Содержание:

«Бился головой о стекло автомобиля и наносил себе телесные повреждения»

Краснодарского адвоката, защищавшего задержанных на митинге протеста, полиция похитила, избила, а суд арестовал на 14 суток

Михаил Беньяш после задержания полицией

Краснодарский адвокат Михаил Беньяш 9 сентября должен был оказывать юридическую помощь задержанным на несанкционированной акции Алексея Навального. Незадолго до ее начала в центре Краснодара на адвоката напали сотрудники полиции в штатском, засунули в машину и там избили. Затем привезли в отделение и на протяжении 8 часов отказывались сообщать, где он находится. По словам Беньяша, все это время он подвергался избиениям со стороны полицейских. На следующий день адвоката привлекли к административному суду. Его арестовали на 14 суток за невыполнение требований сотрудников полиции и присудили 40 часов обязательных работ за участие в акции протеста. До последней он так и не дошел.

Представлять интересы Михаила Беньяша в суде вызвались семь адвокатов. Александр Попков, адвокат «Агоры», рассказал «Новой», что накануне акции «анонимные доброжелатели» присылали Беньяшу на телефон данные о его геолокации, а также сообщили, что на его машину получена ориентировка.

— Ему написали такое сообщение: «Есть указание закрыть тебя на 15 суток, чтобы ты не мешался». Дело в том, что он очень активно всегда защищает задержанных на митингах. И в связи с тем, что в отношении него проводятся оперативно-разыскные мероприятия (а они могут проводиться только на основании судебного решения), около часа дня в воскресенье он обратился в Следственный комитет и прокуратуру.

Попков рассказывает, что, когда Беньяш вышел из прокуратуры и прошел несколько кварталов (он был со своей доверительницей, активисткой Ириной Бархатовой), на него напали два человека. Эти люди были одеты в гражданское и, не представившись, затолкали его в машину. Бархатова начала снимать происходящее на телефон, нападавшие это заметили и тоже забрали ее в машину. Там, по словам Беньяша и Бархатовой, их стали душить. Человек, сидевший за водительским сиденьем, наносил Беньяшу удары по лицу, другой держал его за шею. Затем мужчину и девушку привезли в отделение полиции. Бархатова успела набрать номер местного адвоката Алексея Аванесяна.

— Она позвонила мне и сказала: «Я нахожусь на четвертом этаже, Миша в другом кабинете, и его там бьют», — рассказал «Новой» адвокат Беньяша Алексей Аванесян. — Я приехал туда и потребовал провести меня к подзащитному. Мне сказали, что его здесь нет. Я позвонил в дежурную часть, сказал, что человек был похищен предположительно сотрудниками полиции. Мне ответили, что про это ничего не известно. Я пытался пройти на территорию ОВД, но меня не пускали — при наличии адвокатского удостоверения. В этом же отделе содержались задержанные уже в момент митинга, и внутри был введен план «Крепость». Я простоял там 8 часов.

Аванесян рассказывает, что уже вечером постепенно начали выпускать задержанных на митинге. Он опрашивал каждого, кто выходил, не видел ли кто-то Беньяша. Один из подростков показал Аванесяну видео, на котором Михаил «еле передвигается вдоль стенки, и опера подгоняют его наверх по лестнице». Аванесян позвонил в полицию и заявил, что должно быть заведено уголовное дело, так как внутри отделения незаконным пыткам подвергается адвокат:

— Реакции — ноль. Тогда я позвонил в скорую помощь и сказал: «Срочно приезжайте, у человека возможно черепно-мозговая травма». Скорая помощь туда заехала, и мне удалось пройти внутрь. Там уже спросил у сотрудника полиции, где Беньяш, и он сказал мне, что его уже увезли в изолятор временного содержания. Я принял решение просто пробежать на пятый этаж. Мне повезло, что между третьим и четвертым этажом спускалась бригада скорой помощи. Они показали мне кабинет, где он находился. В кабинете сидел Михаил в наручниках, у него на лице были следы побоев.

Когда Беньяша стали выводить из кабинета, Аванесян сумел сфотографировать его: под правым глазом у него образовалась гематома, на лице были следы от ударов.

На следующий день состоялось заседание суда. Аванесян рассказал, что перед его началом сменилось четыре судьи. Секретарь, по словам защитника, пришла на заседание в состоянии алкогольного опьянения и физически не могла фиксировать происходящее, все адвокаты просили ее заменить, но был получен отказ. Судья Станислав Буренко также отклонил ходатайства о ведении видеосъемки, допросе свидетеля (Ирины Бархатовой), демонстрации видеосъемки, как «задерживали» Беньяша, и вызове сотрудников полиции, которые его избивали. Согласно рапорту, Беньяш получил телесные повреждения, так как «пытался спровоцировать драку, бился головой о стекло автомобиля и наносил себе телесные повреждения».

Аванесян рассказывает, что перед своим заседанием Беньяш вызвался защищать Ирину Бархатову, ей в итоге выписали штраф в 500 рублей. Беньяшу присудили 40 часов обязательных работ по статье 20.2 за участие в несанкционированном мероприятии и арестовали на 14 суток по статье 19.3 за неповиновение полицейским. Адвокат «Агоры» Попков сообщил, что более 300 адвокатов из 50 регионов обратились в Федеральную палату адвокатов с просьбой защитить Беньяша. Согласно данным ОВД-Инфо, всего во время несанкционированной акции в Краснодаре было задержано более 60 человек.

Фамилия, должность, звание?

«Новая газета» решила уточнить в МВД и Росгвардии: кого мы должны благодарить за наше спокойствие

9 сентября опять «винтили» детей. Пожалуй, трудно найти человека, имеющего аккаунт в соцсетях, который бы не любовался на очень толстого полицейского, тащившего за рюкзак девочку лет тринадцати (это в Питере). Или — на одетого в парадную форму офицера, заломившего руки пацану лет двенадцати (Москва). Думается, что эти люди самым достойным образом обезопасили граждан России от угрозы массовых беспорядков…

«Новая газета» решила уточнить в Министерстве внутренних дел и Росгвардии: кого мы должны благодарить за наше спокойствие. Соответственно, были направлены официальные запросы.

«Сообщите, пожалуйста, кто (фамилия, должность, звание) отвечал за координацию действий полиции и Росгвардии в городах: Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург во время протестных акций 9 сентября с.г.?

Кто (фамилия, должность, звание) возглавлял оперативные штабы вашего ведомства в указанных городах в период протестных акций 9 сентября с.г.?

Кто конкретно (фамилия, должность, звание) отдавал письменные или устные распоряжения/приказы/указания в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге о задержании (иногда в жесткой форме и с применением спецсредств) несовершеннолетних и детей в возрасте до 14 лет».

Росгвардия ответила стремительно: « сообщаем вам, что информацию, запрашиваемую вами, не представляется возможным предоставить, в соответствии со ст. 7 Федерального закона «О персональных данных» » Ну и так далее… МВД пока молчит.

Это — не ответ. Должность и звание лиц, принимавших решения в ходе протестных акций, никак не подпадает под закон о персональных данных. И мы должны знать этих людей — пофамильно. Или кому-то очень стыдно?

«Новая газета»

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Александр Попков

Текущие дела

В 2018 году адвокат Александр Попков добился:

  • присуждения 1 миллиона рублей компенсации бывшему детдомовцу Антону Сачкову. Он почти 3 года провел под арестом по обвинению в гибели человека, к которой не имел никакого отношения (Московский комсомолец).

В 2017 году адвокат Александр Попков добился:

  • отмены обвинительного приговора Виктору Ночевнову за репост карикатур на Иисуса Христа во ВКонтакте. В 2018 году это дело было прекращено (подробнее Дождь);
  • прекращения дела об экстремизме директора Института региональных биологических исследований, известного эколога Валерия Бриниха за публикацию «Молчание ягнят», посвященую экологическим проблемам из-за деятельности свиноводческого комплекса одной компании в Теучежском районе Адыгеи. Ее учредителем является сенатор от Карачаево-Черкесии Вячеслав Дерев. Также суд отменил решение о включении этой статьи эколога в список экстремистских материалов. Работа совместно с адвокатом Андреем Сабининым (Ведомости, Коммерсант);
  • осуждения инспектора ПДН Ивана Сорокоумова на 23 года за изнасилование и убийство 12-летней девочки в Горячем Ключе (Медиазона);
  • осуждения 10 сотрудников воспитательной колонии, пытавших подростков (Новая газета).

Адвокат Александр Попков стал первым лауреатом премии имени Семена Арии «Защитник», учрежденной «Новой газетой» и наследницей знаменитого адвоката, его женой Мариной Ария.

Ранее адвокат Александр Попков добился:

  • дважды оправдательного приговора бывшему детдомовцу Антону Сачкову, незаконно обвиненному в убийстве («Новая газета»);
  • отмены запрета Роспотребнадзора ВИЧ-положительной украинке из Донецка жить в России с семьей (Газета.ru);
  • прекращения уголовного дела о пропаганде нацизма в отношении владельца антикварной лавки Дмитрия Лазаренко, который выставил на продажу военную форму морского кадета Третьего рейха — мундир и бескозырку с фашистской символикой («Коммерсант»).

В 1998 году Александр Попков окончил военно-юридический (прокурорско-следственный) факультет Военного Университета Министерства Обороны РФ по специальности «юрист». По окончании вуза по распределению направлен в систему военных прокуратур, где проходил службу преимущественно в следственных должностях в Чукотском Автономном округе и Краснодарском крае.

После увольнения с военной службы в 2010 году работал юристом. В 2012 году получил статус адвоката. С этого времени оказывает юридическую помощь гражданским и экологическим активистам в Сочи и Краснодарском крае, подвергавшимся давлению со стороны правоохранительных органов.

Основные направления правозащитной деятельности — защита прав активистов, журналистов и граждан от преследования по политическим мотивам, оказание помощи жертвам полицейского и иного правоохранительного насильственного произвола.

Анализ адвоката Александра Попкова о нападениях на активистов на Кубани «В бой идут одни маргиналы» (Радио Свобода).

Александр попков адвокат

Сулейман Кадыров. Фото: Антон Наумлюк / Медиазона

Адвокат Александр Попков, представляющий интересы осужденного за призывы к сепаратизму крымскотатарского активиста Сулеймана Кадырова, обратил внимание, что и ходатайство ФСБ о прослушке Кадырова, и санкционировавшее прослушку постановление Верховного суда написаны одним почерком. «Все заполняет капитан, это конвейер», — уверен адвокат.

1 марта Феодосийский городской суд Крыма приговорил крымскотатарского активиста Сулеймана Кадырова к двум годам условного срока по делу о публичных призывах к сепаратизму (часть 2 статьи 280.1 УК) за репост в фейсбуке видео с комментарием «Крым — это Украина. ». Суд также назначил ему два года испытательного срока и на два года запретил заниматься публичной деятельностью.

Активист вину не признал и обвинил следствие в преследовании по политическим мотивам. Кадыров настаивал, что сам он видеозапись никогда не публиковал. Автор видео, житель Томска по фамилии Кадиров, был приговорен к 300 часам обязательных работ и освобожден от наказания по амнистии.

В мае Верховный суд Крыма рассмотрел апелляцию на приговор Сулейману Кадырову и оставил решение в силе. Защита активиста решила обратиться с жалобой в Европейский суд по правам человека и начала собирать необходимые документы по нарушениям: о незаконной прослушке, несправедливом судебном разбирательстве и нарушении права на свободу слова.

Изучая документы по делу, адвокат международной правозащитной группы «Агора» Александр Попков обратил внимание на странность в ходатайствах ФСБ о прослушке Кадырова и санкционировавших ее постановлениях суда: надписи от руки в документах были сделаны очень схожим почерком. Документы подписаны главой управления ФСБ по Крыму и Севастополю Виктором Палагиным и председателем Верховного суда Крыма Игорем Радионовым.

В предоставленных адвокатом Попковым документах есть и более раннее постановление судьи Радионова с разрешением на прослушку Кадырова, однако в нем данные вписывались от руки не прописными, а строчными буквами. При этом начертание прописных букв «К» и «С» сходно с начертанием из документов 2016 года.

В материалах дела также есть протокол изъятия у Сулеймана Кадырова ноутбука и телефона. Документ, составленный капитаном ФСБ В.Е. Долгачевым в декабре 2016-го, написан схожим почерком.

Адвокат Попков также предоставил «Медиазоне» постановление о проведении ОРМ «снятие информации с технических каналов связи» по делу публициста Николая Семена, которого в 2017 году осудили за призывы к сепаратизму. В постановлении, подписанном все тем же судьей Игорем Радионовым, надписи от руки выполнены почерком, существенно отличающимся от образцов в деле Сулеймана Кадырова. В постановлении о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности по делу Семены в суд за подписью главы управления ФСБ Виктора Палагина от руки вписаны только цифры, однако написание цифры 8 также отличается от образцов из дела Кадырова.

«Все заполняет капитан, это конвейер — суд даже не утруждает себя писать постановления, не говоря уже о том, чтобы проверять доказательства этого всего», — считает адвокат Александр Попков.

Обновлено в 15:50 Уже после публикации материала адвокат «Агоры» Алексей Ладин предоставил «Медиазоне» документы из дела Эмир-Усейна Куку, обвиняемого по делу о ячейке исламской партии «Хизб ут-Тахрир» в Ялте. В частности, на рапорте оперативника ФСБ Компанейцева главе управления службы Виктору Палагину есть резолюция от руки с подписью, похожей на подпись Палагина.

Александр попков адвокат

Адвокат «Агоры» Александр Попков рассказывает о несостоявшейся карьере следователя, отношениях с бывшими коллегами по прокуратуре и ни с чем не сравнимом чувстве, которое испытывает защитник, когда его клиента освобождают в зале суда

Я окончил прокурорско-следственный факультет Военного университета Министерства обороны. Нас готовили как чисто военных следователей, и по распределению я попросился служить на Тихоокеанский флот. Мне казалось, что неплохо было бы уехать подальше, а у моряков красивая форма. Так в 22 года я попал на Чукотку. Ну и что называется «попал».

Моим первым делом было расследование по банде из 11 человек. В 1998 году они убили трех или четырех милиционеров, угнали (напав на воинскую часть — МЗ) четыре единицы техники, в том числе тягач, вскрыли оружейную комнату, раздолбив стену. Они забрали 23 автомата и пулемет. Бой с ними при задержании продолжался семь часов, все это время они ездили по тундре. Несмотря на то, что была команда брать их живьем, двое преступников были застрелены при задержании, еще один самоубился. Ничего общего с теми же «приморскими партизанами» в той истории не было — в банде были чисто бандосы, а менты потеряли бдительность. Я принимал участие в расследовании в качестве младшего следователя, было очень интересно — мы проводили следственные эксперименты в тундре, опрашивали свидетелей.

Потом дела пошли более скучные — бойцы, укравшие мотоцикл, или военные, попавшие в ДТП. Зато там был небольшой объем дел, которые надо расследовать; их было мало. И нас заставлял прокурор тщательно ими заниматься, доходило даже до опроса второстепенных свидетелей. Здесь, на материке, этим занимаются практиканты и помощники. Там я был вынужден заниматься всем сам, и это была очень мощная школа.

Бытовые условия были тяжелыми — постоянно холодно, большие расстояния. Населенные пункты в трехстах километрах от места, откуда мне надо улететь. В прокуратуре Анадырского гарнизона я прослужил почти четыре года. За это время я стал старшим следователем с большим опытом работы — руководил уже своими коллегами, молодыми лейтенантами.

Подписка о невыезде из прокуратуры

После перераспределения я вернулся в Краснодарский край. Я уже понимал, что нужно делать, но немного сбивал темп работы — у меня теперь было гораздо больше дел. Туда приходили выпускники; им дают 30 дел одновременно, и крутись, как хочешь. Люди реально сходили с ума, уходили, увольнялись. А кто выживает, тот дальше работает. Да, я нормально работал, но когда у меня закончился контракт, я уже не захотел его продлять — ведь тогда снова надо было переезжать на другое место службы, а мне к тому моменту уже это немножко надоело. Я и так поездил по краю — был в Новороссийске, потом снова в Краснодаре. Я был женат, у меня появился второй ребенок, и я устал разъезжать.

Государство было обязано выдать мне квартиру при увольнении за выслугу лет — год на крайнем Севере засчитывался за два, поэтому выслугу я получил раньше. Как только срок моей работы истек, я перестал ходить на службу, но и в прокуратуре меня не увольняли — предпочли платить мне «обрезанную» зарплату. По факту я остался военнослужащим и не мог устроиться на другую работу. Так я подал в суд на прокуратуру и на органы обеспечения. Я выиграл суд, но в ответ меня начали гнобить и заставляли ходить на службу, хотя контракт к тому моменту истек уже три года как. В отношении меня из принципа возбудили уголовное дело по факту самовольного оставления части, статья чуть легче дезертирства. Это было очень жуткое время — я был вынужден вернуться в прокуратуру. Более того, я жил в прокуратуре — жену с детьми я отправил к теще, а самому мне жить было негде. Когда мне решили избрать меру пресечения, следователь спросил, где я живу. Но что мне было ему ответить? Я и сказал — пишите, что живу в прокуратуре. Потом была интересная связка — меня из здания ведомства выгоняли, а следаки наоборот, требовали, чтобы я там оставался. Ну, конечно, покидать здание я мог, это же был не домашний арест. Поэтому какое-то время я снимал квартиру, потом жил у друзей.

Все это время я приходил в девять утра в кабинет, садился за стол. Мне боялись что-то доверять, потому что я был враг народа. Поэтому я просто сидел за столом до шести вечера с часовым перерывом на обед. Сейчас это очень комично выглядит, но тогда мне было очень тяжело. Я уже начал думать, что нафиг мне эта квартира не нужна. А потом там поднялся скандал, когда по моему сценарию начали других людей закатывать — порядка двадцати сочинских военных-«дезертиров» пытались привлечь — и быстро это все замяли, в том числе и мое дело, расследование которого длилось два года. В итоге его закрыли, поскольку не нашли в моих действиях состава преступления. Всем офицерам быстро построили дома и обеспечили всех жильем.

Общественная защита

Еще находясь под следствием, в качестве общественного защитника я входил в дела против офицеров, обвиняемых в дезертирстве. Впрочем, прокуратура отводила меня как действующего сотрудника прокуратуры. Когда я в 2010 году все-таки уволился и получил квартиру в Сочи, я подумал, что все эти годы я провел как бы внутри разных уголовных процессов и решил продолжать работать юристом, Какое-то время я сотрудничал с охранными организациями, по деньгам выходило более-менее неплохо, но мне не очень интересно было — договоры, контракты, все время одно и тоже. Примерно в это время, в 2012 году, я потихоньку-потихоньку получил статус адвоката.

За год до этого в России, как все помнят, начались все эти «белоленточные» протесты. И я, имея гражданскую позицию, участвовал в сочинских акциях. Вообще, в какой-то момент я стал организатором вот этих протестных выступлений. Они были даже более-менее успешными, на протесты выходили 200-250 человек, в Сочи такого никогда не было. Мы шли по центральной улице, кричали: «Россия без Путина!» — и вообще круто было. Я отвечал за юридическую часть — подавал уведомления об акции, занимался задержанными, хотя тогда даже удалось достичь взаимодействия с ментами. Но протесты в Сочи прошли, как и везде. Пришла какая-то фрустрация и разочарование. Потом, правда, начались протесты против строительства Кудепстинской ТЭС, когда люди буквально под технику ложились, чтобы не допустить строительства. Я помогал им, мы закрыли против них несколько административок.

В мае 2013 года в Сочи возбудили уголовное дело против корреспондента «Общественного телевидения России» Николая Ярста, которому полицейские подбросили наркотики. Мы с адвокатом Мариной Дубровиной долго его отбивали, и в марте 2014 года уголовное дело против него было закрыто из-за отсутствия состава преступления. Дело отправляли на доследование четыре раза, у следователей просто не хватало аргументов, чтобы его обвинить. Все было шито белыми нитками, ключевым свидетелем стал засекреченный человек, который фигурировал под кличкой Субару. В итоге, когда дело уже было закрыто, его снова вызвали на допрос. И тогда Коля принял решение уехать из России.

Около года я занимался правами мигрантов вместе с «Мемориалом» и Семеном Симоновым. Это было как раз перед Олимпиадой, когда в городе были сотни кинутых на деньги гастарбайтеров, работавших на олимпийских объектах. Мы через прокуратуру или полицейских пытались им помочь, иногда и работодатели оказывались нормальными — они шли навстречу нам и рабочим, но такое бывало редко, чаще было наоборот. В итоге около 700 человек из тех, кто обратился к нам, денег так и не получили. Их просто быстро депортировали на родину — тупо ставили оцепление вокруг общежития и выставляли из страны без денег. Ну, как мы поняли, в этой истории частные интересы переплетались очень тесно с интересами государственных структур и правоохранительных органов.

Сейчас в Краснодарском крае исход активистов гражданских. Такая политика выдавливания. Недавно одним моим знакомым, фамилий которых я называть не буду, так и сказали: «Если вы не заткнетесь или не свалите, то сядете». Людям дают уехать, но видеть их в крае не хотят. Люди боятся и уезжают. В группе риска оказались экологи из «Эковахты». Но и они акции прямого действия делать не будут. Мы помним, чем закончилась история с Евгением Витишко.

Полицейские

В Сочи много всего происходило перед Олимпиадой, и я как мог старался помогать активистам. Выезжал на задержания девушек из Pussy Riot, когда они приезжали, а задерживали их тогда на каждом углу. Тогда я перезнакомился с руководителями почти всех основных отделов полиции, знал множество участковых. Беседы с полицейскими велись по отработанному сценарию: они подходят, чтобы в третий раз задержать какого-то активиста, мы вежливо здороваемся, я включаю диктофон и мы продолжаем общаться как ни в чем не бывало.

Иногда мы встречаемся с бывшими коллегами по прокуратуре, когда они в Сочи приезжают отдыхать. Иногда про приговоры отдельные можем поговорить, практику обсудить. Но политику мы не обсуждаем, потому что точки зрения абсолютно полярные.

Высокие полицейские чины — полковники, подполковники — воспринимали меня как врага. Они много раз в разговоре использовали аргумент типа: «Вот вы же в прокуратуре служили, как же вы так теперь себя ведете? Почему с Pussy Riot связались?». Как-то раз меня позвали на радио обсудить закон о дружинниках. Я вошел, а там уже сидел замначальника УВД Сочи, с которым мы встречались на протестных акциях. Он увидел меня, и у него явно посерело лицо. Мне потом передавали его слова: «Вы что, Попкова пригласили? Если бы я это знал, то я бы не пришел».

С операми и участковыми у меня было больше взаимопонимания, хотя тоже зависит, конечно. С сотрудниками отдела полиции в поселке Блиново, где пытали Мардироса Демерчяна, обвиняемого в краже кабеля, я нормально общаться не могу, конечно. Они же даже не понимают, что пытать людей нельзя. По сути, полицейские, издевашвиеся над моим подзащитным, превратили его в больного человека. Его по нашей просьбе обследовал психиатр, и там все очень серьезно. Не знаю, как я бы перенес те пытки, которые пережил он.

Однажды нам удалось засудить полицейского, задерживающего граждан просто так — правда, его приговорили к условному сроку, а он попал под амнистию.В Краснодарском крае вообще очень тяжело добиться суда над полицейскими, особенно совершившими какие-то не очень серьезные противоправные действия. Раз они не убили никого, то и ладно. Ну пытали, подумаешь. Не убили же. Такая вот логика.

Или вот история с Геннадием Афанасьевым, которого в конце 2014 года приговорили к семи годам колонии строгого режима по делу о терактах, которые якобы готовили члены «террористической группировки» в Крыму. Он детально описывает полицейских, которые его пытали. Он фотограф и умеет запоминать разные детали. Вот как он описал избивавшего его человека: «Мужчина, европеец, цвет кожи — белый, рост очень высокий, худой, лицо прямоугольное, цвет кожи бледный. Глаза голубые, нос горбинкой, губы тонкие». Далее он пояснял, когда человек, пытавший его, приходил. Мы будем просить найти этих людей. Предыдущие адвокаты советовали Афанасьеву просто не жаловаться на пытки. «Ты все равно ничего этим не добьешься», — говорили они. Я к такой адвокатской работе очень негативно отношусь.

Оправдательный приговор

Безусловно, очень запомнилось мне дело Антона Сачкова — детдомовца из поселка Ахтырский, осужденного на 8,5 года по обвинению в убийстве. Его оправдали по ряду причин: конечно, повлияли публикации Елены Костюченко в «Новой газете», а мы, защитники, смогли разгромить этот обвинительный приговор. Очень помогли свидетельские показания — одна девочка пришла, вторая, обе сказали, что Антон невиновен. Четыре человека говорили, что у него алиби, одна из которых — соседка Сачкова. А у обвинения было всего два свидетеля, чьи показания вообще не выглядели убедительно. Что говорить вот о работе прокуратуры, если он в двух своих апелляциях называет меня не адвокатом, а свидетелем. Это происходило дважды, я не понимаю, как это так.

Оправдательный приговор Сачкову — это исключение из правил, подтверждающее само правило. В этот раз суд соблюдал состязательность сторон, нас никто не затыкал, нам давали прикладывать все наши доказательства, такое бывает очень редко на самом деле. Поэтому дело было очень интересным.

Первый раз я боялся, что Сачкову зачитают обвинительный приговор. И вот, на 18-м листе судья читает, что обвинения следствия ничем не доказываются. Я думал, что мне послышалось! Я просто замер тогда в зале суда. Когда человека отпускают из под стражи в зале суда — это непередаваемое ощущение, у меня такого никогда раньше не было. Теперь коллеги меня даже подкалывают, что я умею оправдательные приговоры выбивать. А есть люди, которые работают по 20 лет, и у них не бывает оправдательных приговоров.

Я знаю, что по большинству дел, над которыми я работаю, добиться справедливости в России не удастся. Тем не менее, я делаю все, чтобы выиграть дело или не дать дойти ему до суда. Угроз в свой адрес я никогда еще не получал, но как минимум пару раз мои коммерческие клиенты мне говорили, что им не советовали со мной работать. Но это такие вот издержки моей работы.

Адвокаты заявили о бездействии правоохранителей в расследовании избиения Беньяша

Почти за неделю с момента задержания в Краснодаре адвоката Михаила Беньяша не проведена проверка законности действий силовиков, сообщил адвокат Аванесян. Полемика, в которой некоторые юристы обвиняют Беньяша в нарушении адвокатской этики из-из участия в оппозиционном движении, отвлекает внимание от факта избиения Беньяша, отметил адвокат Попков.

Как писал «Кавказский узел», среди десятков задержанных в ходе несогласованного митинга против пенсионной реформы, который прошел в Краснодаре 9 сентября, оказался адвокат Михаил Беньяш. Защитник заявил, что после задержания его избили. Суд 10 сентября арестовал Беньяша на 14 суток и приговорил его к 40 часам обязательных работ, признав виновным в организации незаконного митинга и неповиновении требованиям сотрудника полиции.

10 сентября руководитель правозащитной группы «Агора» Павел Чиков опубликовал на своей странице в Facebook обращение в Федеральную палату адвокатов, в котором призвал органы госвласти «эффективно расследовать нападение на адвоката Беньяша». По состоянию на 12.35 мск, обращение в защиту Михаила Беньяша подписали 374 адвоката из разных регионов России.

Арест Беньяша все еще не обжалован

Расследование задержания адвоката Михаила Беньяша Совет по правам человека при губернаторе Краснодарского края держит на особом контроле, при этом не принимая сторону ни одной из сторон, сообщил председатель СПЧ Андрей Зайцев.

«Это задача соответствующих органов — дать правовую оценку действиям адвоката и сотрудников правоохранительных органов. У нас нет таких полномочий, мы внимательно следим за ситуацией», — заявил корреспонденту «Кавказского узла» Андрей Зайцев.

В краевой коллегии адвокатов от комментариев отказались, сославшись на то, что до сих пор неизвестны результаты проверки по жалобам адвокатов Беньяша в Следственный комитет.

Адвокатское сообщество страны разделилось при обсуждении дела Беньяша, сообщил адвокат Александр Попков. По его словам, одни осуждают Михаила Беньяша за его участие в протестном движении и считают, что для этого он должен снять с себя адвокатские полномочия, и пока он этого не сделал, его единственная задача представлять интересы активистов. Другие требуют тщательного расследования избиения Беньяша.

«Те из адвокатов, кто говорит, что Беньяш такой сякой, уводят ситуацию от главного — что адвокат был избит. Если это не пресечь, то это войдет в традицию, избивать адвокатов, неугодных власти» ,- заявил корреспонденту «Кавказского узла» Александр Попков.

По его словам кампания солидарности с Беньяшем продолжается, сейчас она идет в юридическом русле. «Это обжалования задержания, ареста, жалобы на действия полицейских. Объявлен сбор средств для оплаты приезда адвокатов из Тверской, Московской и других областей на апелляцию. Не считаю адвокатов из Ростова и Ставрополя, которые приедут за свой счет», — рассказал Александр Попков.

По его словам, 13 сентября прошло очередное заседание Федеральной палаты адвокатов (ФПА), на котором обсуждалась в том числе и ситуация с Беньяшем. «Оно было закрытым, нам не известны подробности. Известно, что Резник (вице-президент ФПА Генри Резник, – прим. «Кавказского узла») отслеживает. Он ознакомился с материалами дела, сказал, что будет следить и помогать»,- отметил Попков.

По его словам, арест Беньяша до сих пор не обжалован, поскольку адвокатам до сих пор не выдают протокол судебного заседания и не дают знакомиться с материалами дела.

Адвокат Алексей Аванесян сообщил, что его жалобу на противоправные действия сотрудников полиции во время задержания Беньяша, которую он подал в тот же день, до сих пор не рассмотрели в СКР по краю.

«Меня только вызвали на опрос сегодня (15 сентября). До сих пор не осмотрели Михаила, не опросили, ничего не возбудили», — заявил корреспонденту «Кавказского узла» Алексей Аванесян.

По его словам, при поступлении в ИВС Михаил был освидетельствован медиками на наличие побоев, это стандартная процедура для поступающих в изолятор со следами избиений, кроме того, осмотреть его в ИВС может только эксперт СКР в рамках проверки по жалобе адвоката.

Комментариями от представителей следствия относительно заявления Попкова и Аванесяна «Кавказский узел» пока не располагает.

На заседании ФПА 13 сентября президент палаты Юрий Пилипенко сообщил о своей встрече с министром внутренних дел Владимиром Колокольцевым, с которым он обсудил ситуацию с задержанием Беньяша. По мнению Пилипенко, реакция главы МВД не была дежурной, и его обещание разобраться в ситуации будет выполнено.

Также Пилипенко отметил, что ФПА были получены судебные постановления в отношении Михаила Беньяша, после изучения которых стало ясно, что они небезупречны и имеются возможности для их обжалования, говорится в статье о заседании палаты 13 сентября, опубликованной на сайте «Адвокатской газеты».

11 сентября Международная правозащитная организация признала Михаила Беньяша узником совести и потребовала его немедленного освобождения.

Беньяш помогает сокамерникам составлять жалобы

На условия содержания в изоляторе временного содержания Усть-Лабинска Беньяш не жалуется, ежедневно ему дают возможность совершать телефонные звонки, есть доступ адвокатов, в ИВС его посещали члены краевого ОНК, сотрудники прокуратуры в качестве надзора за содержанием административно арестованных, сообщил Александр Попков.

«Беньяш помогает сокамерникам составлять жалобы, апелляции. Общее состояние его здоровья нормальное, ухо, которое было повреждено, начало слышать, у него есть необходимые лекарства. Жалуется на боли в колене, старая травма, которая усугубилась во время его силового задержания», — рассказал Попков.

Адвокаты намерены поднять вопрос применения физической силы к коллегам со стороны силовиков

В российском законодательстве нет отдельной статьи, которая бы регламентировала наказание за избиение, нападение или убийство адвоката, сообщил корреспонденту «Кавказского узла» Алексей Аванесян.

«Никакого иммунитета у адвоката нет, закон его рассматривает как обычного гражданина, к сожалению», — отметил Алексей Аванесян.

Вопрос недопустимости применения со стороны сотрудников правоохранительных органов физической силы к адвокатам, тем более при исполнении ими профессиональных обязанностей, давно назрел, заявил на заседании Федеральной палаты адвокатов 13 сентября ее председатель Юрий Пилипенко.

Этот вопрос, по мнению Пилипенко, требует отстаивания принципиальной позиции в ходе обсуждения с МВД, поскольку ситуация с Михаилом Беньяшем – далеко не первая, отмечается в статье на сайте «Адвокатской газеты».

«Кавказский узел» публикует новости о преследовании активистов в регионах юга России и Южного Кавказа на тематической странице «Преследование активистов».

Автор: Анна Грицевич; источник: корреспондент «Кавказского узла»

Срок задержания адвоката Михаила Беньяша продлен на 72 часа

Сочинский адвокат, который представлял в суде интересы задержанных на протестных митингах, был сам задержан 10 сентября в Краснодаре.

Ленинский районный суд Краснодара продлил на 72 часа срок задержания сочинского адвоката Михаила Беньяша, заподозренного в применении силы против полицейского. Об этом сообщил вечером во вторник, 25 сентября, адвокат международной правозащитной ассоциации «Агора» Александр Попков. Защита Беньяша настаивала на его освобождении в связи с плохим состоянием здоровья.

Михаилу Беньяшу во время слушания стало плохо, вызванные сотрудники скорой помощи диагностировали двустороннее воспаление легких и подтвердили необходимость госпитализации. Представлять интересы Беньяша в суде вызвались десять адвокатов, пишет «Новая газета».

26 сентября — рассмотрение апелляционной жалобы

26 сентября Краснодарский краевой суд рассмотрит апелляционную жалобу на двухнедельный административный арест Беньяша. 10 адвокатов требуют доставить Беньяша на заседание, сообщил Александр Попков.

Адвокат из Сочи был задержан 10 сентября в Краснодаре, куда приехал перед акцией протеста против пенсионной реформы 9 сентября. Он намеревался помогать задержанным во время протестов. По дороге в отдел Беньяш был жестоко избит, впоследствии у него был диагностирован травматический отит. В свою очередь полицейские утверждают, что юрист сам нанес себе ранения, якобы когда бился головой о машину. Беньяша арестовали на 14 суток за невыполнение требований полицейского.

23 сентября за несколько часов до освобождения из усть-лабинского спецприемника он вновь был задержан. На следующий день стало известно о возбуждении против него еще одного дела. Беньяша подозревают в воспрепятствовании правосудию на заседании по делу участников акции «Он нам не царь» 6 мая. По версии следователей, адвокат «неоднократно перебивал, давал указания, высказывал требования и возражения против решений судьи» и был удален с заседания. Сам адвокат в интервью «Новой газете» сообщил, что его вывели из зала после призыва пустить на заседание всех слушателей, а когда он попытался вернуться, полицейские оттолкнули его на металлоискатель.

Протесты против пенсионной реформы в России

Всероссийская акция протеста

Протесты против повышения пенсионного возраста 1 июля охватили не менее чем 39 городов России. Как сообщил политик Алексей Навальный, именно в таком количестве городов его сторонники выступили организаторами или соорганизаторами митингов.

Протесты против пенсионной реформы в России

К протестам присоединились партии и профсоюзы

Демонстрации против повышения пенсионного возраста, помимо штабов Навального, организовывали также партии КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия», «Яблоко» и профсоюзы.

Протесты против пенсионной реформы в России

Особые меры безопасности

Митинги не планировались в Москве, Санкт-Петербурге и других городах, принимающих матчи чемпионата мира по футболу. Это связано с президентским указом, устанавливающим особые меры безопасности на время мундиаля.

Протесты против пенсионной реформы в России

Массовая демонстрация в Омске

Одной из самых массовых акций стала демонстрация в Омске, в которой приняли участие, по данным СМИ, порядка 3-5 тысяч человек.

Протесты против пенсионной реформы в России

«Геноцид российского народа»

В большинстве городов на протестные акции вышли по несколько сотен человек

Протесты против пенсионной реформы в России

Без задержаний

В ряде городов митинги не были согласованы с властями. Несмотря на это, задержаний зафиксировано не было.

Протесты против пенсионной реформы в России

Правительство одобрило законопроект

Правительство России одобрило законопроект о повышении пенсионного возраста 14 июня, через два дня он был направлен в Госдуму. Согласно документу, пенсионный возраст для мужчин планируется повысить с 60 до 65 лет к 2028 году, для женщин — с 55 до 63 лет к 2034 году.

Протесты против пенсионной реформы в России

Профсоюзы запустили петицию

Петицию Общероссийского объединения профсоюзов «Конфедерация труда России» против повышения пенсионного возраста на сайте change.org подписали более 2,5 млн человек.

Протесты против пенсионной реформы в России

80 процентов россиян — против реформы

По данным последнего опроса фонда «Общественное мнение», 80 процентов населения России выступают против повышения пенсионного возраста.

Еще по теме:

  • Адвокат ломакин железногорск Список адвокатов работающих в адвокатских кабинетах Курской области на 10 апреля 2013 года адвокатов работающих в адвокатских кабинетах Курской области на 10 апреля 2013 г. года Название кабинета Ахметова Ольга Владимировна Адв.каб Ж […]
  • 15 арбитражный суд спб 15 арбитражный суд спб Прием граждан и представителей организаций руководством суда и уполномоченными лицами суда осуществляется в соответствии с Порядком организации личного приема граждан и представителей организаций в Арбитражном суде […]
  • Статья 13 семейное право Статья 13. Брачный возраст СТ 13 СК РФ 1. Брачный возраст устанавливается в восемнадцать лет. 2. При наличии уважительных причин органы местного самоуправления по месту жительства лиц, желающих вступить в брак, вправе по просьбе данных […]
  • Мировой суд 6 участок белгород Мировой суд 6 участок белгород Судебный участок №9 мирового судьи Западного округа г.Белгорода Аппарат мирового судьи мировой судья судебного участка № 9 Западного окру Кириллова Елена Ивановна Телефон: 8 (4722) 35-36-08 Назначена на […]
  • Военный комиссариат советского района г уфы Военный комиссариат советского района г уфы 220013, г.Минск, ул. Дорошевича, 8, приемная администрации: +375 17 292-04-12, факс: +375 17 237-32-21, +375 17 [email protected] […]
  • Нотариальная доверенность на директора филиала Образец доверенности на руководителя филиала Доверенность на руководителя филиала - образец ее можно скачать в нашей статье и применять, корректируя в зависимости от конкретного случая. Как правильно оформить доверенность на руководителя […]