Участники совместной собственности, если иное не предусмотрено соглашением между ними, сообща владеют и пользуются общим имуществом. 2. Распоряжение.

1. Раздел общего имущества между участниками совместной собственности, а также выдел доли одного из них могут быть осуществлены после предварительного.

Кредитор участника долевой или совместной собственности при недостаточности у собственника другого имущества вправе предъявить требование о выделе доли.

1. Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества. 2.

1. Имущество крестьянского (фермерского) хозяйства принадлежит его членам на праве совместной собственности, если законом или договором между ними не установлено.

1. При прекращении крестьянского (фермерского) хозяйства в связи с выходом из него всех его членов или по иным основаниям общее имущество подлежит разделу по.

1. Членами крестьянского (фермерского) хозяйства на базе имущества хозяйства может быть создано хозяйственное товарищество или производственный кооператив.

Статья 450 ГК РФ. Основания изменения и расторжения договора

1. Изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Многосторонним договором, исполнение которого связано с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, может быть предусмотрена возможность изменения или расторжения такого договора по соглашению как всех, так и большинства лиц, участвующих в указанном договоре, если иное не установлено законом. В указанном в настоящем абзаце договоре может быть предусмотрен порядок определения такого большинства.

2. По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:

1) при существенном нарушении договора другой стороной;

2) в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

3. Утратил силу с 1 июня 2015 года. — Федеральный закон от 08.03.2015 N 42-ФЗ.

4. Сторона, которой настоящим Кодексом, другими законами или договором предоставлено право на одностороннее изменение договора, должна при осуществлении этого права действовать добросовестно и разумно в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Комментарии к статье 450 ГК РФ

1. В п. 1 комментируемой статьи установлено общее правило о том, что заключенный договор может быть изменен и расторгнут по соглашению сторон, заключивших договор.

Такое соглашение тоже представляет собой договор и вступает в силу по общим правилам заключения договоров (гл. 28 ГК РФ). Никакого особого его утверждения или оформления не требуется; в частности, такое соглашение может вступить в силу без необходимости вынесения по этому вопросу решения суда (если в самом соглашении не установлено иное).

Соглашение сторон об изменении и прекращении договора может последовать как в случаях, предусмотренных в гл. 26, так и в иных случаях.

В п. 1 ст. 450 сделана оговорка к общему правилу о возможности изменения или расторжения договора по соглашению сторон. Она заключается в том, что иное может быть «предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором». Таким образом, ГК РФ, другой закон или договор могут установить, что договор не может быть изменен или прекращен соглашением сторон. Никакого иного или дополнительного значения эта оговорка не имеет.

Гражданский кодекс предусматривает несколько случаев, когда действует эта оговорка. Это случаи, когда из договора возникли права для третьих лиц: в этих случаях стороны могут изменить или расторгнуть договор только с согласия третьего лица (ст. 430 ГК РФ).

Отдельные ограничения, касающиеся свободы изменения или прекращения договора по соглашению сторон, содержатся в отношении договоров страхования (ст. ст. 955, 956 ГК РФ).

Вместе с тем оговорка, исключающая возможность изменения или расторжения договора соглашением сторон, как сказано в п. 1 ст. 450, может быть установлена и самим договором. Следовательно, ГК РФ признает допустимость и законность включения в договор условия о том, что стороны будут не вправе изменить или расторгнуть заключенный договор своим соглашением.

Комментаторы оставляют в стороне эту норму, вероятно, в связи с ее нелогичностью. Ведь если такое условие будет в договоре, оно не должно иметь юридической силы как ограничивающее гражданскую дееспособность. Таким образом, полагаем, что слова «или договором» включены в п. 1 ошибочно.

2. Пункт 2 предусматривает случаи изменения и расторжения договора по требованию одной стороны. В этих случаях изменение и расторжение договора осуществляется только по решению суда и только если:

1) одна из сторон существенно нарушает условия договора; либо

2) такое изменение или расторжение договора предусмотрено ГК РФ другим законом либо самим договором.

В абз. 4 п. 2 поясняется, что представляет собой «существенное нарушение договора одной из сторон»: это нарушение, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что вправе была рассчитывать при заключении договора. Сторона, которая ссылается на то, что нарушение договора влечет для нее такой ущерб, обязана доказать его наличие, т.е. истец должен представить доказательства того, какие выгоды он рассчитывал получить от договора, а также того, какие убытки возникают для него вследствие нарушения договора ответчиком. Иными словами, применяемый здесь термин «ущерб» является синонимом терминов «убытки» (ст. 15 ГК РФ) и «вред» (ст. ст. 1064, 1082 ГК РФ).

Необходимо учитывать, что под действие пп. 2 п. 2 ст. 450 подпадают только те случаи, указанные в ГК РФ или другом законе, где говорится о возможности предъявления одной из сторон требования об изменении или расторжении договора; только в этих случаях должен применяться судебный порядок изменения или расторжения договора. Если же в ГК РФ или другом законе говорится не о таком требовании, а о возможности изменения или расторжения (прекращения) договора, то эти случаи подпадают под норму п. 3 ст. 450 и вынесения судебного решения не требуется (см. п. 3 настоящего комментария).

Примерами случаев, охватываемых нормой п. 2 ст. 450, являются случаи, указанные в п. п. 2 и 3 ст. 428, ст. ст. 619 и 620 ГК РФ.

Кроме того, «сделки приватизации признаются недействительными, в частности, в случаях, когда покупатель отказался от внесения платежа за приобретенный им объект приватизации, а также в случае нарушения условий, на которых объект приватизации был приобретен по конкурсу. Учитывая, что указанные обстоятельства в соответствии с п. 2 ст. 450 Кодекса не могут рассматриваться в качестве оснований для признания сделки недействительной, поскольку они не могли иметь места при ее совершении, эти обстоятельства должны признаваться основанием для расторжения договора купли-продажи приватизированного объекта судом по требованию одной из сторон» (п. 59 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8).

Если закон или соглашение сторон допускают односторонний отказ от исполнения договора полностью или частично, но спор по поводу изменения или прекращения договора перенесен сторонами в суд, то суд выносит решение относительно расторжения или изменения договора, руководствуясь нормой п. 3, а не п. 2 ст. 450.

3. Пункт 3 относится к тем случаям, когда закон или соглашение сторон допускают односторонний отказ от исполнения договора полностью или частично. В этих случаях, если одна из сторон договора заявила такой отказ, договор считается соответственно расторгнутым или измененным (т.е. при полном отказе от исполнения договора договор считается расторгнутым, а при частичном отказе — измененным).

Норма, содержащаяся в п. 3, находит широкое практическое применение.

В п. 3 не упоминается о необходимости вынесения судом решения о расторжении или изменении договора в рассматриваемых случаях. Это означает, что расторжение или изменение договора происходят независимо от решения суда и без его решения. В этом и состоит коренное отличие нормы п. 3 от нормы пп. 2 п. 2: в последней речь также идет об изменении и расторжении договора по требованию одной из сторон договора в случаях, предусмотренных законом или договором, но только по решению суда.

В п. 3 ничего не сказано о том, в какой момент вступает в силу отказ от исполнения договора. Следует считать, если иное не указано в законе или договоре, что он вступает в силу с момента получения его другой стороной.

В п. 3 говорится о допустимости установления законом или соглашением сторон возможности одностороннего отказа от исполнения договора, не ограничивая эту возможность какими-либо условиями. Иными словами, из п. 3 неясно, при наличии каких условий может последовать такой отказ.

На практике стороны часто предусматривают возможность одностороннего отказа от исполнения договора в случае определенного нарушения условий договора другой стороной. Однако стороны могут включать в договор положение о возможности расторжения договора независимо от наступления тех или иных условий. Такое положение, содержащееся в договоре, охватывается нормой п. 3 и является вполне легитимным.

Сказанное выше относится к возможности одностороннего отказа от исполнения договора по соглашению сторон.

Теперь обратимся к случаям, когда односторонний отказ допускается законом.

Прежде всего отметим, что во многих случаях закон допускает односторонний отказ от договора, если договорный партнер нарушает свои договорные обязательства (ст. 464, п. 2 ст. 467, п. 2 ст. 475, п. 2 ст. 480, п. 3 ст. 484, п. 4 ст. 486, п. 2 ст. 489, п. 3 ст. 503, п. 2 ст. 515, ст. 523, п. 2 ст. 719 ГК РФ).

В некоторых из этих случаев для отказа от исполнения договора требуется, чтобы нарушение условий договора со стороны договорного партнера было существенным, т.е. таким, которое указано в п. 2 ст. 450. Об этом, например, прямо указано в п. 3 ст. 523. В других случаях закон не связывает возможность одностороннего отказа с наличием существенности нарушения.

Однако и в том, и в другом случаях договор расторгается или изменяется без решения суда.

В других случаях ГК РФ допускает односторонний отказ от исполнения договора не в связи с нарушением договора, а в связи с существом договорных отношений. Так, например, допускается возможность одностороннего отказа, причем обеими сторонами, по следующим договорам: безвозмездного пользования (ст. 699), возмездного оказания услуг (ст. 782), транспортной экспедиции (ст. 806), поручения (ст. 977), коммерческой концессии (ст. 1037). Иногда закон, учитывая неравное положение договорных партнеров при исполнении договора и существо договора, допускает односторонний отказ от исполнения договора лишь для одной из сторон (в договоре розничной купли-продажи — для покупателя (ст. 495, 496, 500); в договоре проката — для арендатора (ст. 627); в договоре подряда — для заказчика (ст. 717) и т.д.).

Вместе с тем, как отметил Конституционный Суд РФ, предоставление права на такой односторонний отказ от исполнения договора (на основе закона) только одной стороне договора не должно нарушать принцип юридического равенства сторон (Постановление КС РФ от 6 июня 2000 г. N 9-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца третьего пункта 2 статьи 77 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» // Гражданский кодекс Российской Федерации. С постатейным приложением материалов практики Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации / Сост. Д.В. Мурзин. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2003. С. 552).

Полагаем, что ст. 102 ныне действующего Закона о банкротстве, закрепляющая право только для одной стороны договора односторонне отказаться от исполнения договора, не нарушает принципа юридического равенства сторон, поскольку этот отказ вызван особыми обстоятельствами, в которых находится сторона, заявляющая отказ от договора, и, кроме того, другая сторона вправе взыскать убытки, причиненные ей односторонним отказом от исполнения договора.

Представляется, что, если в соглашении сторон содержится положение о том, что только одна из сторон вправе без указания мотивов отказаться от договора, такое положение является недействительным, если оно нарушает юридическое равенство сторон.

Любой спор по поводу применения нормы п. 3 ст. 450 может быть рассмотрен судом (иное мнение высказано В.П. Мозолиным. См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. М., 2003. С. 855).

Законодательство по статье 450 ГК РФ

«Об инвестировании средств для финансирования накопительной пенсии в Российской Федерации»

Еще по теме:

  • Трудовой договор пункт 1 статья 77 тк рф Трудовой кодекс РФ c комментариями Комментарий к статье 77 § 1. Прекращение трудового договора - окончание действия трудовых отношений работника с работодателем. Этим оно отличается от отстранения работника от работы, когда выполнение […]
  • Мировое соглашение образец уголовный процесс Мировое соглашение образец уголовный процесс Одним из способов реализации альтернативного разрешения споров (АРС) в уголовном процессе является прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон. Данное действие закреплено ст. 76 […]
  • Кредит на материнский капитал тамбов Материнский капитал в Тамбове и Тамбовской области Действующие в регионе инициативы по материнскому капиталу, федеральная и региональная, похожи между собой целями и направлениями вложения средств. Тем не менее родителям, которые […]
  • 78 статья фз 44 Статья 79 44-ФЗ - Последствия признания запроса котировок несостоявшимся 1. Заказчик заключает контракт с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем) в соответствии с пунктом 25 части 1 статьи 93 настоящего Федерального закона в […]
  • Комментарий к ст 195 ч 1 коап Статья 1.1 КоАП РФ. Законодательство об административных правонарушениях (действующая редакция) 1. Законодательство об административных правонарушениях состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов […]
  • В какой срок может быть наложено административное взыскание Статья 7.6. Кодекса РБ об административных правонарушенияхСроки наложения административного взыскания 1. Административное взыскание может быть наложено: 1) за совершение административного правонарушения – не позднее двух месяцев со дня […]